Жюли Реше. О радикальной силе доверия

Julie Reshe
21:34, 06 июля 20153198
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Браха Л. Эттингер говорит о радикальности способности доверять, обладающей, по ее мнению, силой сопротивления устоявшемуся социальному порядку [1]. Это контринтуитивное утверждение, ведь, как правило, считается, что именно отсутствие доверия движет социальный прогресс.

Рациональным поведением общепринято считать подозрение и стремление защитить себя от риска, который неизбежно влечет за собой доверие — но это так только в контексте картезианского понимания рациональности. Как мы выяснили, рациональность следует понимать не как бесчувственность, а, наоборот, как способность быть более чувствительным. Проявлением такой рациональности является высокая степень восприимчивости, которая проявляется как открытость новому опыту и способность учиться новому. Доверие — неотъемлемый элемент такой восприимчивости.

По словам Брахи Л. Эттингер, “доверие всегда уже обладает травматическим измерением”, ведь человек предстает беззащитным перед тем, кому он доверяет и рано или поздно эта беззащитность становится ощутимой. Травматичность непосредственно связана с восприимчивостью, больше того, травматическое измерение является тем измерением, в котором происходит преобразование человека — невозможно измениться, приобрести новый опыт и новые знания, не будучи при этом хотя бы в минимальной степени травмированным.

Следует уточнить, что предельная радикальность заключается не в принятии решения доверять, а в способности продолжать доверять даже после того, как доверие было обмануто, и, казалось бы, следует сделать “рациональный” вывод о том, что тому, кто не оправдал доверия, доверять больше не следует. Самые стойкие социальные союзы — это союзы опекуна и ребенка. Если ребенок многократно обещает что-то и не выполняет обещания — это не считается достаточным поводом для того, чтобы союз с ребенком был разорван. В данном случае одна из сторон союза, опекун, учитывает, что ребенок не самостоятельный, а также делает скидку на то, что ребенок всему еще только учится. В результате ребенок действительно получает возможность научиться выполнять обещания, то есть стать достойным доверия. Между собой взрослые поступают по-другому.

Вне зависимости от возраста участников взаимное доверие позволят формировать союзы, в которых возможно преобразование. Противоположное же доверию состояние — подозрение — будучи обращено к мнимой неизменной сущности человека, и являясь попыткой вывести его на чистую воду, не допускает возможности преобразования.

В своей провокационной книге “Дубль реальности” Вадим Климов анализирует фильм Коста-Гавраса “Музыкальная шкатулка”, повествующий о пожилом венгерском эмигранте Майке Лазло, который более сорока лет провел в Америке, заслужив за это время репутацию добропорядочного и отзывчивого человека. Тем не менее близкие Майка меняют свое мнение о нем после того, как обнаружилось, что во время второй мировой войны он работал в концентрационном лагере.

Из событийной линии фильма Климов заключает, что хотя западное общество и пропагандирует развитие личности, в действительности же люди не верят в осуществимость преображения друг друга. Если бы эта вера существовала, общество допускало бы возможность того, что жестокий нацист может превратиться в милого добропорядочного дедушку. Произошедшее в фильме также можно интерпретировать как демонстрацию неспособности западного общества доверять, и вследствие этого устранение самой возможности преображения.

Современный человек стремится создать условия, в которых ему не придется кому-то доверять и доверяться — он хочет ни от кого не зависеть, не осознавая, что даже дружественные отношения не могут иметь другого основания, кроме как безусловного взаимного доверия, требующего того, чтобы мы предстали друг перед другом уязвимыми и зависимыми.

_________________________________________________________________________

[1] Bracha L. Ettinger, Lamella, Life-Drive,“Subreal”.

Julie Reshe

Facebook


Добавить в закладки

Автор

File