Анти-метафизика боли

Илья Дацкевич
11:36, 20 августа 2019
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

На страницах учебников по истории можно встретить изображения жутких устройств для пыток, вымышленные или же не относящиеся к благородному Средневековью. Многие из них были изобретены позднее. Большая часть их соответствует тому миросозерцанию, которое стало преобладающим с начала Нового времени, т.е. материализму. Поскольку средневековый человек искал начало своих чувств вне своей физиологии, он не отличался пристрастным изучением анатомии своего тела, как это стало свойственно ему позднее. Он не видел ничего странного в том, что праведник может вынуть кольцо из кипящей воды и ему даже не приходило в голову подвергать подобному испытанию лжеца. Поэтому пытками все испытания заменились ровно тогда, как только внезапно открылось, что «человек смертен» и боится более всего именно своей физической кончины. Тогда же начали считать, что «человек боится боли», поскольку акценты в понимании морали и блага сместились в сторону бинаризма «наслаждение / страдание», «комфорт / дискомфорт». (В средневековье, в подавляющем большинстве случаев, говорили о страдании как испытании, и на это указывает этимологическое сродство слов «страсть», «страдание», «страх» в русском языке или «пафос», «патетика» и «passio» в языках западной Европы).

Но при переходе от примордиальной традиции к той вечной современности, которая длится и теперь, изначальный смысл слов и целых понятий был утрачен. Произошла десакрализация мира с тотальной его профанацией. Мир рухнул в бездну вещей, стал реократичным (от лат. res — вещь) и утратил всю свою укоренённость в бытии. Возобладала та концепция, согласно которой ничто не в силах избежать физиологического детерминизма, поэтому всё основано на противостоянии mortīdo и lĭbīdo, страха и, наоборот, с обратной стороны, страсти (понятой как вожделение к низшему, материальному, анти-бытийному проявлению мысли). В таком «мире», переставшим быть, собственно, «мiром» и ставшим его обратным, искажённым подобием, нет места духовному, мистериальному, метафизическому и божественному. Нет более Божества, первоначала, абсолютного Разума и нет человека как «брата ангела». Последний теперь «животное» и подчинён деструктивным желаниям причинять боль, радуясь ничтожной возможности не быть тем, кто её в этот момент испытывает. (Сущностно и сенсуально — вне любой метафизики — оба этих субъекта равны и тождественны. Потому и разделяет их только разница в ролевом положении. Ибо тот, кто терзает, уверен, что он не есть терзаемый и эта его уверенность эфемерна. Он интуитивно ищет того, что его сделает не-вещью, но ошибается в выборе метода и формы. Равно как заблуждается и в постановке проблемы: он уже не хозяин вещи, поскольку воспринимает себя подобно телу, т.е. тому, что номинально и сущностно есть вещь).

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File