Михаэль Хэмптон. Книги художника Михаила Погарского

Михаил Погарский
20:40, 26 сентября 2016268

Книга-глобус, сделанная Михаилом Погарским в 2013, называется «Книга художника объединяет мир». Она кричаще «по-таблоидному» несет свой месседж миру, как ироничный заголовок популярной вечерней газеты.

Этот глобус из папье-маше напоминает стартовую площадку для пролетарских лозунгов с их идеей Мировой революции! Эта яркая непосредственность уличных призывов, конечно же, насмешка, но она заставляет задуматься, пусть на минуту, об идее унификации людей через Книгу художника. Может ли искусство объединить мир? Скульптура, инсталляция, видео, песня и т.д? Вряд ли! Потому что миру, по всей видимости абсолютно не нравится идея собственного спасения и объединения, и он совсем не любит тех, кто напоминает ему, что конфликтное состояние в долгосрочной перспективе не слишком устойчиво. А все потому, что война это бизнес, один из самых крупных бизнесов на самом-то деле. И это несмотря на то, что военные вторжения почти никогда не бывают эффективны, и скорее, наоборот, ведут к еще большим конфликтам и напряженности. Погарский и не отрицает этого, но его работа не поддерживает позицию политического контроля сверху, он оптимистично анонсирует утопичную идею грядущей эры процветания и общего благосостояния, конец нетерпимому национализму, расизму и тирании. Все может быть… Ирония, однако, в том, и это совершенно очевидно, что человечество как вид испытывает серьезные проблемы. Яркий образ этого постсоветского глобуса Погарский представляет на странице 9 своей монографии «Книга художника [+]» (ISBN 978-5-9906919-1-9), — важнейшего исследования о Книге художника, опубликованного в частном порядке в 2015 году ограниченным тиражом всего 50 экземпляров.

Тяжелая, объемная, в швейцарском переплете, обшитая черной тканью фундаментальная публикация выглядит так же строго, как Библия, и не случайно Виталий Пацюков называет ее исторической и структурной частью «нового информационного взрыва», исследованием, которое «запускает маятник нового времени».

Книга написана кириллицей и содержит множество иллюстраций, она открывает фантастическое окно в малоизвестную область Книги художника в России и не только в ней. Мейл-артист, международный куратор, теоретик и практик Книги художника Михаил Погарский, вместе с Василием Власовым и Виктором Лукиным сделали очень много для того, чтобы рассказать о современном книжном искусстве России на Западе, в частности участвуя в творческих проектах вместе с Сарой Бодман и ее сподвижниками.

В своем предисловии к каталогу «Русско-английская Книга художника» (который хранится в библиотеке Bower Ashton, UWE Бристоль 2014-2015) Погарский заявляет, что “у книги художника, как и у любой другой формы искусства, есть свои собственные региональные и национальные особенности. Кроме языка, на котором представлен текст, есть различные исторические корни, из которых она берет свое начало и благодаря которым современное дерево этого искусства растет. Эта геномная метафора куста или дерева здесь особенно уместна, потому что многие книги из России сделаны с использованием ксилографии, а какие-то реально сделаны на срезах дерева с брутальной резкостью и лиричностью, как будто слезы, высеченные из древесины.

Однако “Книга художника [+]” не только национальная, но также и космополитическая энциклопедия, которая прослеживает все истоки современной Книги художника и обращается к ее великому наследию от средневековых «механизированных» рукописей Ars Magna Раймунда Луллия, космогонических гравюр Уильяма Блэйка, пространственной поэтики Стефана Малларме до хулиганских экспериментов российских футуристов, декупажей Матисса, изысканных изданий Ильязда, эротических книг Оскара Кокошки, знаменитых зеленых саквояжей Марселя Дюшана (1935-41), книг-колбас Дитера Рота и естественно культовых книг Эда Руши.

Погарский в своей энциклопедии демонстрирует использование таких техник как: печатная графика, шелкография, набор на печатной машинке, высокая печать, шитье, инсталляции, перформансы под открытым небом, текстовые комбинаторные модификации и бумажные конструкции. Он прослеживает как российские арт-пазлы собирают в себе особую жизнеутверждающую шаманскую энергию, соединенную с ультрасовременными научно-техническими методологиями.

Книга Погарского и с точки зрения стиля и с точки зрения содержания во многом пересекается с работой Владимира Архипова: «Современные российские артефакты», 2006 (иллюстрированная коллекция самодельной бытовой техники, такой как штопор, новогодние гирлянды, лопата, мышеловка, сиденье для туалета, соковыжималка; бытовые объекты, сделанные в Советской империи кустарным способом, когда из–за нужды и дефицита, такой практический бриколаж был непременным условием жизни).

Развивая концепцию, которую Брайан Ино называл scenius (производное от scene (сцена) и genius (гений)) или коллективный гений, без потребности в знаменитостях, супермоделях и звездах, Михаил Погарский вносит в эту концепцию настоящую сокровищницу визуальной информации, охватывающую все современное состояние Книги художника.

В «Книге художника [+]», изданной в том же 2015 году, что и моя собственная ревизионистская теория Unshelfmarked: (Повторяя книгу художника), Погарский решает поднять свой лозунг «Книга художника Объединяет Весь Мир». Этот призыв он наносит сверху широкого пространства Тихого (Мирного) океана или аква инкогнито. Слоган Погарского пересекает водное пространство подобно Большому коралловому рифу мерцающих поэтических форм. Сегодня экспорт идеи мировой революции, провозглашенной в марксистско-ленинской доктрине вряд ли возможен, но зародыш этой великой цели проявляется на земном шаре Погарского. И этот «революционный» глобус отнюдь не роскошной объект, принадлежащий крупной галерее или книжной полке богатого коллекционера, но яркий возрождающийся символ нашего многополярного мира. Здесь хочется заметить, что далеко не случайно современная Книга художника зародившаяся в 1960-е развивалась в контексте идей культового эссе Ролана Барта «Смерть Автора» (1967), поскольку текст этой статьи был специально заказан Барту Брайаном О'Догерти для публикации в журнале Аспен № 5+6, представляющем собой мультимедийную Книгу художника.

В наш стремительный цифровой век Книга художника мутирует у нас на глазах. С одной стороны, она превращается из концептуального произведения в забавную развлекательную вещицу, а с другой стороны ее последователи, открывающие новые формальные возможности, все же ограничены классической дисциплиной консервативного художественного дискурса. Но Михаил Погарский, получивший академическое образование в Московском Университете, избежал этих ловушек, создав искреннее сообщество единомышленников букартистов, развивая и контролируя новую художественную эпистему с живой и подвижной платформой.

Перевод с английского — Мария Погарская

Добавить в закладки

Автор

File