Жюли Реше. О ЛУЗЕРАХ

Julie Reshe
09:30, 30 июля 201690561
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Какой же я лузер!

(Н. Елизаров)

В одном из своих сборников истории из врачебной практики Оливер Сакс описывает случай с близнецами. Когда он столкнулся с ними, они уже были предметом детальных научных и популярных докладов, а также частыми гостями на радио и телевидении. Им давали самые разные диагнозы — от аутизма до психоза, но никто не ставил под сомнение их математическую гениальность.

Талант, который сделал их знаменитыми — умение моментально вычислять на какой день недели попадет дата из далекого прошлого или будущего. Стандартная программа их выступления на телевидении — близнецы просят назвать им любую дату в пределах сорока тысяч лет и незамедлительно отвечают на какой день недели будет приходится названное число. Талант близнецов скорее вызывал любопытство, чем восхищение, публичный интерес к ним был обусловлен резким контрастом производимого ими впечатления общей недоразвитости и наличием у них выдающихся математических способностей.

Сочетание таких способностей с расстройствами аутистического спектра достаточно распространено. В соответствии с расхожим предубеждением, уникальные способности аутистичных детей являются счастливой случайностью и не зависят напрямую от их патологии. В действительности же, вернее утверждать, что их болезнь является изнанкой выдающихся способностей.

Рассуждая о близнецах, Сакс ссылается на невролога Изабель Рапен, которая работала с аутистичными детьми, обладающими исключительными внеречевыми способностями (к примеру, складывать головоломки, разбирать механические игрушки и расшифровывать тексты). В соответствии с ее заключениями, их умения связаны с “последствиями чрезмерной концентрации их внимания и познавательной активности на внеречевых пространственно-зрительных задачах в ущерб овладению устной речью”. Резюмируя, Рапен выдвигает гипотезу, что внеречевые способности у аутистичных детей развиваются в результате действия компенсаторных механизмов — так как их отклонения не позволяют им освоить устную речь, то есть овладеть навыком, без особых трудностей приобретаемым детьми без аутистических расстройств, взамен этого они совершенствуют внеречевые навыки.

Трудности с развитием устной речи у аутистов — это лишь проявление более общей патологии. А именно, специфика детей с нарушениями аутистического спектра такова, что они обладают выраженным и всесторонним дефицитом социального взаимодействия.

Среди прочих, Метью Либерман, один из основателей социальной когнитивной нейронауки, настаивает на том, что именно социальные нужды являются наиболее базовыми потребностями человека, даже более важными, чем потребность в еде. По его словам, социальный режим — это базовый режим мозга человека, он предшествует любому сознательному интересу к миру.

Выходит, что аутичные дети дети испытывают трудность именно с этой наиболее базовой человеческой потребностью. Так как потребность в социализации закреплена как первичная в природе человека, они все же реализуют ее, но более доступным для них обходным путем.

Наблюдая за близнецами, Оливер Сакс указывает на их особенное отношение к числам. Они относились к ним с благоговением и трепетом, как к близким друзьям. Такое отношение часто встречается среди числовых гениев. Так, вспоминая о своем детстве Джордж Паркер Биддер говорит: “Я близко знал все числа до ста; они как бы стали моими друзьями, мне были знакомы их родственные связи и круг общения”. Схожим образом высказывается Шиам Марат: “Когда я называю число своим другом, то хочу сказать, что мы уже много раз по разным поводам сталкивались в прошлом, и во время таких встреч я обнаруживал все новые скрытые в нем восхитительные свойства… Так что если при вычислениях мне попадается знакомое число, я радуюсь встрече с добрым приятелем”.

Как и в случае с другими людьми, у аутистов потребность в социализации является основной движущей силой их активности — она не только предшествует их интересу к миру, но и является ее основой. Разница лишь в том, что аутисты не могут удовлетворить эту базовую потребность обычным путем и поэтому вынуждены реализовывать ее альтернативным способом, перенося комплекс эмоций, изначально связанный с социальной средой, на внесоциальную сферу (в случае с близнецами, заводя дружбу с цифрами).

Что примечательно, если пытаться вылечить аутичных детей, работая над развитием у них нормальной формы социальных навыков, их уникальные способности могут исчезнуть. Так, в вышеуказанном сборнике историй из врачебной практики Сакс описывает случай с аутичной девочкой, обладающей выдающимися способностями к рисованию. В результате усиленной терапии, она стала говорить (все же сильно отставая в речевом развитии), но перестала рисовать. Сакс критически относится к таким нормализирующим видам терапии, утверждая, что они имеют довольно сомнительный результат — попытки сделать аутичного ребенка более похожим на остальных детей лишают его гениальности, оставляя взамен лишь общую недоразвитость.

