Что вы думаете о судебном процессе над Селином?

R. R.
21:33, 21 мая 20181590
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

оригинал: Le Petit Celinien
перевод: R.R.

+Марсель Эме

Его враги вполне могут и впредь любыми средствами изливать на него свою изощренную ненависть, но, тем не менее, Луи-Фердинанд Селин бесспорно крупнейший французский писатель современности, пожалуй самый поэтично-музыкальный, которого мы когда-либо имели. Дело в том, что именно из него рождается новая литература, однако, к сожалению, не имеющая смелости заявить об этом. Четвертая республика не уважает себя, оставляя в изгнании человека такого масштаба. Она демонстрирует и свой недалекий ум, поскольку Селин будучи в ссылке имеет возможность в один прекрасный день опубликовать свои Возмездия, которые французы прочитают с превеликим удовольствием.

+Рене Баржавель

Селин величайший лирический гений, которого знала Франция со времен Вийона. Фердинанд и Франсуа как родные братья, практически близнецы. Границы государств и политические режимы изменятся, а Селин останется. Будущие поколения студентов будут читать наизусть Смерть старого вахтера, а после Балладу о повешенных, тщательно перебирать, камушек за камушком, бесценное убранство «Смерти в кредит», этот кафедральный собор литературы, и после всего этого изумляться нелепому судебному процессу. Мы не способны охватить Селина. Пытаться судить его — это как измерять гору метровой рулеткой швеи. История запечатлеет карикатурные образы его судей, и им нужно смириться с этим уже сейчас.

-Альберт Бегин

Я храню «Путешествие на край ночи», как одну из немногих, незаменимых книг нашего времени, потому что это поистине уникальная книга, каких сейчас совсем мало. Однако, по моему мнению, это не имеет никакого отношения к судебному процессу над Селином, о чем, по большому счету, я совсем ничего не знаю, и решение которого, как я полагаю, не будет определяться степенью таланта подсудимого. Уместно подчеркнуть, что после «Путешествия», Селин не написал ни одной стоящей строки. Все остальное — это лишь бредни больного воображения или гнусные извержения подлого пресмыкателя. Любой антисемитизм омерзителен, но этот Селин, брызжущий во все стороны ядовитой слюной, заслуживает собачьей жизни. В конечном итоге, его лай — истинная трагедия этого человека, и его обвинительный приговор или оправдание уже ничего не изменят, как не изменят ничего ни его тявканье против его врагов, ни его жалкие хвастливые взвизги, а также его последователей и корреспондентов.

-Андре Бретон

Дорогой друг,

Я не собираюсь восхищаться теми людьми, чьи дарования (художника в том числе) напрямую зависят от их психического здоровья. Это означает, что я не могу восхищаться месье Селином также, как например месье Клоделем. Отвращение к Селину у меня возникло сразу: мне хватило и первой трети «Путешествия на край ночи», где я столкнулся, сам того не ожидая, с льстивым, напыщенным рассказом унтер-офицера колониальной пехоты. В тот момент этот текст показался мне убогим черновиком. С приближением войны, мне попадались на глаза и другие его тексты, которые лишь подтвердили мои предположения. Ужас этой литературы заключается в ее последствиях, которые немедленно должны быть низвергнуты и опозорены, обратиться в то, что является самым ничтожным в этом мире. Антисемитизм Селина, так называемый «интегральный национализм» Морраса, в ультра-агрессивной форме, которую они им придали, это не просто результат наблюдений, но и зародыш будущих еще более ужасных бедствий. Как я знаю, Селину ничто не угрожает в Дании. Я не вижу никаких оснований для того, чтобы создавать общественное движение в его поддержку.

±Альбер Камю

Мне претит политическое правосудие. Вот почему я выступаю за то, чтобы прекратить судебный процесс и оставить Селина в покое. Но, я хотел бы добавить, что антисемитизм и в особенности антисемитизм 40-х годов вызывает во мне не меньшее отвращение. И поэтому я считаю, что когда Селин получит то, что он требует, именно тогда мы наконец и покончим с его «делом».

