Знаки на теле

Елена Груздева
22:18, 29 апреля 20173236

Я узнаю тебя по тайному знаку,
Ты узнаешь меня по перстню на пальце.
Наша память хранит забытые песни,
Мы умеем плясать первобытные танцы.

И.Кормильцев «Атлантида»


На протяжении всей истории человеческое тело выступало независимым культурным феноменом и претерпевало немало разнообразных манипуляций, изменяющих внешний вид. Среди таких телесных модификаций наверное первое место принадлежит татуировкам. В настоящее время татуировки стали частью западной культуры, но что сегодня обозначает этот акт нанесения неизгладимых рисунков на тело и чем он отличается от того, который производили наши предки тысячи лет назад?

Фото:  George Steinmetz.  Маори. Политический активист Таме Ити с традиционной татуировкой “моко” на лице.

Фото:  George Steinmetz.  Маори. Политический активист Таме Ити с традиционной татуировкой “моко” на лице.

Осенью 1991 года историков и антропологов порадовал сюрприз, который приготовили высокогорные Альпы. В связи с необычайным потеплением подтаявшая снежная вершина обнажила находку, которую случайно обнаружили отдыхавшие альпинисты. Это были останки человека, но не случайной жертвы неудачного горнолыжного отдыха, как сперва решили альпинисты, это было тело мужчины бронзового века, который замерз в Альпах примерно 5 300 лет назад. Это был охотник, он был обнаружен с заостренными наконечниками от копьев, на нем даже сохранились фрагменты одежды — он был облачен в шкуры. А на коже мумии сохранились следы татуировок — 58 разнообразных начертаний. Президент Германской Академии Акупунктуры доктор Франк Бар обратил внимание на то, что татуировки были нанесены не хаотично, а в особых местах, и предположил, что уже в эпоху энеолита и ранней бронзы люди знали о биологически активных точках и применяли татуировки для лечения и предупреждения некоторых заболеваний. Татуировки Ледяного Человека в основном покрывали спину и конечности, причем девять из пятнадцати, которые сохранились наиболее четко, полностью совпадали с акупунктурными зонами. Но это одна из предполагаемых трактовок действия татуировок, и, скажем, довольно сомнительная.

Существует несколько разных интерпретаций татуировок древних людей, но главная особенность архаического человека от человека современного состоит в том, что наш современник уже не проживает свою органическую жизнь как таинство. Для человека же традиционного общества самые элементарные физиологические явления становились ритуалами, все было наполнено содержанием и определенным смыслом.

Неизгладимые знаки на теле были обязательным атрибутом древнего человека. Вообще, раньше люди не считали тело высшей природной или божественной данностью, это пришло уже с христианской моралью, древние люди его постоянно доделывали на протяжении всей жизни. Причем, эти манипуляции с телом носили необратимый характер, и это не только татуировки, но и шрамирование, травмирование и скарификация (символическое трепанирование — преднамеренное нанесение шрамов такой глубины, что следы их оставались на черепе).

Понятно, что они несли не эстетическую функцию, как часто в наше время, у них было намного более серьезное предназначение, связанное с идентификацией и мистикой. Как пример, можно вспомнить Гарри Поттера. Джоан Роулинг в своем произведении опиралась на кельтскую мифологию. Гарри Поттер каким-то образом избежал смерти в схватке с Волдемортом, но после этого сражения у него остался шрам, обладающий магическими свойствами предвещать опасность и защищать. Чем-то подобным являлись и знаки на теле у древних людей — они отображали религиозно-мистические верования.

В своем труде, написанном сто лет назад и посвященном исследованию первобытной культуры аборигенов Африки и Америки, немецкий этнограф-африканист и археолог Лео Фробениус описывает забавный случай о новозеландце Тупаи-Купа. Лео Фробениус отмечает, что наиболее яркое и разнообразное искусство татуировки развилось у народов Полинезии. И вот когда англичанин Джон Сильвестр взялся нарисовать портрет своего друга новозеландца Тупаи-Купа, тот с интересом следил за его работой, но после ее окончания заявил, что на рисунке изображен не он, хотя сходство было довольно велико. Тогда этот маори взял карандаш и начал старательно сам рисовать свой портрет и в конце заявил, что вот это он. Ко всеобщему изумлению, это изображение совсем не было похоже на портрет, этот маори всего лишь старательно нарисовал все татуировки и рубцы, которые украшали его тело. «Тупаи-Купа приводил название и значение каждого знака, рассказывал о том, по какому поводу применяется тот или иной из знаков. Делал рисунки гербов, т.е. татуировки всех знатных семей» (1).

Древний человек не идентифицировал себя по образу черт своего лица, каких-то индивидуальных изгибов тела, там на это никто не обращал внимания, его идентификация складывалась из характеристик, отображающих его положение в племени.

