Create post
International Art Collaboration SALT

Искусство и фуфло: извечная дихотомия

Nia Kurkova 🔥

Навеянно Борисом Гройсом в «О новом. Опыт экономики культуры»: аллюзии на тезисы из книги выделены.

Экономист идет мне навстречу уверенной походкой. Не дойдя метра три, небрежно кидает в воздух вопрос: «Как эту хрень могли продать за девять миллионов долларов? Как так надо рвать кусочек кожаной ткани, чтобы заработать столько же?».

«Погугли», — отвечаю я.

Ushio Shinohara’s Boxing Painting, Curated Photography and Art

Ushio Shinohara’s Boxing Painting, Curated Photography and Art

Есть в культуре такая традиция, по которой весь социум то и дело превращается в боксерский ринг.

В красном углу — нежные воздыхатели, искусствоведы, художники, музыканты, реставраторы, преподаватели… Галеристы на худой конец. В синем углу — отчаянная масса из «Алисы в стране обыденности», которые ничего не понимают, не особо хотят понимать и не особо стараются. И каждый раз, когда кто-то из Sotheby’s, Christie’s или хотя бы Vladey что-то продает за миллион рублей, а еще лучше долларов — боксерский ринг оживает яки мафия в ночном городе и начинается бойня.

Не то чтобы в этой бойне нет особо смысла — без нее не обойтись. Даже больше: без нее искусство вряд ли представимо, экономика культуры безосновательна, а арт-рынок вообще невозможен. И вот почему.

Синий угол: «Ценность шедевра за 9 “лямов” определяют богемные эксперты, которые делают выбор исключительно полагаясь на собственный субъективный вкус. Я в этом фуфле вообще ничего на девять миллионов не вижу и моя собака нарисовала бы лучше даже задней лапой».

Красный угол: Снимем розовы очки с персонажей «Алисы в стране обыденности». Ценность произведения культуры определяется не трансцендентными и внекультурными представлениями аудитории о замысле художника, не отсылками к общечеловеческим проблемами и даже не манерой письма автора, а сугубо отношением творения к другим произведением ранее созданным. Попытка ответить на вопрос о соответсвии художественного замысла и объективной реальности не имеет никакого смысла, потому как возможность создания доподлинно истинного произведения сомнительна сама по себе, как и тезис о наличии у художника, как у любого человека, когнитивных способностей по 100% реальному восприятию действительности.

Получается, что искусство от фуфла отделяет степень успешности следования или антиследования культурным традициям. Степень положительного или отрицательного соответствия системе ценностей. А три полоски на кожаном полотне — это лишь гармонично вписанное в контекст времени и места произведение в значительной степени успешно противодействующее культурной традиции. Всё, что так или иначе нейтрально по отношению к культурный памяти общества — фуфло. До тех пор, пока не будет доказано обратное.

Вот и все девять миллионов, Ватсон.

Синий угол: «Что же нового сделал этот Ремнев? Техника иконописи, узнаваемые образы, сюрреалистические сюжеты. Это все не ново. До него и после него сотни художников будут писать так же, если не лучше».

Красный угол: на самом деле в этой претензии уже кроется ответ на вопрос «А что же такого в современных шедеврах, которые просто синтезируют уже созданные техники, идеи, фишки?». Секрет как раз-таки в балансе между тем, что уже давно известно (техника иконописи и сюрреалистические сюжеты) и тем, что способно удивлять (сами идеи картин, синтезирующие общественные нормы 19 и 21 веков в России).

А формулу баланса между тем, что известно и тем, что способно удивлять, извините, не знает никто. Даже Никас Сафронов. Или не «даже», а «особенно» он.

Анрей Ремнев «Стрелка», 2015, 110×170, холст, масло

Анрей Ремнев «Стрелка», 2015, 110×170, холст, масло

Синий угол: «Почему российская культура — это до сих пор гжель, матрешка и курочка Ряба? Неужели у нас нет своих Марселей Дюшанов?» или по-другому «Даша Жукова возит к нам какую-то несусветную мутотень на деньги отъевшегося на Чукотке бойфренда».

Красный угол: Культура — это про ценности. Никто же не будет спорить? А любой обмен ценностями — это ко всему прочему не только культура, но еще и экономика. Это тоже довольно прозрачно. Участие в обмене почти необратимо для любого субъекта общества, а культура — конечно же часть общества.

Так вот как же в условиях современного российского обмена, царем и батькой которого является импортозамещение, вдобавок к культурной памяти, которая контролируется исключительно государственными музеями и фондами, будет генерироваться что-то кардинально новое и не связанное с курочкой Рябой?

Помните про степень успешности следования или антиследования культурным традициям: отрицание балалайки еще не делает художественный акт инновацией, ибо не выводит акт за рамки существующей культурной традиции.

А акты под руководством Жуковой от того и выглядит инопланетянами, что притянуть их за уши к нашей культурной традиции ой как непросто.

Фото: Максимилиан Гойтер, © The Easton Foundation / РАО, Москва

Фото: Максимилиан Гойтер, © The Easton Foundation / РАО, Москва

Выставка Луиза Буржуа в «Гараже», Москва, 2016

Синий угол: «Бог с ним с Garagом. Как же тогда Cosmoscow? А Манифеста 10? А наши художники на Венецианской биеннале? А Ольга Свиблова?»

Красный угол: Давайте договоримся, что система культурных ценностей непоколебима, потому что отрицание одной системы ценностей с помощью другой либо пребывает в плоскости той же системы ценностей, либо не выходит за рамки предположения о непоколебимости любой другой системы культурных ценностей, пришедшей на смену первой. В таком случае инновация — это договоренность между двумя системами ценностей, каждая из который выступает для другой «Алисой в стране обыденности».

Иными словами, розовая женщина из ракушек в одном из залов Эрмитажа летом 2014 — это и правда инновация, потому что есть две системы ценностей: эрмитажная и постмодерная. Ребята заключили общественный договор, сделали совместный художественный акт, при этом каждый остался что называется «при своем мнении» об интеллектуальной недостаточности партнера.

Манифеста 10 в Эрмитаже, Санкт-Петербург, 2014

Манифеста 10 в Эрмитаже, Санкт-Петербург, 2014

А мы с Вами ходили, лицезрели, охали и ахали. В общем-то и хорошо. Культура — это всегда протяжные вздохи, которые нам всем очень нравится слушать.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author