Джеральд Коэн — Почему я против капитализма?

Sergey Rebrov
15:02, 10 августа 2020🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Джеральд Коэн — политический философ и фактически отец-основатель аналитического марксизма, направления аналитической философии, осуществившего реорганизацию марксистской интеллектуальной традиции в контексте англоязычных научных стандартов. Перевод его публичной лекции на телевидении 80-х годов.

Image

Я хотел бы начать с истории, которую в своё время рассказал американский художник Эл Капп, истории о сказочном существе по имени «Шму», которое было 10 дюймов в высоту и имело красивый бело-кремовый вид. При этом оно не имело рук и могло похвастаться лишь крошечными ногами и большими усами под собственным носом. У Шму было только одно желание — служить людям, ведь его тело было идеально приспособленным для этого. Его кожа могла трансформироваться в любой материал, а плоть могла становиться съедобной. При этом сам Шму мог помогать строить здания, а от его усов пользы было больше, чем вы можете себе представить. А теперь подумайте о том, что было бы если бы таких существ было бы множество, как запросто решилась бы проблема того же мирового голода и так далее.

Итак, данные существа быстро размножались, что способствовало общественному прогрессу, однако некоторые люди не были заинтересованы в их возможностях. Крупные капиталисты ненавидели Шму, ведь последние могли производить практически всё необходимое людям, люди избавились от необходимости работать на капиталистов, ведь никто больше не нуждался в заработной плате, дабы приобретать необходимые товары у тех же капиталистов. В результате, американские буржуа начали быстро терять своё положение в обществе, что заставило их принять решительные меры. Используя правительственные ресурсы, они стали убеждать население, что Шму ненавидят Америку, что они порождают хаос, подрывающий общественную стабильность. Из–за них люди не хотят работать и приобретать товары в магазинах. В итоге, государственная пропаганда подействовала. Президент США приказал ФБР схватить всех Шму, а затем, ликвидировать. В итоге, все вернулись к прежней жизни, однако один случайный деревенский парень по имени Лил Абнер спас от уничтожения одного самца и самку Шму, отнеся их в тайное место. Он рассчитывал, что там они будут в безопасности, ведь окружающие люди теперь их презирали. Однако Лил Абнер ошибался, ведь люди в своей массе относились к Шму положительно, лишь капиталисты ненавидели их, так как последние освобождали людей от необходимости работать на них. Когда трудящиеся перестали работать на капиталистов, последние начали терять своё привилегированное положение. Конечно, люди не всегда работали на капиталистов, и дело здесь даже не в существах из истории Эла Каппа, а в том, что когда-то люди сами обрабатывали землю ещё в докапиталистическую эпоху.

Это правда, что в итоге, они не получали всё, что производили путём обработки земли. Ведь монархи, различные лорды и феодалы изымали у них определённую часть произведённого продукта, однако их непосредственное выживание напрямую жёстко не зависело от прихоти господ. По завершению долгой эпохи, сопровождающейся феодальным землевладением, большинство трудящихся в принципе лишилось каких-либо средств производства, за исключением собственного труда. В итоге, ради собственного выживания люди стали наниматься на работу к капиталистам, которые и получили неограниченный доступ ко всем средствам производства. То есть мы с вами получили новую эпоху, эпоху, когда рабочие вынуждены напрямую продавать свой труд, а капиталисты использовать его. Причём сами рабочие рассматриваются здесь исключительно в качестве инструментов получения прибыли, но когда самих инструментов становилось слишком много, многие люди стали получать отказы при попытках наняться на работу и так как у них не было собственной земли или какой-либо иной помощи из вне, они становились бродягами или заключёнными работных домов.

Конечно, сейчас ситуация несколько изменилась. Капитализм больше не является столь жёстким и прямолинейным. Те, кто раньше был обречён на нищету стали создавать рабочие союзы и совместные предприятия, а с приходом государства всеобщего благосостояния наиболее обездоленные группы лиц и вовсе перестали жёстко зависеть от прихоти своих нанимателей. При всём этом капиталисты стали сопротивляться власти профсоюзов и различных социальных служб при помощи идеологии возврата к нормам так называемого «чистого капитализма», который позиционируется как система свободного рыночного обмена. В их интерпретации социалисты отрицают свободу и справедливость подобных отношений, они жалуются, что некоторые участники рынка могут иметь огромные активы, в то время как большинство людей может не иметь ничего кроме своей способности к труду. Это один из главных аргументов в пользу социализма. Однако капиталисты и их идеологи вам на это скажут — «…Одну минуту, это правда, что у нас есть большое состояние, однако когда мы начали, мы не имели практически ничего кроме собственного предпринимательского таланта и некоторой доли храбрости. Исключительно благодаря им, мы и сколотили своё состояние. Поэтому вы и не можете говорить о несправедливости в отношении нас, ведь всё происходило честно…».

