Животные Луи-Фердинанда Селина: пес Бобс

R. R.
21:05, 14 мая 20181349
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

оригинал статьи: celinelfombre

переводчик: R.R.


Совместная жизнь с животными и взаимоотношения с ними очень важны для Селина, не говоря уже о той огромной роли, которую они играют в его творческом процессе. Это состояние души развивается в годы оккупации и закрепляется с годами ссылки; когда Селин покидает Францию в сопровождении Люсетт и Бебера, который станет «самым известным котом французской литературы». В немецкой трилогии Бебер обретает образ мифологического героя, он становится ключевым персонажем, который усмиряет неимоверный переизбыток человеческого безумия.

Присутствие Бебера возвращает человека к первозданному состоянию, к жизни и красоте в окружении ужасов войны. Оставаясь всегда спокойным, он обозревает смерть взором кота, взором сверхъестественного существа, хорошо закрытый в сумке, которую паломник Селин носит на плече, как талисман поверх своей грязной дырявой куртки.

Бебер не принадлежит этому миру, он пересекает Германию как зритель, не пытаясь убежать или возроптать на условия существования, оставаясь независимым перед лицом событий, которых он не понимает. Более того, да большинство людей не понимают войны, они просто следуют за потоком огня и крови.

Он источает благородство, уверенность и высокомерие, присущие его породе, снобистки и свободно, как это может выказать лишь кот. Он единственный персонаж в Зигмарингене, которые иметь возможность подойти к Петену, когда захочет, без всяких формальностей; бродить по замку в поисках призраков, в то время как Люсетт занимается танцами. Бебер как хозяин обнюхивает территорию, исследует, охотится, но всегда возвращается в нужный момент; когда нужно уходить.

До самой Дании, где Селина ожидает 18-месячное заключение, Люсетт и, втайне, Бебер, при участии опекуна-франкофила, навещают его в тюрьме. Именно после того, как они поселились в Корсере мы можем наблюдать значительные изменения в отношениях Селина с животными. Местность более чем подходящая для зверей, леса, близость к морю, летний и зимний дома, где живут Люсетт и Селин быстро становятся местами для встреч и приюта. Селин подбирает Бесси, полудикую немецкую овчарку, брошенную войсками, возвращавшимися в свои родные города, а также других кошек, мелких животных; ежи и птицы со всей округи быстро поняли, что недостатка в пище никогда не будет, еда изобилует, хлеб, семена и даже мясо, Люсетт и Селин наблюдают за ними.

В своем предисловии к книге Эрика Мазе и Пьера Пекастана «Образы изгнания» от издательства DuLerot Клод Даннетон великолепно описывает Селина в образе Франциска Ассизского:

«Селин и Люсетт — покровители воробьев, сорок, ворон и чаек! (…) С такой любовью они натянули веревки между деревьями Сковлы, повесили корзины, наполнили их крошками и семенами. Десять булок хлеба в неделю они брали из пекарни для своих обходов. И не только хлеб, но и мясо тоже!… Это было сказано среди птиц, щебетавших в муниципальном лесу — милые пушистые твари сбегались отовсюду на пир. «Живя в Корсере, во времена Селина, здесь обитали бесчисленные стаи птиц всех видов», — говорят авторы книги. Виды «многие из которых были неизвестны другим жителям этого места». Крик, который носился над островами, и пожалуй, даже за их пределами: орлы прилетели за едой, крупные норвежские хищники, которые обрели оседлый образ жизни, чтобы иметь возможность наслаждаться предложенным им лакомством. И все же это очень трогательный подвиг: такой Франциск Ассизский должен нравиться современным школьникам (…) «Никогда, ни до, ни после, мы не видели в Кларсковгаарде столько птиц, как во времена Селина и Люсетт», добавляет очевидец. (P.8-9)

Возвращаясь во Францию, они перевозят с собой почтенного хозяина коммуны Бебера, а также Бесси и Фасоль. Они селятся в Медоне, в изгнании, но тут же начинают расширять свое корсерское убежище для животных. Вольер, крепость, населенная новыми прихожанами, которые будут ограждены от невзгод враждебного, внешнего мира. Сад становится царством кошек и собак; после смерти Бебера, Люсетт устраивает вольер для Тото, чудесного попугая, который занимает место Бебера. Селин и попугай находят общий язык, и на оставшиеся годы Тото становится лучшим другом Писателя.

