Написать текст

Был слеп и вижу свет. “Разрушение” (Demolition, 2015)

Артур Завгородний 🔥

“Патруль”, “Пленницы”, “Враг”, “Стрингер” и вот теперь “Разрушение”. Джейк Джилленхол вновь появляется в фильме с названием в одно слово, что для опытного зрителя мигом становится намеком на нечто опасное и, возможно, жесткое или безжалостное.

Канадский режиссер Жан-Марк Валле, прославившийся прошлогодней драмой “Дикая”, а также победивший на фестивале в Сан-Себастьяне с картиной “Далласский клуб покупателей”, на сей раз представляет историю о банкире Дэвисе Митчелле (Джейк Джилленхол), который в открытии фильма теряет свою жену Джулию (Хезер Линд) в автокатастрофе. Дэвис видит машину, но при столкновении именно его супруга принимает весь удар и умирает.

Автор сценария Брайан Сайп толкует о смирении Дэвиса с тяжелой утратой. Герой начинает делать все по-своему и реагирует на окружающий его мир странным спокойствием, которое легко можно принять за черствость или актерское безразличие. Признаться, начало киноленты действительно ставит в тупик и усыпляет.

Тесть и начальник Дэвиса Фил (Крис Купер), конечно, подозревает, что оцепеневший Дэвис просто-напросто сходит с ума. Парень сразу после смерти жены приходит на работу, будто ничего не произошло, суетится, усердно принимается наверстывать упущенное, а спустя время берется разбирать до мельчайших деталей домашний холодильник, рабочий компьютер, кофемашину. Хотя авторы впервые пытаются показать черную комедию, когда Дэвис пишет письмо с жалобой в отдел обслуживания клиентов торговых автоматов — машин, куда закидываешь монетку и получаешь напиток или шоколадку. Правда, Дэвис так и не полакомился арахисовыми конфетами M&M’s — пачка застревает в аппарате. В письме герой почему-то рассказывает об аварии и подробно описывает встречу и жизнь с Джулией, но в течение всего рассказа Дэвиса преследуют воспоминания о ней. Согласитесь, завязка с наивными, чистосердечными письмами к незнакомцам — дело более чем чудное.

Последующий ход событий связывает персонажа Джилленхола с менеджером компании аппаратов и матерью-одиночкой Карен Морено (Наоми Уоттс), ее бойфрендом и сыном. Женщину трогают честные письма Дэвиса, поэтому она начинает преследовать его. Происходящее и впрямь побуждает нас отстраниться и подумать, насколько история правдоподобна и нелепа.

15-летний сын Карен — наглый, смышленый мальчишка, любящий красить ногти, создает более любопытные отношения с Дэвисом, чем с матерью. Да и вообще героиня Уоттс порой видится тенью, чем полноценным персонажем. И Карен, и ее сын — инструменты для преодоления трудностей Дэвисом, который занят демонтажом каждого прибора и механизма. В конце концов тихоня Джилленхол рушит кувалдой и бульдозером свой просторный, стерильный дом — так сказать, вершина его борьбы с оковами прошлой жизни. Кстати, оператор Ив Беланже и команда художников-постановщиков со знанием дела противопоставляют микрокосмы Дэвиса — стеклянный, прямоугольный дом-ящик и офис, и бытовой беспорядок Карен.

Сюжет тривиален и попахивает скукой. Однако нудь и тоска продолжаются недолго и лишь до тех пор, пока Джилленхол не перестает бессмысленно блуждать и не достает ящик с инструментами и не берет огромный молот и не начинает наводить порядок, или, в нашем понимании, беспорядок. Прохладный, унылый взгляд Дэвиса, наводящий на публику тоску, превращается в бойкий драйв, а фильм спирально начинает вырисовывать увесистые темы. Так в начале Джулия напоминает Дэвису о протекающем холодильнике, а тот отвечает, что поломку никогда не замечал, однако сразу после удара судьбы он начинает обращать внимание на окружающий мир. Как говорится: “Был мёртв и чудом стал живой, Был слеп и вижу свет.” И здесь письма Дэвиса чувствуются его прямодушием, которое либо родилось из–за его потери здравого смысла, либо иллюстрирует его отчаянную попытку восполнить в своей жизни недостаток открытости и непритворства.

Совершенно непонятна сюжетная линия с юморным сыном Карен, который в своем переходном возрасте еще выясняет собственную сексуальную ориентацию. Причина такого поворота кажется случайной и весьма неуклюжей, но понятной для общего характера фильма, потому что в итоге “Разрушение” удивительным образом превращается в становление Дэвиса в его новой, посттравматической жизни.

Между прочим, герой Криса Купера — Фил — наиболее основательный образ, потому что крайне трудно не сочувствовать ему в столь горьком положении. Фил хочет, чтобы Дэвис взял себя в руки, так же, как зритель желает почувствовать сплоченность и последовательность истории. Картина нафарширована трюизмами, добротными замыслами, но витает дух неразборчивости, а тоном она схожа с кино Дэвида О. Рассела и Джейсона Райтмана.

В форме киноленты нет ничего нового и сложного. Игра памяти, непредсказуемость памяти, необъяснимые воспоминания, как кажется, бессвязных между собой действий — собственно то, что исследуется режиссером в “Дикой”. Все соткано азбучно, но душевно. Здесь можно должным образом ахнуть от ужаса и растерянно посмеяться. Остроумие и печаль с изяществом. Тем не менее авторам не хватает уверенности и запала, чтобы сразу расколыхать повествование и двигаться по нарастающей. В фильме определенно присутствует пустота, в частности в открытии, но преимуществом рассказа является добрая, сентиментальная, нерешительная атмосфера с безупречной игрой даровитого Джейка Джилленхола, способного разом показать безумие и флегматичность. “Все кажется метафорой” — говорится в фильме — фраза, которая отражает натуру “Разрушения”.

Вердикт: Сюжет киноленты Жан-Марка Валле вздрагивает в самом начале, потом весьма вяло раскачивается, и сдвигается с места и увлекает лишь спустя некоторое время. Чудаческая, ироничная драма с юмором и томной атмосферой. Можно развалиться и окунуться в задумчивое настроение истории, но не в саму историю. А недоработки фильма очевидны и непоправимы с самого начала.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Артур Завгородний
Артур Завгородний
Подписаться