На этот счёт социалисты могли бы ответить, что в нынешних условиях капиталисты редко начинают собственный бизнес с нуля, однако я хотел бы обратить внимание на то, что богатство так называемых «капиталистов-тружеников» действительно может выглядеть вполне законным. Однако при детальном рассмотрении можно заметить, что всё их состояние это просто бумаги, различная документация и так далее, но причина того, что все эти вещи имеют серьёзную ценность в том, что они дают право своим владельцам распоряжаться вполне себе материальными ресурсами, такими как природное сырьё, промышленные предприятия, электрические сети или гектары земли. Капиталист рад сообщить нам, как именно он смог получить все эти вещи. Ведь скорее всего он скажет — «… Посмотрите, я обрёл все это исключительно за счёт собственных усилий, я не получал фабрики и заводы в наследство от родителей, не приобретал их путём кражи или мошенничества…», но мы можем задать более уточняющий вопрос, вопрос на который ему будет гораздо труднее ответить. Наш вопрос будет связан с осознанием того, что всё чем он владеет, состоит из того, что когда-то принадлежало совершенно посторонним для него людям. В результате, мы просто спросим его о том, чья это первоначально была частная собственность?

В итоге, капиталист вам ответит, что получил своё состояние посредством свободного рынка, то есть за счёт грамотного расчёта, однако подобная риторика будет означать, что он защищает своё положение посредством ссылок на собственные достижения. В этом случае меня же интересует то, что было самим источником получения ими прав на свою собственность. Конечно, ответом будет тот тезис, что получил он её от более ранних владельцев и это понятно. Анализируя историю происхождения их собственности, мы, в конечном итоге, дойдём до самых первых собственников земли и природных ресурсов. И, как раз они не получали свою собственность от предыдущих владельцев, они просто взяли и присвоили различные природные ресурсы. В таком случае я мог бы спросить даже не о том, кто дал им право использовать природу, потому, что это нормально, а то, кто им дал право завещать своё богатства так, чтобы ими не могли пользоваться все остальные? Ведь наш гипотетический «капиталист-труженик» будет много говорить о том, как он предельно честно нажил, имеющуюся у него, собственность, однако он предпочтёт не говорить о более ранней истории этой же самой собственности, потому, что там могут всплыть довольно тёмные подробности того, как вещи общие превратились в вещи частные (особенно недвижимость). То есть мы можем заявить, что материальные ресурсы когда-то были всеобщим достоянием, и их возвращение в русло общественной собственности может стать лозунгом социалистической идеи.

Однако теперь я хотел бы рассмотреть другую линию интеллектуальной защиты капитализма. Сторонники этой точки зрения говорят: «…Давайте просто забудем о прошлом, ведь то, как именно приобрели свою собственность первые капиталисты не так важно для современного человека. В своём нынешнем виде капитализм является отличной экономической системой, так как даже наиболее бедные слои населения имеют возможность жить лучше, чем при любом другом общественно-экономическом строе…». Итак, суть подобного аргумента заключается в том, что капитализм способствует человеческому благу, что, как мне кажется, вполне популярное утверждение. При этом если мы обратим внимание на логику функционирования различных кампаний, то увидим, что они выживают лишь при стабильном получении прибыли, однако эту самую прибыль они получают при собственном высоком положении в рамках капиталистической конкуренции с иными кампаниями. В рамках самой конкуренции должен выжить лишь наиболее эффективный производитель, как раз, поэтому различные фирмы должны использовать любые возможности с целью повышения собственной эффективности, дабы они могли зарабатывать больше при минимальных издержках. Однако важно помнить, что целью любой частной кампании не является удовлетворение потребностей людей, а максимизация прибыли, но при этом без удовлетворения человеческих запросов, конкретная кампания банально не сможет получать прибыль.

