Xenakis — музыка сфер.

Mari Taash
07:39, 01 апреля 20172044

Платон знал о том, что у астрономии есть своя музыка, Гессе в романе «Игры в бисер» опирался на то, что наука и гармоничное звучание отражают друг друга. Музыкальная интертекстуальность — это ничто иное, как sujet en procès (фр.«сюжет в движении», понятие, используемое в теории интертекстуальности), ведь музыка существует, как отдельный текст, который сам себя воспроизводит, оставляя за кадром тех, кто ее написал. Ксенакис, пожалуй, один из самых музыкальных математиков прошедшего столетия, его музыка — это математика, которая звучит, это логика, это контроль над чувствами и, на первый взгляд, полное отсутствие линий. Когда начинаю слушать его произведения, происходит переход от Бытия к Небытию, от Порядка к Хаосу, от бесконечности к секунде. Ксенакис создает то, что можно назвать поэзией и философией, сотканной из звуков, но это не чувственные переходы, которые заставляют сердце сопереживать, страдать или радоваться, это скорее четкое описание мира, который нас окружает, сложенного в геометрическое звучание.

Его произведения странные по своей структуре и непонятные для любителей академической музыки. Но если не происходит трансформации академической музыки, можно забыть о музыкальной эволюции. Классическая музыка — это всегда музыка современностей, ни одной, а многих, она несет в себе не только одну эпоху, а целую композицию эпох, поэтому я считаю Ксенакиса композитором классической музыки, не смотря на то, что он противоречит самому понятию классической музыки. Его можно сравнить с Дерридой в философии, который всегда противоречил самому себе, что сделало его одной из самый интересных фигур прошедшего века.

Когда Стравинский впервые представил миру «Весну Священную», миру его весна не понравилась, а все потому, что он использовал необычное звучание, к которому человек еще не привык, так как музыка это дело привычки. Через несколько десятилетий «Весна Священная» стала одной из самых важных событий в музыкальном мире, а все потому что человек научился слушать такую музыку, человеческий мозг научился воспринимать то, что раньше для него казалось, чем-то странным и могло вызвать ненависть или неприязнь. Я думаю, что тоже самое происходит с музыкой Ксенакиса и чем больше люди будут исполнять его произведения, тем легче будет человеку привыкнуть к стилистике его произведений. Говоря об этом композиторе, я поражаюсь той мощи, которую он создает стремясь к Абсолюту и к центру, открывая слушателю мир, который может быть ему доступен только через звук, но при этом, оставляя ощущение того, что за каждой нотой следует определенный цвет. Его вклад в академическую музыку можно назвать революционным, потому что он создает не только звучание, а интерпретирует музыку в архитектуру и в математику.

Один из самых интересных композиторов двадцатого столетия показывает нам одну важную мысль, что музыка — это синтез рационального и поэтического, он ставит сверхзадачу, перевоплощая теорию игр, теорию вероятности, архитектурные законы в музыкальное звучание, наполненные холодной страстью.

Портрет художника. Путь от архитектуры к музыке и обратно.

«Все эти годы я чувствовал свою вину за то, что покинул свою родную страну. Я покинул своих друзей — некоторые были в тюрьме, некоторые умерли, кто-то смог убежать. Я чувствовал вину за то что я их бросил Я должен был, как-то ответить за свой поступок. И я знал, что у меня есть миссия. Я должен был сделать, что-то важное, для того, чтобы доказать свое право на жизнь. Это был не только музыка — это было, что-то более значимое для меня», — сказал однажды Янис Ксенакис.

Родился Ксенакис в обеспеченной греческой семье. Его отец любил оперу, а мать была превосходной пианисткой. В 1940 он поступил в политехнический университет в Афинах, который заканчивает в 1946, одновременно самостоятельно изучая теорию музыки, композицию и контрапункт.

После окончания войны он был признан военным преступником и приговорен к смертной казни, поэтому был вынужден скрыться во Франции. Приехав в Париж, он начал работать инженером в мастерской Ле Корбюзье. В своих музыкальных произведениях он часто использовал опыт полученные во время второй мировой войны. Насилие и хаос свидетелем, которого он был в Греции сформировало все то, что он создавал в искусстве. «Я никогда не забуду трансформацию бытия в ритмический шум, поход ста тысячи человек, превратившийся в фантастический беспорядок», — позже вспоминал Янис Ксенакис. Ксенакис работал с Ле Корбюзье в то время, при создании часовни Роншаме. Первый вариант дизайна часовни датируется 1950 годом, а построена она была в 1955, поэтому можно полагать, что этот шедевр так же был создан при участии Яниса Ксенакиса. Следующий проект, в котором он был главным ассистентом, связан с постройкой Ла Туретт, дальше следует павильон Филипс, где Ксенакис уже был главным архитектором. Здание Филипс было построено по принципу, которым Янис Ксенакис пользовался при написании музыкального произведения “Metastasis” («Перемещения», 1954 год). Он так же сумел совмещать архитектурную деятельность с музыкальной деятельностью. Если в мастерской Ле Корбюзье он смог проявить себя, как гениальный архитектор, то обучаясь музыке у Мессиана он смог раскрыть себя , как композитора.