+Жан-Габриэль Даранье

В нашем обществе нет больше места для тех, кто не хочет подстраиваться под игру, навязанную нам нашей цивилизацией. Поэтому Селин, который не желал и не желает принимать участие в этом нелепом балагане, столкнулся с правосудием, которое танцуя с бубнами вокруг его пустого досье, не хочет примириться с такой непокорностью. Нет никаких сомнений, что один из крупнейших писателей современности, а возможно и самый крупный после Пруста, пребывает сейчас в бедственном положении, его здоровье, жизнь, творчество находятся в огромной опасности из–за того, что он осмелился восстать против эпохи, которая не терпит свободомыслия. Какие же угрызения совести ожидают тех, кто решится ударить человека загнанного в угол.

+Жан Дюбюффе

художник

Досадно конечно, что в нашем государстве существуют такие законы, которые ограничивают свободу мысли своих граждан и запрещают им открыто выражать то, что они думают. Хотелось бы, чтобы в стране, в которой понятием «свободы» спекулируют все кому не лень, последняя крупица это самой свободы — самовыражение — была действительно защищена. Я не знаю, относился ли Селин с подозрением к евреям, либо же с почтением к немцам (он не был единственным), подобные суждения, найденные в его сочинениях — к слову сказать, в восхитительнейших сочинениях — будут красноречивее любых мнений. Я бы хотел, чтобы любой человек в нашей стране, испытывая уважение или презрение к кому бы то ни было, мог свободно выразить свое отношение. Селин принадлежит к числу самых удивительных поэтов нашего времени. Тяжело видеть то мучительное многолетнее изгнание, на которое обрекли французских заговорщиков. Пора положить этому конец. Нужно полностью оправдать Селина, снять с его рук кандалы, чествовать его и радостно встретить, как одного из величайших художников и одного из самых гордых и честных представителей нашего поколения. Таких творцов у нас не так много.

+Жан Гальтье-Буасье

редактор газеты «Crapouillot» («Миномет»)

Селин, без сомнения, является самым значимым писателем межвоенного периода. Даже если мы не можем согласиться с «моралью» его памфлетов, мы обязаны преклониться перед силой и оригинальностью его романов. Обвинять сегодня Селина за его довоенные воззрения так же нелепо, как и осуждать Анри Беро за его памфлет, написанный в 1914 году «Должны ли мы сделать Англию своей колонией» и опубликованный восемь лет назад! Селин доказал, что он никогда не имел никаких преференций со стороны немецких оккупационных сил, и что он никогда не сотрудничал ни с одной нацистской газетой; это его «друзья» коллаборационисты затеяли травлю, выудив из небытия наиболее спорные отрывки из его частных переписок, чему Селин, учитывая атмосферу того периода, не мог ничего противопоставить. То, что Селин может быть осужден спустя пять лет после Освобождения, демонстрирует лицемерие современного правосудия: оно преследует совершенно бескорыстного писателя, в то время, как всех крупных промышленников, уличенных в экономическом сотрудничестве с нацистами и которые заработали миллиарды во время оккупации, по большей части, оно никогда не побеспокоит.

+Морван Лебеск

главный редактор газеты «Перекресток»

Мой ответ, как и предыдущего оратора, будет кратким. Мне ничего не известно о политической карьере Луи-Ф. Селина, сфера политики мне абсолютно чужда. Я считаю Луи-Ф. Селина, как и Фолкнера, одним из величайших романистов среди ныне живущих. Он единственный французский писатель этого эпохи, которому удалось заполнить собой пропасть, разделяющую высокую литературу и народ. Поэтому я предлагаю вернуть его во Францию со всеми причитающимися ему почестями.

+Поль Леви

редактор газеты «Прослушка»

Селин — сильная личность, которой всегда нужно было «проветриться». В этом смысле он очень близок к Бернаносу. И если мы, в первую очередь, не видим в нем писателя, и я добавлю, поэта, потому что Селин великий лирический поэт, то мы может соблазниться желанием засудить его очень строго. Но, не смотря ни на что, Селин всегда был и будет впредь находиться выше любых противостояний. Примите, сударь, слова моего искреннего уважение.