Во многих аспектах Тото подобен Беберу, он также выступает как еще один очень важный, очеловечивающий селинианский мир, персонаж, он принимает журналистов, кусает надоедливых посетителей, ломает карандаши Писателя, слушает, как он дает интервью. А Писатель учит его свистеть… Какой бы потрясающий из него вышел герой романов Селина!

Откуда возникает эта безмерная любовь, потребность в близких и предпочтительных отношениях с животными и, особенно, в конце жизни Селина? Некоторые ставят в укор Люсетт то, что это она навязала ему свою собственную страсть, настаивая на том, чтобы он принял Бебера, который был котом Ле Вигана, и на которого Селину было абсолютно наплевать. Люсетт поспособствовала тому, чтобы разжечь в Селине ту любовь, которую он испытывал к животным с самого детства. Это старые детские воспоминания, глубоко зарытые, о счастливых временах, когда он гулял по Парижу со своей бабушкой. Более того, Люсетт не раз говорила, что Селин умеет разговаривать с животными, любыми животными, успокаивать и понимать их… точно так же, как Франциск Ассизский.

Важность Селины Гийу, бабушки Луи Детуша, трудно переоценить. Его биографы правильно указывают на тот факт, что автор будет использовать ее имя в качестве псевдонима, и который станет символ его гения, описывая определенный характер связей между бабушкой и ребенком. Так же это может свидетельствовать о памяти рода, которую могла передать бабушка своему «Маленькому Луи». В своей биографии Селина Франсуа Жибо подчеркивает неоспоримую важность этого центрального героя в детстве будущего Селина:

«… Вскоре между ними установились некие сообщнические отношения; она обожала мальчика. Он всегда занимал ее сторону, быстро попав под влияние этой авторитарной и саркастической пожилой дамы, которая жестоко, но справедливо критиковала все, не жалея ни своей дочери, ни ее образа жизни (…) Селина Гийу, в конце своей жизни наслаждалась игрой с этим ребенком, который с любопытством желал испробовать все, и даже позволила ему немного побыть в петле, как висельник (…) Ее смерть 18 декабря 1904 года стала для него серьезным ударом. Позже, бросив свою семью и свое окружение, где он не мог свободно дышать, Луи Детуш решил взять ее имя, чтобы бродить вместе с ней и другими призраками и гиньолями в мире, который был совсем не таким, каким представлялся.»(François Gibault, Céline 1894-1932 : Le temps des espérances p.50-51)

После смерти Селины Гийу девятилетний «Маленький Луи» «получает в наследство» Бобса, маленького фокс-терьера, купленного для него его бабушкой и который, по словам Франсуа Жибо, «станет его лучшим товарищем». Собака пройдет с Луи через все трудности от детства к юности. В письмах между 1907 и 1909 годами, когда Луи был на каникулах или учился в Германии и Англии, он постоянно спрашивал о своей собаке, о ее здоровье, когда было уже видно, что она стареет.

Как отмечает Франсуа Жибо, очень часто Луи не мог думать ни о чем кроме Бобса. С притворной смелостью он задает вопрос: так Бобс вылечится? Так он собирается подрасти? Иногда предложение может состоять из короткой фразы: просто «Бобс» с вопросительным знаком. И ничего лишнего; у него есть любовь, которую он чувствует. Он научился не переусердствовать, действовать как взрослый, но эмоции не оставляют Селина.