Татуировками или другими знаками на теле сопровождались ритуалы перехода из одного состояния в другое: инициации подростков и принятие их в общество мужчин племени, принадлежность какой-то деятельности — воинов или охотников. Все члены племени носили татуировку, означавшую принадлежность этому племени, это могло быть изображение священного тотемного животного, который также выполнял функцию духа-покровителя, или родовые гербовые знаки. При вступлении в брак супруги делали себе татуировки, означавшие принадлежность одной семье, что является древним аналогом обручальных колец и печати в паспорте, а матери носили знаки, указывающие на количество детей. Также всем участникам каких-то больших событий и празднований по этому поводу вырезался или выбивался на груди знак воспоминаний о них. Подобные церемонии происходили на островах Полинезии, в Африке у западных племен Ацанде.

Все эти факты говорят о том, что татуировка является началом письменности и исторического описания как целого племени, так и жизни конкретного человека. Таким образом человеческое тело подвергалось постоянному «доделыванию» с целью того, чтобы оно соответствовало какому-то новому общественному состоянию. В понимании традиционного общества для того, чтобы стать подлинным человеком, необходимо соответствовать мифической модели.

Конечно, не стоит не учитывать эстетическую составляющую татуировок. В древности они также наносились для того, чтобы достичь привлекательности в глазах представителей противоположного пола. Либо это были устрашающие знаки, чтобы защитить себя, придав своему телу угрожающий вид при встрече с чужестранцем или соперником. Например, тату вождя с изображением тотемного животного обнажалось при ритуальном единоборстве с чудовищем для «шаманской схватки».

В любом случае, это были знаки идентификации, предназначенные для предъявления другому, которые указывали на принадлежность определенному племени, говорили о социальном статусе и роде деятельности.

У древних людей татуировки делал шаман или кто-то от лица вождя племени — некто, обладающий силой и знанием, кто мог ввести человека в иное мироощущение от лица богов. Главное отличие от современного татуированного человека в том, что не он сам захотел и сделал себе тату, ему ее делают как отметину свыше, которая свидетельствует о подчинении закону и порядку племени. Или татуировки при инициациях — как подтверждение прохождения этого ритуала и прошедшего испытания. Как правило, эти ритуалы были болезненными, это были проживания, отождествляющиеся с подобием смерти и последующим возрождением в новом качестве. Эти переходы — особые испытания, которые проходили не все, а те, кто благополучно преодолевал испытания, считалось, что он прошел через ритуальную символическую смерть, в результате получал новое имя, новую жизнь в ином статусе и обновленное тело с определенными знаками. Эти ритуалы символической смерти несли идею возрождения не только отдельных людей, но и племени и жизни вообще.

Таким образом, татуировки на телах древних людей говорят о том, что это не просто знаки, а сакральные тексты, истоки письменности и геральдики. Тела были носителями образного языка культуры предков, которые передавали традиции и философию племени.

Чем является татуировка сегодня в постиндустриальном обществе без традиций однозначно утверждать наверное нельзя. К тому же, кроме тату популярны и другие архаические манипуляции с телом: пирсинг, перфорация и растяжение мочек ушей, инкрустация зубов — то, чем занимались индейцы доколумбовой Америки, сейчас является гламурным элитарным развлечением, только теперь зубы украшают бриллиантами или золотыми фигурками.

Немецкий исследователь Людвиг Ридель писал, что на острове Бабар, одном из Малых Зондских островов, прокалывание и растягивание отверстий в ушах связано с верованием, согласно которому доступ в страну мертвых разрешается после смерти только тем, кто при жизни приобрел себе украшение ушной мочки в достаточно больших размерах. А в некоторых австралийских племенах утверждали, что всех, кто не проколол себе носовую перегородку и не продел в ее отверстие кость, кусок тростника или чего-то подобного, ждет на том свете наказание. У племени Моту в Новой Гвинее особого наказания за это после смерти не существовало, но народное поверье безапелляционно установило, что души тех, чей нос не проколот, попадут в дурное место, где мало пищи и совсем нет арековых орехов. По поверьям жителей Маэво, одного из островов Новогебридского архипелага, люди, которые не прокололи себе ушей, не смели пить воду, а нетатуированные не смели есть вкусных блюд. (2)

В современном мире все эти модификации несут в большей степени эстетическую функцию, являясь неким культурным кодом, благодаря которому субъект заявляет о себе. Скорее, он хочет выделиться, в то время как архаичный человек с помощью татуировок приближался к определенному образу и поведению, который являлся законом племени.

Из опыта психоаналитической практики можно сказать, что субъект прибегает к телесным модификациям в моменты дефицита символической функции, когда какое-то событие душевной психической жизни недостаточно оценено другим, тогда он пытается придать символический статус этому событию, оставив знак на теле. Но в каждом случае этот знак требует индивидуального анализа. Иногда он может указать на симптом, т.е. замещать какое-то невысказанное послание Другому. Довольно часто, если в акте телесных модификаций участвовало желание субъекта, то их расшифровка может внести некоторую ясность в структуру отношений субъекта с его образом и со значимым объектом.


Другие статьи автора здесь


___________

1 — Фробениус Л. Детство человечества. Первобытная культура аборигенов Африки и Америки. Перевод с нем. С.Д. Чулок, 1910.

2 — Там же.

Добавить в закладки

Автор

File