Написать текст
112

Stalin Sexy: «Современное состояние журналистики в России — это **здец»

Дамир Бикчурин 🔥1
+2

Дамир Бикчурин поговорил с Михаилом Баевым о неформальном музыкальном проекте STALIN SEXY, который к сожалению успешно скончался и покинул ряды непродажной непрофессиональной музыкальной журналистики.

• Михаил, расскажи как начинали?

История STALIN SEXY сложна и запутана, как пищеварительная система Натальи Крачковской. Впервые о создании своего собственного маленького музыкального панк-СМИ я задумался много лет назад, ещё при президенте Медведеве. Но, как и многие другие благие начинания в нашей стране, довести дело до ума получилось только при Владимире Владимировиче. А если быть точным — 1 января 2013 года.

В тот день мне казалось, что лучшее, что я могу принести покушать людям — это идеология «slow listening». И именно ей была посвящена первая инкарнация нашего проекта — паблик «Трек дня». «Прекрати хавать музыку камазами!» — увещевали мы нашего читателя, весело матюкаясь со страниц ВКонтакте. «Доверься нам, дружок, — и каждый день мы будем предлагать тебе послушать ровно один, но самый лучший трек в мире! Всего десять минут каждое утро — и ты будешь знать о музыке всё, что нужно для того, чтобы быть модным наслушанным педиком!».

Всё это было очень здорово, но примерно через год существования мы внезапно осознали, что живём в 2014 году — и для того, чтобы быть совсем уж настоящими педиками сегодня, помимо текстов, нужно делать ещё и комиксы. Так паблик сменил концепцию, и у нас появились Пиква и Пёква. Две монгольские песчаные мыши с очень разными характерами и музыкальными предпочтениями. Ну, а ещё чуть позже, когда к нам присоединились несколько молодых авторов и бро-редактор Жилкин, мы переименовались в STALIN SEXY, запустили сайт и начали выпускать одновременно сразу шесть линий комиксов. Впрочем, ничего путёвого из этого так и не вышло — пузырь лопнул, команда разбежалась, а я, немного отдохнув, готовлю новый, четвёртый перезапуск «Сталина». На этот раз уж точно (хи-хи) последний (ха-ха).

• А как образовывался штат редакции?

Если говорить именно о STALIN SEXY, то его редакция образовалась в тот момент, когда я познакомился с главным героем своих юношеских фантазий — Сергеем Жилкиным. Создателем, если вдруг вы не в курсе, гениального сайта oldshipbar.ru, который я читал каждое утро несчётное множество лет. Сергей — мощнейший музыкальный критик и, как только он появился в контактах у меня на фейсбуке, я сразу начал склонять его к совместному проекту. После того, как между нами двоими всё срослось, мы с Сергеем набрали в команду нескольких начинающих авторов — и понеслась. В результате, через полгода бесконечных правок, срывов дедлайнов и срача по концептуальным и не очень вопросам, мы все жутко друг от друга устали — и разбежались. Сергей теперь делает чудесный сайт годмодон.рф. А я снова один и мне снова хорошо. Спаси господь!

• Трудности были при реализации проекта?

Молодой сантехник Коля
Перепутал с бодуна
Кран с водой и вентиль газа, —
Умер Коля, АЗАЗА.
Пожилой столяр Василий
Отпилил кусок бревна.
Умер от потери крови –
Под пилой была нога.
Гитарист сломал гитару
О свою дурну башку,
Перебрал немношк с ударом
И теперь лежит в гробу.
Наркодилер передозом
Свой земной окончил путь,
Машинист под паровозом –
Тоже ужас, тоже жуть.
Отравился повар супом,
Парикмахер умер от
Попадания расчёски
В его слабый пищевод.
Путешественник Григорий
Заблудился и почил,
Дальнобойщик, голосуя,
Под машину угодил.
Академик двинул кони,
От лизанья проводов,
Хакер от недоеданья –
Вышел в сеть, и был таков.
Муха сдохла от инфекций,
Умер врач от курса клизм –
Вот, к чему, друзья, приводит
Нипраффесеанолизьм!

• Оригинально! Можешь рассказать про стилистику статей? Вы не стесняетесь обсценной лексики, вкупе с различными тропами, фигурами речи.

