Тайная жизнь

Мирель Кориандр
12:34, 05 сентября 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Родилась в обычной рабочей, в то время еще полной семье: «Мать-отец-брат-я», и плюс «дядя-Бабушка-прадедушка». Все они были, да и сейчас являются, традиционалистами, только Бабушка и Мама отличались умом, пытались понять, узнать что со мной. По этой причине пишу о них с большой буквы. Отец — настоящий пример триггера, приобретенного с детства. Боязнь ошибки, необоснованная жестокая самокритика, боязнь громких звуков вроде хлопанья дверей, боязнь за свою жизнь.

И вот — в этой семье появилась я — радужная блевотина на фоне ярых традиционалистов и ярых противников инаковых. Если бы это можно было написать в истории болезни, я бы была действительно больной. Хотя таковой являюсь и по сей день.

***

«Инаковость» моя проявлялась всегда. А осознавать ее стала в шестнадцать.

Мне всю жизнь — от разных учителей до собственного отца — пытались показать, что я:

А — странная;

Б — отличающаяся.

В — неправильная

СОН — странная-отличающаяся-неправильная. До шестнадцати убегала куда-то, дабы слезы не видели, или же: «колко убивала словами» — так говорила бабушка, с которой происходили частые «словесные фехтования», когда была виновата я, когда она.

***

Шло время. Я находила близких по мыслям и духу людей. Постепенно я стала бояться всего вокруг (не боялась только показывать свою “инаковость”). Кое-что оставалось неизменным и болезненным, словно кровоточащая рана или вырванный заусенец — отношения с родителями и атмосфера в доме. С каждым днем становилось хуже. Проблемы одни, проблемы те. Отец становился все злее, чем пугал меня и бабушку. Бабушка — более нервная, она от этого злилась. А я — впадала в меланхолию, потом в апатию, а затем в безысходность. Мне казалось, что все проблемы — из–за меня. Что я являюсь катализатором всем бед, и что если бы я не рождалась, то сюжет повернулся бы в другую сторону, и многие планы бы осуществились. Это были мысли мои, мне их никто не навязывал. С каждым днем я сходила с ума: лежала на полу, слышала угнетающие голоса в голове. Они говорили: «Ты не достойна жить», «Ты и жить? Шутишь что ли?», «Сдохнешь — сделаешь миру одолжение». И когда уже не было сил терпеть, я взяла нож в руки.

***

Цветок и нож — подходящая метафора. Цветок растет, тянется к солнцу, к чему-то светлому. И из ниоткуда ОН, срезает цветок, дарит кому-то, но вскоре этот цветок вянет. А я уже завяла, когда ОН не успел меня срезать…

***

Но он меня не разрезал. Я не смогла это с собой сделать.

***

В тот день я положила свои вещи в кабинете, пошла налить воды. Ушла в уголок, и легла под стол. Лежала, пока не заметили. Тогда я закричала, что больше не могу, помогите мне скорее. Через час приехала скорая, и меня увезли, меня — на грани жизни и смерти, когда хотелось просто наложить на себя руки, доведенная до абсурда…

Через некоторое время отец рассказал, как через всю Москву он гнался за машиной скорой помощи, как его не пустили, как он пытался со мной связаться. Но мне было уже все равно. Я зашла, расписалась, отдала вещи, переоделась, и получила дозу успокоительного…

***

Когда пишу это «нечто», я все чаще замечаю, что я тавтологична. Что в речах, что в повторяющихся в тексте словах.

***

В лечебнице — бессильная, опустошенная, уставшая. Однако все это отошло на второй план, ведь уже ничего не страшно. Неси чепуху, которую хотела — все равно уже в больнице. Умирать не страшно. Самое страшное — медлить.

***

“Когда мужчина живет с мужчиной, а женщина — с женщиной, они психически больные люди, порабощенные самим дьяволом”, — говорится в видео, которое однажды утром показывает мой отец. Первые мои мысли — моя «тайная жизнь» раскрылась, мне конец, скорая не успеет приехать, а в полиции будет промаркировано как «несчастный случай». Но отец имел в виду другое: что мужчина — голова, а женщина — шея. В то время в семье было немного нелегко, и эта тема была актуальной. Наверное, так сильно я не пугалась за свою жизнь ни разу.

***

— А кем вы себя ощущаете на фоне внутреннего кризиса? — спрашивали Вероника Дмитриевна и Мария Андреевна — мои психатр_ки, которым впервые рассказала все, как есть.