Результат нормализации аутичной девочки демонстрирует, что выдающиеся способности аутистов являются результатом работы компенсаторных механизмов, а именно, они компенсируют неспособность к нормальной форме социализации. Если устранить эту неспособность, может исчезнуть и то, развитие чего было ею спровоцировано, ведь если нет дефицита социального взаимодействия, то и отсутствует потребность в его компенсации.

Хотя будет преувеличением утверждать, что все гении аутисты, существуют исследования, прослеживающие непосредственную связь между гениальностью и расстройствами аутистического спектра. Американские ученые-психологи Джоан Рутзатц и Джордан Эрбак изучили группу из восьми вундеркиндов — детей, которые в возрасте до десяти лет продемонстрировали выдающиеся способности в искусстве, музыке или математике. У троих из восьми детей был установлен диагноз расстройство аутистического спектра. Вся группа в целом имела более высокие показатели по тестам на симптомы аутизма, чем контрольная группа детей. Более того, у половины из вундеркиндов, участвующих в исследовании, были члены семьи с диагнозом аутизм. Эти факты поразительны, так как в среднем аутизм встречается лишь у одного из 120 человек. В соответствии с выводом исследователей, их результаты показывают, что “вундеркинды могут иметь некоторую умеренную форму аутизма, которая фактически и наделяет их талантом".

Дополнительным доказательством этого вывода служит тот факт, что свидетельства наличия расстройств аутистического спектра можно обнаружить в биографии многих выдающихся личностей. Так, известно, что Эйнштейн испытывал затруднения в социальных взаимодействиях. Из–за этого, несмотря на его гениальный ум, он не мог устроиться на работу. Его семейная жизнь была полна сложностей, но все же его жена родила троих детей. Хотя Эйнштейн проявлял любовь и заботу о своих детях, он при этом он не выносил, если они прикасались к нему.

Ньютон не производил впечатления дружелюбного человека. Он не просто не умел сохранять дружбу, но и вовсе не понимал, как следует вести себя с друзьями. Он был неразговорчивым, ему с большим трудом давались светские беседы. Рабочий день Ньютона был тщательно распланирован, ничто не могло отвлечь его от следования рутине. К примеру, если он запланировал прочтение лекции, она должна была состояться несмотря на то, присутствовали ли на ней слушатели. Ньютон был чрезвычайно сосредоточен на своей работе, людей он рассматривал в первую очередь как потенциальную опасность быть отвлеченным от нее.

Проанализировал библиографические сведения о Чарльзе Дарвине, профессор Майкл Фитцджеральд предположил, что Дарвин был аутистом. В детстве он предпочитал уединение, а повзрослев старался избегать взаимодействия с людьми настолько, насколько это было возможно. По этой причине он предпочитал письменную переписку личному общению.

Другим примером является Витгенштейн. В социальных взаимодействиях Витгенштейн проявлял крайний эгоизм, будучи неспособным к сочувствию и заботе о других. Он предпочитал находиться в изоляции от других, но обладал тенденцией завязывать близкие отношения с небольшим кругом людей, как правило, состоящим не более, чем из двух людей. Фицджеральд предположил, что его теория Витгенштейна, изложенная в Логико-философском трактате, была частично обусловлена его высокофункциональной формой аутизма. По утверждению Фицджеральда, Логико-философский трактат отражает особенности становления личности специфические для высокофункциональной формы аутизма.


***

Из исследования Рутзатц и Эрбак не следует, что все аутичные дети обладают выдающимися способностями, но оно позволяет предположить, что некоторые особенности из развития (точнее, отклонения), в частности, неспособность к нормальной форме социального взаимодействия, являются благоприятными условиями для развития выдающихся способностей. Социальная изоляция может быть обусловлена не только патофизиологическими особенностями человека, она также может быть результатом неприятия со стороны социальной среды или результатом сознательного выбора человека.

Исследования Рутзатц и Эрбак также не опровергают популярную в последнее время теорию о том, что гениальность обусловлена не физиологическими особенностями, а зависит от практики. Так, Малкольм Гладуэлл популяризирует идею, что уровень способностей прямо пропорционально зависит от времени, посвященного их совершенствованию — для развития высокой степени мастерства требуется 10 лет сосредоточенной практики. При этом Гладуэлл предпочитает не акцентировать внимание на том факте, что сосредоточенность человека на определенном занятии на протяжении такого длительного периода негативно сказывается на процессе его социализации. Причем здесь также наблюдается прямая пропорция — чем больше человек сосредотачивается на определенном занятии, тем меньше времени у него остается на социализацию. Иными словами, гениальность неизбежно предполагает дефицит социального взаимодействия.