Учитывая количество наших перезапусков, довольно сложно говорить о какой-то единой стилистике «Сталина». Мы много раз перепридумывали сами себя, и, по сути, единственной постоянной нашего проекта всегда оставался только язык — живой, туповатый и искренне весёлый. Во всём остальном, STALIN SEXY — это такой трикстер от музыкальной журналистики. По сути, мы занимаемся ровно той же банальной просветительской деятельностью, что и «Афиша.Волна» (земля ей пухом) — но всегда работая немного за гранью: нормы, морали и хорошего вкуса. Раздражаем? Ха, зато не скучно.

• Эмм, «живой, туповатый и искренне весёлый язык» привлек внимание немалого количества людей. Это ли не говорит о победе и своеобразном достижении, дескать ружье все же выстрелило. И что послужило концу проекта?

Скажем так. Проблема в том, что ружьё выстрелило, но так и не попало в ту красиво улетающую на закат курицу, которой мне лично хватило бы на целых три дня полноценного питания. Лично я буду готов признать STALIN SEXY успешным проектом только в тот момент, когда он начнёт приносить хоть какую-нибудь прибыль. И дело тут, в общем, не только в моём ужине Шредингера. Я исхожу из того, что люди готовы платить за то, что им действительно нужно. И, следовательно, до тех пор, пока мы не получаем за свою работу денег, я буду считать, что мы делаем недостаточно качественный и нужный мирозданию проект. А мне всё-таки хочется заниматься чем-то объективно полезным. Что касается причин закрытия проекта — они все описаны в стихотворении выше.

• И все же набрали четыре с лишним тысячи подписчиков…

Справедливости ради — в январе (то есть, до того, как всё почило в бозе) у нас было 5000 читателей. Но, к сожалению, даже пять тысяч подписчиков (и даже таких офигенных, как наши) — это по меркам ВКонтакте практически ничто. Рассчитывали на большее.

• В редакции придерживались правил?

Да, два правила — иметь чувство юмора и писать только о том, что искренне любишь.

• O’key. Вы в андеграунде? Нонконформисты?

Не-а. Мы — панки, мы делаем альтернативное музыкальное СМИ, но мы совершенно не хотим оставаться в андеграунде. Я искренне верю, что STALIN SEXY должен стать вторым по влиятельности музыкальным изданием в нашей стране. Кто будет при этом на первом месте — совершенно не важно. Просто мы — кривое зеркало. И для существования нам жизненно необходим большой брат, который будет задавать тренды — а мы будем лихо над ними ржать. Чертовски удобная позиция, не правда ли?

• Не замечаешь давления над независимыми СМИ?

Мы мечтаем о том, чтобы на нас начали давить. Но мы слишком маленькие для этого.

А у больших сегодня — не давление, а война.

• Какими проектами ты еще занимаешься?

Ой, что ни день — то новые проекты. Например, сегодня я целый день занимался проектом лежания на диване параллельно с проектом просмотра нового сезона сериала «Луи». Еды вот правда дома нет — так что, ближе к вечеру мне, по всей видимости, придётся заняться проектом принятия душа, проектом одевания кедов и проектом прогулки до ближайшего KFC. Уйма проектов, просто уйма. Не продохнуть.

• Сейчас, когда Сталин Сэкси нету, выводы какие-то сделал?

«Это наше самое счастливое время, больше никогда такого не будет. Поколение, которое носит паспорт в портфеле, всё погубит» — спела недавно и оказалась чертовски права на наш счёт группа «Убийцы». Главная проблема SS — не ошибка в формате, а мы сами. За полгода двенадцать человек, принимавшие участие в создании материалов, очень весело провели время, но так и не смогли сработаться и стать командой. В новом «Сталине» мне придётся работать в первую очередь над организацией. А с концепцией — всё ок. Замечательная концепция!

• Уже появились предложения возродить Сталина?

Периодически в личку приходят читатели — душераздирающе заглядывают в глаза, мягко трогают лапками за лицо и жалобно просят вернуться. Большое им за это спасибо! А журналисты нас особо не жалуют. Даже самые нестандартные. Так что, по-прежнему, всё сами.

• Что планируете делать после выпуска очередного, возможно последнего, номера Сталина?

То же, что и всегда — качать гигабайтами ворованную музыку, слушать ворованную музыку, писать о ворованной музыке. В перерывах — долбиться в шары.