— Началось с того, что одним декабрьским днем, когда закончилась учебная неделя, все уходили на каникулы, а я… Я упала на пол, и хотела только… Одно из двух: либо продолжать мучаться и лежать, либо просто взять нож, и наложить, наконец, на себя руки. В течении месяца я ходила как привидение. Радость ничего не приносило, мой самогеноцид продолжать развиваться, что в конечном итоге сподвигло на две не увенчавшиеся успехом попытки.

Двадцатое января. Я лежала на полу. Внутри тела все умерло, я ничего не чувствовала, кроме опустошения. Но в один момент закричала, что больше не могу, помогите, и я уехала туда, где мне могли предложить помощь. Первые дни я помню смутно: под воздействием снотворного и прочих лекарств я находилась в блаженном неведении. Неведении… то состояние, в котором я всегда предпочитала находиться. Все равно являюсь ярким примером инфантилизма, а блаженное неведение прибавляло шарму.

Со мной были два соседа: один спящий, второй докапывающийся всеми силами до личной жизни, ведь по его виду сразу можно сделать выводы, что личной жизни у него нет. Позже меня перевели в другое отделение, где и встретили меня специалистки, которые помогли на ободранных, шатающихся, и раздробленных коленках встать на первую ступеньку к восстановлению.

После — еще две недели в больнице. Уже в другой — по месту жительства. Здесь уже прогрессивные взгляды карались чуть ли не казнью, а половина отделения — люди, которые из–за инаковости могут угрожать смертью. Через палату жила не то трансгендерная персона, не то интерсекс-человек. Восхищала тем, что не стеснялась быть самой собой. Постоянно напоминала, что хочет стать девушкой, что она — человек с женской душой. Окружающие при виде нее поднимали руки, один набожный сто раз крестился при ее виде, другой просто прятался в комнате.

Здесь «тайной» жизнью не получится жить — загнобят, или что хуже.

Я постепенно осознавала, что на воле моя «тайная» жизнь — моя истинная, что мое желание жить постепенно возвращается, а желание выйти на волю с каждым днем все сильнее…

— То есть вас привлекают и юноши, и девушки ?

— Да, да, все так и есть. Я и не стыжусь этого.

— А что-то изменить в себе хотели бы?

— Нет, совсем нет.

Позже поняла, что самой себе врала.

***

Что меня поддерживает? Феминизм. Симона де Бовуар, Александра Коллонтай, Моник Виттиг — имена, освобождающие тела и душу. Вдохновляющие на радикальные перемены и в своей жизни, и в жизни общества. Я всегда была той, кому не хватало видимости женщин в истории, искусстве, литературе. Одна лишь программа «Нари100ванные истории», рассказывавшая про Хатшепсут и царицу Савскую, донесла мне, что это мое призвание — возвращать женские имена в историю, и показывать их положение в мире. Но как это традиционно выходит у 6-летних детей, я быстро это забыла, и вернулась к этому в 16 лет, когда пришла в колледж, и начала свою «тайную» жизнь, которая просто разворачивалась в книгах и в интернете.

Симона де Бовуар в своей фундаментальной книге «Второй пол» пишет: “Есть много других, более тонких способов, которыми мужчины извлекают пользу из инаковости женщин. Для всех страдающих комплексом неполноценности это просто чудотворный бальзам: никто не относится к женщинам более надменно, агрессивно или презрительно, чем мужчина, не уверенный в своей мужественности”.

Часть мужчин своим пренебрежительным обращением к женщинам скрывают свою неуверенность в себе и боязнь конкуренции в лице женщины. Самое страшное и отвратительное, что об этом стараются умалчивать, или показывать, что проблему с равноправием та или иная страна уже решила. Конечно, я не буду прямо осуждать, не буду считать их отсталыми, даже любовь не пройдет, но то, что считаю их жертвами традиционалистов, это и есть печальная действительность. Поэтому в моем случае, феминизм — занятие маргинальное, но освобождающее.

***

— Я в этот день нашел тебя — приобняв меня, сказал отец, как только меня увидел.

***

Что бесит больше всего?

Речи традиционалистов: «Свободная любовь — грех». «СПИД — болезнь пидоров», ЛГБТшница ты, раз уж с радужным зонтиком валандаешься.

***

Проходит время. Февраль. После трех недель в больнице меня возвращают домой. Перед этим записывают на курс реабилитации: медикаменты, консультации у психотерапевт_ки, тренинги. Я начала адаптацию к жизни. Мне казалось, что все не так уж плохо, что жизнь имеет смысл. Отец много просил прощения, во всем винил себя. И вот, я возвращаюсь в свое «место силы» — именно оттуда меня и забрали. Помню, как все тогда были рады видеть меня, и только я не понимала, а рада ли я сама видеть их.