Итак, стоит признать тот факт, что сама капиталистическая конкуренция в своё время способствовала развитию человеческого общества, но я в данном случае хотел бы обратить внимание на то, что в нынешних условиях капитализм не несёт в себе прогрессивности. Мой аргумент против капитализма здесь начинается с того же, с чего начиналось и противоположное суждение в защиту капитализма. Целью любой частной кампании является извлечение прибыли и как можно больше, даже если это, в принципе, не связано с удовлетворением чьих-либо потребностей. Если развернуть данный тезис в защиту капитализма то можно сказать, что «…пускай себе капиталисты зарабатывают деньги, если это служит параллельно нашим потребностям, то почему бы и нет…». Ведь если они начнут что-то делать плохо, то сразу попрощаются со своей прибылью, не так ли?

Сейчас я попытаюсь показать, что первоочередная ориентация на чистую прибыль со стороны капиталистов имеет всё-таки дурные последствия. Ведь если частная фирма намеревается выжить, то она обязана повышать производительность труда, что в свою очередь ведёт к двум возможным исходам. В одном случае повышение производительности можно использовать для уменьшения рабочего времени и расширения досуга собственных сотрудников. В ином же исходе прибыль может быть увеличена, в то время как рабочее время останется тем же. Теперь давайте согласимся с тем, что чем больше производится различной продукции, тем лучше, однако правдой является и то, что для значительного количества людей сама по себе работа не является чем-то приносящим удовольствие, которое они получают не только от возможного товарного изобилия, но и, что немало важно, от возможного сокращения рабочего дня и увеличения времени досуга.

Просто подумайте «…если бог дал нам некоторые материальные средства, которыми мы можем пользоваться, то по логике вещей он должен был дать и свободное время, для того, чтобы этими материальными средствами пользоваться…». Иными словами, повышение производительности труда логично приводит нас к двум возможным исходам: либо банальное увеличение времени досуга, либо же сокращение рабочего времени, при этом возможна комбинация и того и другого исхода. Однако стоит подчеркнуть, что капитализм заинтересован лишь в реализации первого исхода, возможном увеличении времени досуга, так как иной вариант — снижение реального рабочего времени грозит серьёзным ударом по прибыли, связанной с выпуском продукции. Итак, что же должна делать конкретная кампания в случае повышения эффективности собственного производства? Конечно же, речь не идёт о снижении рабочего времени собственных сотрудников и производстве товаров в том же количестве и темпе. Речь в данном случае идёт об увеличении количества производимой продукции. Если же спрос на неё не будет повышаться, капиталисты будут вынуждены искать иную линию для инвестирования, так как им необходимо постоянно поддерживать уровень прибыли. В результате, создаются новые рабочие места, а производство продолжает расширяться, несмотря на то, что существует немалое количество безработных, не вписавшихся в рынок.

Короче говоря, вследствие расширения производства, что происходит в логике капитализма, автоматически подразумевает ускорение погони за потребительскими товарами, только из–за того, что частные кампании ориентированы именно на получение прибыли, а не на удовлетворение потребностей людей. Альфред Слоун, который в своё время руководил компанией General Motors в США, как-то сказал, что основной целью его бизнеса было получение прибыли, а не выпуск автомобилей. С его высказыванием я согласен и здесь сразу становится понятной причина столь огромного выпуска машин, ведь не будь их целью прибыль, они бы выпускали их гораздо меньше. Ведь будь целью их производства удовлетворение потребностей людей, они могли бы заняться разработкой более эффективного современного транспорта, что автоматически снизило бы чрезмерно завышенный уровень потребления. В таком случае мы бы с вами имели бы более насыщенную жизнь, а так же больше сил и энергии для саморазвития.

