Верность месту как проблема нравственного выбора

Сергей Ряполов
23:14, 17 июля 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Ну что ж, значит, и замолчать надо и просто пребывать в неге невыражаемого созерцания — в тишине

Г.Д. Гачев, Семейная комедия. Лета в Щитове (исповести)

«Человек общающийся» — очень важная и, как мне кажется, в условиях современности актуальная тема. Постановка самого этого вопроса имеет большое значение не только в контексте темы понимания или эмпатии, темы изоляции и переживания страха, но и в рамках вопроса о молчании, поскольку бесконечное пустословие, которым пронизан современный мир, словно бы погружает в забытье, окутывает человека липким ощущением бессмысленности мира и его собственного бытия. Как писал Генри Миллер, «лишь очам души может быть явлен рай. Если в вашем раю есть недостатки, раскройте больше очей» [4, c. 32]. В такой ситуации молчание исполнено, возможно, большего смысла, чем «суета сует» бесконечно повторяющегося пустословия.

Молчаливое созерцание невозможно без обращения к теме места. Хотелось бы процитировать слова Мартина Хайдеггера, произнесенные им в его известной речи «Отрешенность»: «…человек — это мыслящее, т.е. осмысляющее существо. Чтобы размышлять, нам отнюдь не требуется “перепрыгнуть через себя”. Достаточно остановиться на близлежащем и подумать о самом близком: о том, что касается каждого из нас — здесь и сейчас, здесь, на этом клочке родной земли, сейчас — в настоящий час мировой истории» [6, с. 104 — 105]. Таким образом, тема места приобретает этическую окраску. Этой теме посвящен очень важный для меня текст «Обращение к интимности», опубликованный в №96 «Художественного журнала». В нем я отмечаю, что «Нескончаемый информационный поток становится современной разновидностью диктатуры. Информация теряет ценность, превращается в бесконечное пустословие, не дающее человеку сосредоточиться на вневременных, непреходящих сторонах его бытия; она навязывает человеку определенный образ жизни, образ мысли, предлагает суррогаты веры и любви. И наиболее радикальным способом противостоять глобальному диктату становится возвращение к уникальным местам, связанным с человеческой индивидуальностью» [5].

По моему мнению, эта тема приобретает актуальность в контексте российского и не только российского современного искусства.

Пожалуй, наиболее яркий пример выстраивание особенных отношений с местом — это «Железногорский центр современного искусства» в Курской области. Как отмечает основательница «Железногорского центра современного искусства» Александра Дорофеева: «Когда “Цикорий” только возникал, мы поняли, что это что-то одушевленное. Это не просто система. С ней нужно флиртовать, можно ее обижать, нужно на нее обижаться и проявлять разные эмоции и чувства. Мы поняли, что хотим войти в романтические отношения с институцией, а именно с ЖЦСИ “Цикорий”» [3].

Особенную важность приобретает выстраивание романтических отношений художников и с самим Железногорском. В августе в Железногорске состоялась «2-ая Железногорская биеннале», которая во многом проиллюстрировала такое трепетное отношение ЖЦСИ к Железногорску. Мне посчастливилось принять в ней участие с серией работ «Метель». В серии фотографий, снятых на протяжении нескольких январских дней с одной и той же точки, я попытался раскрыть тему укорененности и заботы о месте. Значительную роль в моей жизни играет пребывание в селе Горожанка Воронежской области, расположенном на берегу реки Дон, которая выступает не только естественной границей Воронежской и Липецкой областей, но и, поскольку на противоположном берегу реки располагается село Донская Негачевка, из которого произрастает одна из ветвей моей семьи, в моем случае еще в некотором смысле «экзистенциальной границей». Потому в этой серии очень важен мотив переплетения рождения и смерти, традиции и современности, отражающийся в образ распаханного заснеженного поля.

Другой очень близкий мне и, как мне кажется, очень искренний пример осмысления темы места в художественной практике — это работы сербской художницы Невены Поледицы. В одном из своих интервью она отмечает: «Сегодня мы перенасыщены впечатлениями. Достаточно вбить в Google какой-нибудь термин, и ты увидишь тысячи связанных с ним фотографий. В этом смысле мы утратили способность осознавать их. Вот почему мне понадобилось увидеть всю красоту, которая скрывается за внешним видом. Ты можешь почувствовать себя удивительно связанным, например, с деревом, если стоять подле него какое-то время, и это прекрасно» [7].

Эта перенасыщенность впечатлениями, которую отмечает художница, в некотором смысле созвучна словам Жана Бодрийяра, писавшем: «Когда политично все, ничто больше не политично, само это слово теряет смысл. Когда сексуально все, ничто больше не сексуально, и понятие секса невозможно определить. Когда эстетично все, ничто более не является ни прекрасным, ни безобразным, даже искусство исчезает» [1, c. 16]. И это опять возвращает нас к теме молчаливого созерцания, которую я затронул ранее. Мартин Хайдеггер указывал, что «час за часом, день за днем они проводят у телевизора и радиоприемника, прикованные к ним. Раз в неделю кино уводит их в непривычное зачастую лишь своей пошлостью воображаемое царство, пытающееся заменить мир, но которое не есть мир. “Иллюстрированная газета” доступна всем. Как и все, с помощью чего современные средства информации ежечасно стимулируют человека, наступают на него и гонят его, — все, что уже сегодня ближе человеку, чем пашни вокруг его двора, чем небо над землей, ближе, чем смена ночи днем, чем обычаи и нравы его села, чем предания его родного мира» [6, c. 105 — 106].

Безусловно, нужно отметить актуальность обращения современных художников к теме места, примерами которого в российском современном искусстве могут быть работы Егора Астапченко, Николая Онищенко, Евгении Буравлевой, Егора Плотникова, Николая Смирнова, Димы Филиппова и др. художников. Таким образом, в работах современных художников обращение к теме места приобретает важное этическое измерение, а верность месту становится отражением нравственной чуткости автора.

Литература

1. Бодрийяр Ж. Прозрачность зла. М.: Добросвет, КДУ, 2009. — 257, [1] c.

2. Гачев Г.Д. Семейная комедия. Лета в Щитове (исповести). М.: Школа-пресс, 1994. — 346, [5] с.

3. Дорофеева А. Проникать и проникаться: железногорский «Цикорий» о гонзо-кураторстве, межагентной романтике и порнобиеннале // Aroundart.org http://aroundart.org/2020/10/22/zheleznogorsk/

4. Миллер Г. Биг-Сур и апельсины Иеронима Босха. М.: АСТ: Артель, 2011. — 445, [3] c.

5. Ряполов С.В. Обращение к интимности // Художественный журнал. 2015. Природное и цифровое. № 96. http://moscowartmagazine.com/issue/18/article/268

6. Хайдеггер М. Разговор на проселочной дороге: Сборник / Под ред. А.Л. Доброхотова. М.: Высш. шк., 1991 — 192 с.

7. Murphy F. 35mm Fun: Nevena Poledica. Interview // http://admin.grolsch.com/uk/node/8561


Автор фотографии Сергей Ряполов.

Автор фотографии Сергей Ряполов.

Текст доклада в рамках конференции Homo Communicans. Актуальные художественные стратегии и арт-андеграунд в контексте альтернативной глобализации.
Организаторы: Школа современного искусства «Свободные мастерские» Московского музея современного искусства / Образовательная программа «Прагматика и менеджмент культуры (Арт-менеджмент)» философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File