Проходит Март. Нахожу близкую подругу, с которой не страшны ни огонь, ни вода, ни цена жилплощади Коммунарке. Порою происходят эмоциональные качели. Но все–таки радостно, когда есть люди, которые помогут и поддержат тебя. Люди, что знают про твою «инаковость», и всем сердцем тебя принимают.

Проходит Апрель. Май. Происходит ренессанс в душе. Будто все, что было внутри — отпустило меня в воздух. А я как будто обрела крылья, и смогла взлететь. Но над многим еще нужно работать. Самое главное еще впереди, о чем можно сказать без всяких сомнений.

***

Временами ранее

Тезисы от Ба:

— Это неправильно, чтобы юноша любил и жил с юношей;

— Трансгендерность — грех;

— Бисексуальности не бывает.

Настоящее время

— ВкусВилл извинился за рекламу, в которой присутствовала квир-пара, тем самым подорвав доверие большинства покупателей, и оскорбив тем самым квир-сообщество.

— ЕСПЧ требует от России узаконивание однополых браков.

— ЛГБТКИАПП+ марш в Тбилиси сорван и отменен из–за нападения гомофобов.

— В Венгерской республике вступил закон о запрете ЛГБТ «пропаганды».

В общем: ничего такого кардинального в жизни не поменялось.

***

Наставления от друга

1. Главное — что внутри. Не предавай себя;

2. Красься, говори смело о своих позициях;

3. Люби кого хочешь, твори как хочешь.

Пусть это пока и «тайная» жизнь, но она твоя, истинная. Прошу тебя, не упускай шанс, не бросай все, не кончай с жизнью. Ты нужна (ен), важна (ен), полезна (ен).

***

Моя гендерная и сексуальная идентичности словно гобелены, в которых сама же и утопаю, в чем не могу до конца разобраться. Каждая ниточка переплетается между собой, образуя уникальный узор, соединяющийся звёздной нитью, что похожее на созвездия, что соединились в одну нить.

***

Писательница-бисексуалка-небинарная персона — самое неудачное комбо для существования.

Писательница-неудачница со скудной фантазией, которая не может придумать сложноподчиненное предложение или приличный деепричастный оборот, что мог бы в полной мере передать то, что испытываешь. Небинарная персона, андрогин, недо-мальчик или недо-девушка. Бисексуалка, у которой, по сути, не было «нормальной второй половины»…

Именно в писательстве я нашла утешение и свое призвание. Текст за текстом я искала способ выразить себя, рассказать про фей из волшебного леса и рыцарку с Венеры — пусть пока я и не обзавелась своим пространством.

Или же с помощью письма обратиться к матери и выразить то, что не успела тогда, когда она была жива. Выразить все то, что творится в душе, через какое-нибудь нарративное письмо или просто сделать запись в дневнике. Я поняла, что мне этого хочется — писать и быть писательницей. Той самой писательницей-неудачницей, которая живет от зарплаты до зарплаты, питается одним «Маги», строгает тексты, как Орхан Памук, вдохновляется творчеством Малин Кивеля или Галина Рымбу, и подается в разные литературные издания.

***

Являясь полной неудачницей, бисексуалкой и андрогином в придачу, я все равно горжусь тем, кто я есть. Я горжусь собой. Горжусь тем, что преодолела трудности, опасности, прошла через все риски. Я убедилась, что я смелая и сильная, что сломать меня не так просто. Что могу идти с гордой поднятой головой, и наверное просто — горжусь тем, что перестала сомневаться. Ведь что мы не делаем, как мы не поступаем, что мы не говорим, все это к лучшему. Те испытания, те распутья, что нас поджидают на пути, они не просто так, они помогают приобрести опыт. Раньше я боялась жить и проживать свой собственный опыт. Теперь понимаю, что не боюсь. А когда рядом люди, понимающие, принимающие, поддерживающие, то переживать все невзгоды намного проще, и на пути все меньше препятствий.

***

Для чего я все это пишу. Да, я жила свою тайную жизнь, но тайно потому, что хотела быть незаметной, не существующей для других, боясь за жизнь свою и близких.

«… Из моей попытки жить незаметно ничего не вышло…» — так когда-то сказала великая Айлин Майлз.

Друзья говорили, что это невозможно, ведь тебя не заметить очень сложно. И знаете, они правы. В инаковости нет ничего дурного. С этой инаковостью я научилась жить и гордиться ею. Конец скомкан, но правдивый. Больше и добавить нечего.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File