+Альбер Параз

Новый факт, который представляется мне самым скандальным, заключается в том, что с изданий Деноэля были сняты все обвинения и что ожидаемое решение суда обретет весьма категоричный вид: большинство скажет «нет». «Издательство не имело права, между 40-м годом и освобождением, публиковать книги, поддерживающие врага.» Более того, Селин был отправлен под трибунал, где его наказание ограничилось выражением ему общенационального презрения. Он находился в шаге от освобождения. Но, в последний момент, кое-кто из высшего руководства страны, взволнованный работой «Действия», кстати довольно-таки непродолжительной, совершенно нелепой и безликой, решил вернуть дело Селина в суд для нового рассмотрения. Эти судебные разбирательства должны были завершиться еще 31 декабря, но, как видите, они теперь не закончатся никогда. С наилучшими пожеланиями.

+Альбер Параз

автор «Le Gala des Vaches»

Я заявляю, что готов подписаться под каждым словом Селина. Если он осужден, то я тоже должен быть осужден, я должен разделить с ним его судьбу, как это сделал Гарри Дэвис для Моро. Есть и другие, как я, которые поступят также. Те, кому Селин дал все. Это самое малое, что мы можем сделать для него, и мы будем бесконечно благодарны ему, если он признает в нас своих друзей. И вот еще что. Вы не имеете права обнародовать в данном обзоре лживый лай Бегина. Этот лицемер вводит нас в заблуждение, чтобы сокрушить уже распятого человека. Если, проходя мимо кропильницы в канун Юбилейного года, я столкнусь с таким ослом, как он, то не скоро же меня потом увидят вновь обивающим пороги церквей. Вопроса об антисемитизме никогда не было в статье 83, но такое положение наносит вред моральному духу нации, а значит, грубо говоря, и деморализует армию. Какую армию? Немецкую армию? Да это настоящая охота на ведьм, Кошоны бъются в экстазе. Этот красавчик Бегин, прикрываясь своим якобы учителем Дрюмоном и используя публикации этих писем, кинулся на труп Бернаноса. Однако, Бернанос десять раз обещал мне свидетельствовать в пользу Селина. Будь он жив, он бы стал на защиту. У меня его письма. Я не отправил их Бегину, когда тот любезнейше просил меня об этом. Интуиция…

+Эме Патри

главный редактор литературного журнала «Paru»

Я отношусь к автору «Путешествия на край ночи» с восхищением, которого он, как писатель, несомненно достоин. Он подарил одну из тех книг, которые навсегда останутся непререкаемыми свидетельствами нашего время, и все же это не оправдывает ту эпоху, которая вдохновила его. Я стараюсь держаться по-дальше от всех этих сборищ ничтожных подражателей его искусства, специализирующихся на маргинальной литературе. Нам придется выйти из этой ночи, поскольку мы дошли до самого ее края, ведь нам в сущности дано было сделать это лишь один раз. Нельзя смешивать перед лицом суда самого человека и его облик писателя. Он рисковал, как в случае с книгой «Безделицы для погрома» и ее зловеще-пророческим названием. Но я помню также, что во время моего первого чтения я ожидал найти в последних строках откровение о том, что сам Селин является евреем, ведь только еврей способен был написать такое. Поэтому у меня большие сомнения, что Селин мог действительно служить делу антисемитизма. И наконец, я осуждаю любое преследование в отношении него.

+Луи Пауэлс

Кажется я догадываюсь, почему Селин не появится. Мне бы очень хотелось, чтобы он предстал перед своими «судьями». Он ведь ничем не рискует. Это судьи находятся в опасности. Они выставляют себя на посмешище. Они нечему не учатся, они продолжают подпитывать наше отвращение к ним и после убийства Бразийака. Но, если Селин не приходит, то это означает, что он не признает право этих «судей» действовать от имени справедливости. В этом смысле, он, в очередной раз, преподносит нам урок.

