ЛЕША

Диана Садреева
19:50, 06 августа 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Мяу мяу мяу бай

Спи, котёнок, замерзай

За тобой придут в ночи

Спи, котенок, не мурчи


Портрет номер 1. Леша

Леша сидел на сухой траве и смотрел на гвозди, вбитые в землю. Светловолосый мальчик, крупный и какой-то весь неуклюжий и громоздкий, поддел длинным ногтем шапку ржавого большого гвоздя и вытянул его из земли. Взял молоток, повертел в руках и осмотрелся вокруг: за железной сеткой, которая огораживала весь внутренний двор, открывался вид на поля, засаженные картофелем; на участке был также загон для кур, баня, еще одна деревянная постройка, в которой хранились крупы для животных и птиц, и покрытый ржавчиной хозинвентарь. Леша обхватил рукоятку молотка и снова оглядел территорию — каждый угол и каждая ползучая и живущая здесь тварь была ему знакома. Скучно. Скучно даже дышать.

— Ути-ути, — откуда-то из дома раздался голос бабушки Вали.

Если бабуля говорит “ути-ути”, значит, сейчас она пойдет кормить своих индоуток.

(Индоутка — или мускусная утка — крупный вид уток, дикие популяции которого распространены в Мексике и Южной Америке. Одомашнена человеком, и завезена в другие части света, в том числе в одну из деревень Самарской области).

— Ути-ути, — прошептал губами Леша и взглянул на сидящих в траве птиц: один самец, с розовым клювом и красными бородавками под глазами, залез в таз с водой и тщательно промокал свое горло. Леша дождался, когда тот вылезет из таза, и, поддавшись вперед, навалился на него, уселся коленями и занес молоток над маленькой приплюснутой головкой одомашненной птицы.

— Леша! Ить! Ты чво делаешь, пиздюк! — Закричала бабуля.

Леша удивленно посмотрел на сердитую старушку, стоящую на пороге дома и со всей силы нанес один удар, потом второй. И третий.




Леша был туповат. Леша был молчалив. Леша быстро обгорал на солнце, да так сильно что с мая по сентябрь весь ходил в солнечных ожогах и в коже, которая отваливалась от него большими пластами.

Леша вырос сильным подростком. Из всех развлечений больше всего он любил играться со своим большим тяжелым молотком: стучал им по алюминиевым банкам, автобусным остановкам, самым хрустящим частям человеческого тела. В армии Геры* Леша был самым сильным и беспощадным, и, кажется, его ненависть к родителям была яростнее чем у всех остальных, что многих удивляло, ведь у Леши родителей не было вовсе. Они не били его, не насиловали и не отравляли ему жизнь ежедневными придирками, просто 15 лет назад приехали в феврале в деревню под Самарой и отдали его, свежерожденного, бабушке Вале, которая внука выкормила и вырастила, но бесед с ним никогда не вела и никогда его не обнимала. Мальчик рос как жирные бройлеры в курятнике бабы Вали: сыто и бессмысленно, только вместо специально выстроенного для кур загона, Леша жил внутри 17 соток плодородной земли, посреди 70 деревенских домов, окруженный одной сотней постепенно умирающих стариков и старух.

Однажды ночью — в такую же темную февральскую ночь, в которую его привезли сюда — он спросил свою бабу Валю:

— А кто она была?

— Кто?

— Мама моя?

— Дура она была.

— А папа?

— Придурошный.

Леша замолчал. Он разглядывал большую синюю трубу, обогревающую дом и рисунки, которые сам же и начеркал когда-то своими маленькими руками. Бабка сидела напротив и разглядывала пальцы на своих ногах.

— Твой папа придурошный совсем был. Ему, — она говорила так, будто слова вырывались из ее рта лягушачьим кваканьем, — ему 13 только исполнилось, вот. И он, — бабка показала рукой куда-то вдаль, — уехал. Работать.

— Куда?

— Куда-куда… че-то строить. Строили там, дома строили, че-то еще наверное строили. Через год приехал, я дверь открываю. Слышу кто-то стучится. Думала: а может кажется. Вот, не кажется. Открываю, он стоит, вот в чем уехал, в той же одежде и стоит, говорит: мам, забери. Говорю: кого забери? Думала, девку свою оставить хочет. А нет, — бабка засмеялась, — ребенка, говорит, забери. А я не понимаю, какого ребенка. Тут девка, вот, его подходит, волосы тоненькие, светленькие, щеки от мороза красные, показывает мне на кулек какой-то, обмотанный серым пуховым платком: думали, умрет, а он все не умирает. Я тебя хватаю, говорю, пошли вон. Этот на меня, сыночек, глядит, говорит, мам, денег дай. Нет, говорю, денег, пиздуй отсюда… Вот тебе правда. Мамка твоя надеялась младенцем тебя схоронить, а ты все не умирал. Правду хотел? — Повторила она: — Вот тебе правда.

Лешка отвернулся от бабки и накрылся одеялом:

— А где стройка у него была?

— Чего?

— Куда он уехал дома строить?

— Куда…куда… да в Москву…

— В Москву. Хорошо. — Повторил Лешка и через год отправился на поиски отца.



В Москве Леша никого не знал, но за 24 часа в поезде Клявлино-Москва успел завести знакомство с мужчиной с нижней полки. Мужчину с нижней полки звали Михаил Иванович — так просто и так обычно. Михал Иваныч был тренером по биатлону из города Уфы, и в Москву отправился, чтобы помочь с трансфером одной из своих подопечных. Михал Иванычу тогда было 44 года, а когда-то гораздо меньше. И в тот период «гораздо меньше», он имел довольно обширный круг знакомств с людьми, с которыми знакомства иметь полезно, но не очень приятно. Чтобы помочь Леше, 15-летнему парнишке с белыми бровями и голубыми глазами, Михал Иваныч решил вспомнить о некоторых людях из прошлого, которым тут же и начал звонить. И благодаря одному из контактов работу для Леши он нашел — как раз ту, которую Леша мог выполнять на отлично — потрошить кур, обдавать их кипятком, насаживать на крюки. Оплата почасовая, выплачивается ежедневно, дают койку в комнате на 14 человек. Леша был счастлив: сейчас, сейчас освоится и потом найдет отца.

Но отца, конечно, никакого он не нашел, денег ему никаких не платили, кормили кашей и давали по одной тушке в неделю. Охранник постоянно кричал, хотя Леша постоянно молчал. Поэтому когда Леша увидел в подсобке охранника молоток и шуруповерт, то не выдержал, молоток выкрал и приколотил кисти охранника к его рабочему столу.

Леша не голодал. Мародерствовал. Угрожал. Кого-то забивал насмерть.

Однажды он заметил за собой слежку — взрослый мужчина в черной рясе улыбался ему со скамьи, из–за угла, за столиком напротив, из соседнего вагона метро. Однажды Леша решил, что пришло время с ним разобраться, но в этот момент загадочный мужчина сам решил направиться к нему.

Он сказал:

— Я настоятель Кирилл. Я пришел за тобой из армии Геры. Ты тот, кто нам нужен.

— Нужен для чего?

— Для отмщения.







*Армия Геры — черновое название книги. Гера — имя главной героини.




Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File