Уточню, что сам я не являюсь каким-то радикальным аскетом, выступающим против товарного изобилия. Товарное изобилия это хорошо, однако здесь мы с вами подходим к проблеме погони за потребительскими товарами в рамках капиталистической системы, суть которой заключается в том, что большинство населения гонится за большим количеством товаров, чем они могут получить, ведь именно так работает система потребительского капитализма. Логика данной системы заключается в том, чтобы обеспечивать стремление людей к приобретению различных товаров, но при этом, чтобы они постоянно хотели получить ещё и ещё. Представителям бизнеса, конечно же, нужны довольные клиенты, однако они не должны получать слишком много, ведь если покупатели будут меньше покупать, будет сокращаться и товарное производство. Как раз поэтому, в капиталистическом обществе огромное количество усилий бросается на то, чтобы уровень потребления среди населения рос, для этого вкладываются огромные инвестиции в раскрутку, рекламу и преждевременное устаревание, чтобы люди были в постоянном напряжении. Рокфеллеры уверены, что Смитам стоит следить за благосостоянием своих более обеспеченных соседей и ни в коем случае не отставать, ведь отставание от среднего уровня благосостояния грозит в некотором смысле общественным порицанием. В результате, люди даже устраиваются на вторую работу, дабы приобрести вещи, которыми у них просто не будет времени пользоваться из–за чрезмерной загруженности.

Вместе с этим в более ранние периоды развития капитализма общественное потребление смогло подняться выше того уровня, который был связан с элементарным выживанием и это было довольно таки прогрессивным явлением, однако этот самый низкий уровень потребления был в своё время явлением естественным. Именно данный факт намеренно игнорируют адепты современного реакционного капитализма, ведь именно искусственное капиталистическое ограничение заставляет людей думать, что им всегда чего-то должно не хватать. Можно сказать, что капитализм действительно вскрывает клетку человеческих возможностей, однако в самый последний момент ставит на неё новые замки. Стоит отметить, что иногда эти самые замки не только ограничивают, но и вредят. Не так давно в этой стране всё ровно так и произошло, я, конечно же, имею в виду проблему безработицы, которая на данный момент в Великобритании стоит очень остро. Ведь руководствуясь извлечением прибыли, капиталисты отказываются нанимать работников, когда это становится нерентабельно. И что мы получаем по итогу? Совсем не то, что ожидали. Ведь в нынешнем исходе занятость для одних слоёв населения — означает безработицу для других. И как после всего этого можно говорить, что капиталистическая система способна эффективно удовлетворят потребности людей? Когда в нынешней Британии огромное количество бездомных, нуждающихся в жилье, а те же рабочих, стремящихся к элементарному заработку. Как в таком случае кто-то может думать, что подобная система способствует общественному благу, если она, по сути, проецирует идею о том, что единственный способ самореализации — стать владельцем BMW или, например, Ford Sierra. Что же касается всех остальных, то их уделом может быть лишь нищенское существование, сопровождающиеся потреблением крайне дешёвых и низкокачественных товаров.

Можно понять, что сам я крайне скептически отношусь к утверждению об эффективности капитализма как системы удовлетворения человеческих потребностей, ведь, так или иначе, существуют люди, чьи потребности могут выходить за рамки необходимого минимума и вот как с ними капитализм вряд ли может справиться. Собственно остальную часть нашего с вами разговора я и предлагаю посвятить обсуждению темы потребностей. Значительным прогрессом в области удовлетворения потребностей людей является обеспечение образованием, что особенно важно в наше время. Однако в рамках капиталистической системы образование детей находится под угрозой из–за тех, кто стремится к тому, чтобы образование соответствовало узким стандартам рынка труда. Причём ряд капиталистов открыто говорят о том, что в целях рентабельности было бы неплохо использовать дешёвый неквалифицированный труд и более того, ограничить возможность получения образования для определённых слоёв населения. Например, нынешний канцлер казначейства Найджел Лоусон заявил в своей речи несколько лет назад, о том, что мы сейчас должны думать о подготовке людей к деятельности, которая, как он выразился, будет не столько квалифицированной, сколько неквалифицированной. Итак, какое же образование имелось в виду в данном заявлении? Врядли имелось в виду то образование, которое раскрывает творческий потенциал молодых людей. Найджел Лоусон скорее имел в виду то, что образованных людей становится слишком много и они не подходят для работы на местах с низкой трудовой квалификацией. Кроме того, представители британского департамента науки и образования также недавно заявили, что в нынешнем обществе господствуют устремления, которым рынок труда попросту не может соответствовать. То есть многие молодые люди мечтают о работе, которую большинство из них просто не сможет получить, и в результате всё это приведёт лишь к разочарованию. Другими словами, мы должны более рационально относиться к образовательной системе, чтобы люди стали лучше понимать то, какое именно образование им нужно.