В мае 1909 года Луи находится в Англии, когда узнает о смерти своей собаки. Он стремится всеми силами хладнокровно пережить новость, но его реакция, его размышления показывают, что он почитал животное за полноправного члена семьи Детушей. Чтобы укротить свою боль, он признает, что как и человек, достигший конца жизни, старый Бобс больше не будет страдать:

«Дорогие родители. Вчера вечером я получил известие о смерти нашего бедного Бобса. Вы точно знаете, что это был не обморок? Но, бедный зверь не сделал ничего плохого, поэтому я предпочту видеть его мертвым, чем страдать, когда он страдает. Мы сделали все, что могли. Где ты его похоронишь? Если он умер в Альбоне, мы могли бы закопать его в саду. Нужно смириться с той мыслью, что теперь он больше не страдает.» Dans «Lettres» p.19, la Pléiade, sous la direction de Jean-Paul Louis et Henri Godard

Со смертью своей собаки, подарком бабушки, Луи снова сталкивается с потерей любимого «человека», его чувствительность заставляет его сказать, что у него больше никогда не будет других собак. Одна из лодок, принадлежащих семье Луи, также будет переименована в «Бобс», в память о безвременно ушедшем, как это делается в случае смерти известных людей, в честь которых, через какое-то время переименовывают улицы, площади, общественного здания.

Таким образом, Бобс, который сопровождал «Маленького Луи» через годы его юности, представлял для него убежище перед миром взрослых, он был своеобразным щитом между жестокой реальностью мира, мелкобуржуазной моралью его родителей и приключениями сказочно-невинного детства. Нельзя отрицать, что при помощи Бобса Луи Детуш, познав близость общения с животными, полюбил их бескорыстие, верность, любовь, этот уникальный и безусловный смысл таких отношений, где собака не требует ничего взамен за свою привязанность.

Для взрослого Селина, побитого жизнью мужчины, воскрешение детских воспоминаний становится элементом выживания, и Люсетт, конечно же, очень хорошо это понимала. Бобс сохраняет драгоценные и проникновенные связи; связи, которые фиксируют память о времени и привязанности к его бабушке, которая является одним из ярчайших событий того мимолетного и, следовательно, бесценного времени. Привязанность к собаке является естественным продолжением его детской любви к бабушке, которая отлично знала скрытые стороны людей и вещей. Но верно и обратное, животные проявляют свою любовь также бескорыстно, как и его бабушка.

Собака также выступает в качестве «идеологического» защитника Луи от его родителей, он играет роль доверенного лица, спасающего от боли жизни, как и его бабушка; так же как и животные в Корсере и Медоне, охраняющие от внешнего мира, который в облике моральных лицемеров, служащих силам мира сего, заменил его родителей. Животные Корсера и Медона — это последние попытки сохранить психическое здоровье, своеобразная реинкарнация первого домашнего животного. Селин бессознательно хочет уничтожить ад своего изгнания, и вновь, среди невинных существ, пережить счастливые моменты потерянного времени, которые он пережил со своим старым Бобсом…

В конце концов, каким-то образом, несмотря на ненависть и изгнание, которые окружают его, ему удается поддерживать связь с людьми, сочувствуя их страданиям, мера которых не поддается измерению. Радикально и безжалостно закрываясь от всего мира, он ставит довольно таки страшный диагноз: люди, которые утверждают, что проповедуют свободу, равенство и братство, на самом деле действуют как истинные инквизиторы, без угрызений совести, готовые убивать рад любви и будущих побед, но совершенно неспособные признать и взять на себя ответственность за свои феноменальные заблуждения. Они ведь действуют во имя добра.

Это напоминание о том, что в свое время Селин мог рассчитывать лишь на очень незначительное число настоящих сторонников. По причине известных событий и непрекращающейся череды разочарований он стал чрезмерно подозрительным, с трудом представляя, что на свете есть еще люди, готовые помогать ему исключительно ради дружбы. И животные играют здесь двойную роль, с одной стороны это оплот против внешнего мира, враждебного мира взрослых, с другой стороны это самый действенный способ укрепить связь Селина и Люсетт перед лицом испытаний, которые выпадают на их долю.

Действительно, мы склонны персонализировать и акцентировать внимание только на Селине, но нужно помнить, что именно как пара, Селин и Люсетт продирались сквозь последствия главной войны двадцатого века. Селин и Люсетт с июня 1944 года и до самой смерти Селина вели общий бой. Они никогда не были разделены, даже в тюрьме, а поскольку у них не было детей, которые могли бы объединять их семью, то Бебер и другие животные именно и стали теми детьми, которые повсюду следовали за ними.

Добавить в закладки

Автор

File