• Проект "It’s gonna be oukay"- это ремейк SS или уже что-то иное? У меня смутное ощущение, что он будет малоуспешным.

Это паблик двух наших бывших авторов — гонзятника Дока и британомана Лёвы. Я к этому никакого отношения не имею.

• O’key, так, а что у нас в РФ с журналистикой? Все плохо?

Современное состояние журналистики в России — это пиздец. Я — сучка из девяностых, и я ещё помню, как выглядит хорошее телевидение, радио и пресса (музыкальная, например). В отличие от той золотой поры, сегодня на всю страну у нас есть ровно одно качественное СМИ, пишущее о культуре. И это, конечно, лучше, чем ничего — но это пиздец. BTW, сам себя я журналистом не считаю. Я — ёбанная творческая личность.

• Спорный вопрос, но все же, журналисты вроде Соловьева, Познера, Киселева, Гордона вызывают лично у тебя доверие, уважение? Политика не интересует?

Слушайте, ну вы бы ещё вербовщиков ИГИЛ назвали журналистами. Познер — отличный дядька, всем пример. Остальные трое — лютые всадники апокалипсиса, скачущие верхом на госриторике. Даже обсуждать это нелепо. Что же касается наших политических взглядов — мне кажется, они сквозят у нас из каждой запятой. Я вообще думаю, что о музыке людям нужно рассказывать не в музыковедческих терминах — а через социологию и популярный контекст. Например, если бы сегодня я писал рецензию на альбом какого-нибудь Jamie xx (отличный, кстати!), я бы наверняка упомянул в ней победу Тори на выборах в UK, войну на Украине и новую причёску Навального. А про музыку — между строк. Как в хорошем стенд-апе — все самые важные мысли всегда прячутся за шутками про негров и твою маму.

• Прикинешь, какой будет журналистика в будущем?

Как ни странно, думаю, всё будет хорошо. Мировые издания останутся такими же клёвыми, какими и были всегда. А российские, благодаря Путину, научатся не только работать, но и воевать за свою работу. И, как следствие, станут гораздо сильнее предыдущего поколения журналистов, на мой взгляд, просравшего профессию. Да, вполне вероятно, ради наступления этого светлого послезавтра сегодня нам всем придётся научиться вещать из квартир, организовывать редакции в Риге, а в худшем случае — выживать в мордовской колонии. Но — чому бы и нi! «Медузе», «Афише», РБК, Look At Me, «ВОСу» и «Метрополю» — большой привет и лафки.

• Познер как-то говорил, что в России есть журналисты и нет журналистики, что думаешь?

Согласен, но не совсем. Мне кажется, журналистика в России есть — просто она болеет чем-то типа СПИДа. У неё напрочь отсутствует иммунитет от влияния извне, и поэтому остаться незапятнанными в этой профессии удаётся только отдельным уникумам. Ну и «Дождю». И «Медузе». И Лесе Рябцевой. Да полно у нас хорошей журналистики, чё вы начинаете!

• Нам не пора забыть о печатных СМИ и сосредоточить усилия на интернет-изданиях?

Все профессии важны — every nigga is a star. Я не думаю, что печатные журналы когда-нибудь исчезнут. Просто интернет станет мейнстримом (уже стал), а бумажные издания останутся вечным фетишем для ценителей, навроде виниловых пластинок. Просто сделайте бумажный журнал настолько красивым, чтобы его хотелось растереть в труху об соски — и успех будет гарантирован.

• Вчерашние студенты-журналисты испытывают траблы с поиском работы по специализации. Что посоветуешь?

Только одно — работать на двух работах. Я, например, уже много лет зарабатываю деньги копирайтингом — и трачу их, вместе со всеми остатками свободного времени, на свои проекты. Когда-нибудь, возможно, это изменится — но до тех пор мне придётся жить на окраине Москвы, питаться в кафе не чаще раза в месяц, покупать одежду раз в год на распродаже в «Меге», ездить в отпуск в Питер и не иметь никаких сбережений на будущее (не говоря уж о квартире и автомобиле). И вам придётся, если вы не Кашин.

• O’key, давай закругляться, в твоем стиле. Студент-журналист читает наше интервью и думает, куда ему устроиться.

Ох, блеять, не завидую я тебе, парень.


Беседовал Дамир Бикчурин

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+2

Автор

Дамир  Бикчурин
Дамир Бикчурин
Подписаться