Павильон Филипс или "Электронная поэма", Брюссель, Бельгия

Павильон Филипс или "Электронная поэма", Брюссель, Бельгия

Партитура "Metastasis"

Партитура "Metastasis"

В 1953-54 году Ксенакис написал музыкальную композицию “Metastasis” , которая была представлена миру на фестивале “Donaueschingen” под руководством Ханса Росбауда. Вдохновившись идей Эйнштейна о структуре гравитационных волн и числами Фибоначчи, Ксенакис смог соединить науку и искусство, где фасад и структура принадлежали математике, а форма и наполненность музыке. “Metastasis” создана по подобию сечения Фибоначчи, где существуют микро и макро уровни, а главное она стала архитектурным шедевром воплощенным в звук. Первая и третья часть произведения “Metastasis” не связаны между собой мелодичным звучанием, а вторая часть напротив более мелодична, к тому же фрагмент ряда с 12 тонами используется с продолжительностями на основе последовательности Фибоначчи (1,1,2,3,5,8,13,21,34 …). Идеи, которые вдохновили Ксенакиса в “Metastasis” так же помогли ему при создании его архитектурного шедевра павильона Филипс. Используя одну и тоже модель, он добился того, что никому до него не удавалось, он трансформировал музыку в архитектуру, тем самым, открывая для нас вновь одну забытою истину, что все на свете взаимосвязано и ,что математические законы могут быть использованы и в искусстве. Композиция “Metastasis” наталкивают меня на мысль о том, что существуют зеркальное восприятие действительности, что один объект, несхожий по форме и структуре на первый взгляд, может стать отражением совершенно другого объекта, потому что они оба имеют одинаковый фасад, одно начало и стремятся к Абсолюту. В связи с развитием технологий, искусству тоже приходится деформироваться и искать новые пути для самовыражения. Музыка Ксенакиса находится между классической музыкой и компьютерной, с одной стороны — это полный контроль и точность, а с другой это чувства, которые музыкант должен вложить во время игры. В произведение “Metastasis” существует невидимая грань, особенно в глиссандо первой части, где на макроуровне мелодия движется к порядку, а потом меняет свое направление в сторону полного хаоса. Я считаю, в этом заключается сложность исполнения его произведения, потому что нужно очень тонко чувствовать, где именно кончается одна грань и начинается другая. Герман Гессе сказал, что о музыке можно говорить только с тем человеком, который познал смысл мира, а я могу добавить, что “Metastasis” Ксенакиса может играть только тот, кто близок к понимаю смысла вселенной. Конечно, невозможно понять мир со всем его безумием или здравием, со всеми его метафорами или точностью, но самое главное остается в самом процессе изучения и поисков. В “Metastasis”, Ксенакис не случайно используют математические модели, скрещивая вещи неподдающиеся селекции, он это делает для того, чтобы создать впечатление бесконечного движения, потому что, звук и цифра это всегда продолжение, это сюжет, который пишет сам себя.

Философия, которая звучит.

За всей музыкальной деятельностью Ксенакиса лежит очень важная идея, идея Абсолюта, попытка захватить всю вселенную соединяя между собой вещи, которые невозможно на первый взгляд представить вместе. Его Гений доказывает нам, что музыка может трансформироваться в архитектуру, в цвет, в биологию, во все, что угодно. Ксенакис, человек, который строит мосты, для того, чтобы доказать нам, что все в мире между собой связано, а музыка это один из способов достучаться до сердца другого человека. Янис Ксенакис был первым композитором, который смог использовать сложные математические модели, показав нам, что музыка и математика существуют на одних волнах и говорят об одном.

Композитор жив, если жив слушатель.

Современный слушатель становится все более кровожадным, часто ему мало того, что происходит на сцене, поэтому углубленные изучения человеческого мозга смогут изменить подход к самому процессу творчества, понимая слушателя, обучая его, можно создать более тесный диалог между человеком и искусством. Музыка может оказывать на человека различное влияние, поэтому ни каждому по душе придутся произведения Ксенакиса, кого-то они будут раздражать, в ком-то вызовут агрессию, для кого-то покажется страшными, но это происходит только из–за того, человек не привык воспринимать хаотичные мелодии не имеющих никакого мотива, но именно поэтому его композиции стоит играть чаще, заранее предупреждая, слушателя о том, как именно создавалось музыкальное произведение. Уметь слушать музыку — это тоже в некотором роде талант, который можно развивать, чем больше человек слушает классические произведения, тем быстрее его мозг привыкает и начинает понимать их.

Не даром в России, так много людей с музыкальным образованием, за этим кроется больше, чем просто диплом, именно музыкальное образование полученное в детстве может помочь человеку почувствовать музыку в будущем. То, какую музыку вы слушаете, говорит порой намного больше о человеке, чем его профессия, поэтому слушать классическую музыку модно и сексуально, потому что она заставляет человека думать и чувствовать. Слушать произведения Яниса Ксенакиса сложно, но она заставляет задумываться о важных вещах, заставляет нас открыть страницу в гугл и почитать о том, что такое теория игр, теория вероятности или золотое сечение. Его Гений это ничто иное, как попытка создать культурное образование свободное от предрассудков, показать мир где возможно быть писателем физиком, режиссером химиком, врачом художником, а все потому что наука и искусство — это творчество, это доказательство того духовного, что скрыто в человеке, и то, чем человек может делиться с другими. Палитра вселенной, разнообразие идей, вечные истины, цвет, запах, рациональное или иррациональное : все это присуще произведениям Ксенакиса, все это присуще нашему внутреннему и внешнему миру и все это принадлежит нам, нужно только захотеть узнать об этом, удивится, сделать этот процесс бесконечным, потому что когда мы говорим о создании чего либо, то речь всегда идет о трансформации того, что уже было создано до нас. Разве не удивительно, то что математик , архитектор и музыкант играет в бисер, как магистры в книге Германа Гессе?

    Добавить в закладки

    Автор

    File