-Бенжамин Пере

Дорогой друг,

Неожиданный интерес, который возбудил «Либертарианец» к персоне Селина, поверг меня в шок. Я не могу забыть, как Селин до и во время войны вполне откровенно разыгрывал из себя настоящего злобного шута. Все его творчество представляет собой — истинную провокацию и саморазоблачение и, таким образом, любая его точка зрения несостоятельна, потому что поэзия никуда не исчезает, как бы ни наговаривали на нее всякие нечистоплотные запевалы. Однако, сочинения Селина целиком и полностью спущены в унитаз, где по определению не может быть поэзии. И вы хотите поднять стульчак, чтобы заставить нас дышать зловонными испарениями, которые неминуемо заволокут все вокруг! Нет, он останется в Дании, где ему ничего не грозит, он не смеет представлять себя в суде, от которого он вряд ли может ожидать чего-либо иного, кроме обвинительного приговора. Вся эта компания по «обелению образа» суть фашистские и антисемитские элементы, расцветающие на наших глазах. Вчера Жорж Клод был взят в оборот. Завтра это будут Беро, Селин, Моррас, Петен и компания. Если вся эта шваль выйдет на свободу, что выиграют революционеры и анархисты? Нет донкихотству! Давайте сохраним наше единство — в полной мере — для пострадавших от нашего капитализма, от Франко, Сталина и других диктаторов, до сих пор оскверняющих земную твердь.

+Чарльз Плиснье

На мой взгляд, Селин один из бесспорнейших гениев литературы нашего времени. Но, увы! одновременно и один из величайших растлителей свободного сознания. И более чем на войне, в мирное время, мы оказались «по разные стороны». Я не знаю, за что именно его обвиняют. Мне сказали, что этот человек «добровольно» встал на службу нацистского тоталитаризма. Мне сложно довериться таким заблуждениям. Но в любом случае, осужден он или нет, этот человек уже преклонил колени. И не было бы мне чести, если бы я решился добить его.

+Поль Рассинье

узник концлагеря

Я не в том положении, чтобы говорить об этом, поскольку я целиком на его стороне, на все 150%. А вообще, я ненавижу политические процессы, которые по сути ничего не значат: судят людей, как изменников Родины, а выставляют на всеобщее обозрение, как предателей человечества… Это вне моего понимания. Мое мнение таково:

1 То, что делают сейчас с Селином — полное скотство

2 Приговор, который ему хотят вынести бесчеловечен.

3 И то и другое служат интересам определенных сторон, в том числе и тем людям, которые присвоили себе его авторские права, а так же французскому государству, которое отменило ему пенсионное обеспечение после того, как конфисковало из продажи его книги.

4 Этот суд выгоден инициаторам процесса, и с этим нужно что-то делать.

+Ален Серж

Как бывшему политическому заключенному, мне хорошо знаком менталитет нынешних «судей республики» и я считаю, что Селин совершенно прав, что решил не возвращаться домой, пока ему угрожает опасность, вероятно прекрасно зная о том, что на самом деле из себя представляет слово правосудия. Законы, в данном случае, к этому не имеют никакого отношения, это всего лишь вопрос соотношения сил на политической арене. Бразийяка поставили к стенке, потому что русские и американцы праздновали медовый месяц, а сегодня его бы засудили всего на несколько лет тюрьмы. В каждой новой ситуации, большинство «судей» будут судить тех, кому они служат сейчас, ссучиваясь, как проститутки, перед очередным Дорио. Более того, надо полагать, что данное явление вовсе не ново, как сказал Ла Фонтен: «А потом Вы станете сильными и ничтожными…» Факт остается фактом, ваше расследование* является наиболее созидательным, потому что оно стремится расставить все по своим местам. Кроме того, оно становится элементом того баланса сил, о котором я говорил, заставляя людей хорошенько задуматься над происходящим.

* имеется ввиду расследование корреспондента газеты «Le Libertaire», который задает один и тот же вопрос о судебном процессе над Селином всем вышеперечисленным известным французским гуманитариям

Добавить в закладки

Автор

File