Соответственно, гении либо имеют физиологическую предрасположенность к отстранению от социума и сосредоточении на внесоциальной реальности, как в случае с аутистами, либо наследуют паттерн поведения, который естественным образом свойственен аутистам. К тому же, сама способность человека посвятить большую часть своего времени определенному занятию в ущерб реализации первичных социальных потребностей свидетельствует о том, что его психика подверглась тем же изменениям, которые Изабель Рапен определила как результат работы компенсаторных механизмов — такой человек перенес изначально социальный сентимент на внесоциальную сферу, возвращаясь к примеру с близнецами, предпочел цифры людям.

Таким образом, теория компенсаторных механизмов объясняет не только формирование выдающихся способностей у аутистов, но также и и у людей не обладающих схожей психопатологией, правда, в случае с последними, компенсаторные механизмы работают в обратном порядке. Для того, что бы человек без психопатологических отклонений мог развить выдающиеся способности, должен появится прецедент для компенсации, например, он должен быть отвергнут социальной средой или сознательно отстраниться от нее.

***

Часто гениальность понимают как сверхспособность, предполагается, что в своем общем развитии будущий гений не просто достигает уровня других, но и превосходит их. В свете же гипотезы компенсаторных механизмов, гениальность представляется скорее отклонением в общем развитии, ведь важным условием появления гениальных способностей является ущемление в первичных социальных потребностях человека.

Расширенная таким образом концепция компенсаторных механизмов неплохо подходит для описания знакомого каждому с детства образу ботана. Он не разделяет нормальных, признанных в среде его сверстников интересов, поэтому плохо вписывается в эту среду. В случае с ботаном всегда сложно понять, то ли у него трудности с социализацией, потому что его интересы чужды другим, то ли его специфические интересы обусловлены неприятием его социумом.

Еще одно распространенное заблуждение относительно гениальности заключается в предположении, что она неизбежно влечет за собой общественное признание. В действительности, лишь незначительная доля гениальных людей распознается обществом в качестве таковых. Зато общество без труда распознает другую отличительную особенность гения, а именно, его проблему с социализацией. В глазах общества, и не редко в своих собственных, такой человек, в первую очередь, лузер.

Его жизненные приоритеты распределены таким образом, что он обладает лишь минимальными шансами соответствовать общепризнанному в обществе образу успешного человека. Признаки успеха в представлении общества — это счастливая семейная жизнь, престижная высокооплачиваемая работа, большое количество друзей и возможность праздного досуга. Преуспевание в любви к цифрам скорее будет распознано обществом как проявление ущербности. Нередко поставленный обществом диагноз влечет за собой попытки оказать помочь — сделать человека преуспевающим в более социально приемлемой форме. Особенно часто такие гуманные позывы случаются у близкого окружения гения, нередко сопровождаясь усилиями обслуживающих его интересы терапевтов.

Влюбляясь в стройные математические теории и заводя дружбу с философскими системами, непризнанные гении более чем успешны и по-своему счастливы в своем малопонятном для остальных мире. Они вряд ли нуждаются в сожалении и в попытках сделать их социально успешными. Скорее, сожаления заслуживает общество, которое предпринимает такие попытки. Гениям и без вас хорошо, по крайне мере лучше чем с вами.

________________________________________

Sacks, O. The Man Who Mistook his Wife for a Hat, 1985.

Ruthsatz, J., Urbach, J.B. Child prodigy: A novel cognitive profilce places elevated general intelligence, exceptional working memory and attention to detail at the root of prodigiousness. Intelligence, 40 (5), 2012.

Fitzgerald, M. Autism and Creativity: Is there a Link between Autism in Men and Exceptional Ability? Hove, East Sussex: Brunner-Routledge. 2005.

Monk, R. Ludwig Wittgenstein: The Duty of Genius, Vintage, London, 1991.

Gladwell M. Outliers: the story of success. New York, NY: Little Brown and Company; 2008.

Happé F, Frith U. The beautiful otherness of the autistic mind. Philosophical Transactions of the Royal Society of London. Series B, Biological Sciences, 2009.

Baron-Cohen, S., Wheelwright, S., Griffin, R., Lawson, J., Hill, J. The exact mind: Empathising and systemising in autism spectrum conditions. In U. Goswami (Ed.), Handbook of cognitive development: Blackwells, 2002.

Facebook

Twitter


Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки

Автор

File