В данном заявлении стоит обратить внимание на то, что здесь прямым текстом описывается политика преднамеренного ограничения образовательной сферы вплоть до государственных школ, которые будут обязаны готовить дешёвую рабочую силу. Трудно представить себе более антидемократичный подход к образовательной сфере, однако стоит отметить, что альтернативный подход в данном контексте не предполагает, что все вокруг способны на всё, что угодно в плане обучения. Суть в том, что сам Найджел Лоусон не имел в виду то, что большинство населения недостойны хорошего образования, проблема заключается как раз в том, что многие люди способны получить хорошее образование, ведь у каждого человека могут найтись определённые таланты, особенно у детей. Однако при всём этом у многих людей талант просто напросто неразвит по причине того, что у них нет времени на его развитие вследствие рабочей занятости. Если окунуться в историю то можно заметить, что на протяжении многих веков подлинно раскрывать собственный талант могло, лишь ограниченное меньшинство, и это было неизбежно, однако сейчас уже у большинства есть все возможности для собственной реализации. Благодаря современным технологиям мы в определённой мере можем избавить общество от низкоквалифицированного труда, но нынешней капиталистической системе это не нужно, она не использует современные технологии для подобной цели. Нынешний капитализм продолжает бросать массы населения на тяжёлые работы, и ограничивает тот технологический потенциал, которым общество могло бы воспользоваться.

Конечно, некоторые сторонники британского капитализма могут не согласиться с точкой зрения Лоусона на то, что существует проблема слишком высокого уровня образования населения, связанная с потребностью рынка в дешёвой рабочей силе. Кто ни был прав в данной ситуации я уверен, что мы не должны жертвовать будущим наших детей ради гипотетических потребностей капиталистического рынка труда. Я полагаю, что образовательная система не должна подчиняться капризным требованиям представителей бизнеса, которые с давних пор привыкли смотреть на массы населения как на источник прибыли. Однако когда эти же самые массы перестают быть для них выгодными средствами получения дохода, капиталисты начинают думать лишь о том, как бы сэкономить.

Итак, возможно ли теоретически и практически общество, выходящее за рамки капитализма? Думаю, что многие на этот счёт могли бы сказать, что идея подобного общества есть лишь наивная мечта. При этом эти же самые люди вполне могли бы согласиться с критическими утверждениями в адрес капитализма, которые я только что озвучивал. Основанием для их точки зрения могут быть мысли о том, что неравенство в разных видах существовало на протяжении всей истории человечества, и будет существовать всегда. Однако я бы сказал, что подобное виденье истории отдаёт сильным пессимизмом, ведь сейчас уровень неравенства куда меньше, чем, например, сто лет назад. А ведь ровно сто лет назад какая-то кучка радикалов высказала идею о том, что право голоса должно быть у большинства населения. Уже тогда многие думали, что это всё крайне опасно и более того, абсолютно нереалистично. Однако сейчас мы имеем право голоса, у нас есть политическая демократия, но до сих пор нет демократии экономической, так как многие не имеют доступа к материальным ресурсам. И даже сейчас большинство населения Великобритании может расценить всё это как абсолютную утопию, однако я уверен, что её время ещё настанет. Время, когда общество не будет разделено на враждебные классы, которые владеют ресурсами, и которые вынуждены продавать свой труд. Конечно, разработка проектов нового общества потребует много времени и что более важно, потребует постоянной борьбы. Однако мы не можем вернуться к состоянию крестьянских общин, но даже если бы и могли, нам пришлось бы пожертвовать большим количеством достижений, которые принёс в своё время капитализм. Ведь новые достижения не появятся у нас как по волшебству. Да, препятствия на пути к настоящей экономической демократии значительны, однако так же как сейчас вряд ли кто-то будет защищать рабство или крепостное право, я надеюсь, что наступит день, когда никто не сможет защищать тот общественно-экономический порядок, в котором благо меньшинства обеспечивается за счёт эксплуатации большинства.


(Перевод выполнен по публичной лекции Коэна, выложенной на видеохостинге YouTube: https://www.youtube.com/watch?v=IJtSXkZQf0A&feature=emb_logo)

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File