Create post
Гуманитарная помощь

Забыть Нельзя Помнить // Что есть знание об искусстве в эпоху глобальных изменений

Анна Аравина  

1

Имеем ли мы дело с «концепцией-вешалкой»,

на которую каждый может навесить и снять то, что ему нужно и не нужно?

Ф. Артог


Времена мира, история, историческое письмо //

1990-й: опыт изучения недавней истории:

Сборник статей и материалов. Т. 1.

М.: НЛО, 2011. С. 31


В 2020-м мало кто отважится вновь обратиться к идее tabula rasa. Наоборот, уже с XX в научных концепциях ставилась цель мультидисциплинарного изучения «накопленных» артефактов. Подобная ориентация повлияла на сложение такого типа гуманитарного знания, высококомплексная система которого более неспособна на создание всеохватных научных идеологий. Histoire totale отвергнута в постмодернистской традиции так же, как и конструкты «ключевых точек» и «mainstream» ради пристального анализа альтернативных историй, микронарративов [Прохорова И. Недавнее прошлое как вызов историку // 1990-й: опыт изучения… С. 10, 12]. Так был совершен переход от энциклопедических по охвату конфигуративных построений к культурной антропологии. Дискуссия о научных порывах «глобалистов» (глобальная интеллектуальная история) сведена к тенденции «мондалистов» (мировая и. и.) выявить «глокальное», т.е. аспекты взаимовлияния локального и глобального [Артог Ф. Там же. С. 31–32.]. Отказ от интереса к прецедентам культурной гегемонии был совершен ради наблюдения за сосуществующими «включенными историями».

За текстами сохраняется возможность иных комбинаций в зависимости от исследуемого. Последнее может натолкнуть на мысль о релятивизме историко-культурных исканий. Однако более существенным выводом кажется иное заключение: «подлинное историческое мышление должно мыслить и собственную историчность» [Гадамер Х.–С. Истина и метод: Основы философской герменевтики. М.: Прогресс. 1988. С. 354.]. Современная историзация есть часть историописания.

Таким образом, знание организуется не за счет иерархизации прошлого на «слои» значимых трактовок, а в соответствии с принципом постмодернистской «поверхности» [Анкерсмит Ф.Р. История и тропология: взлет и падение метафоры. М.: Канон +. 2009. С. 312, 370, 375.]: риторика исторического развития уступает пониманию общего и линейного как производного. Впредь на «поверхности современного знания»* репрезентируется каждое знание.

* Отказ Анкерсмита от парадигмы интерпретации-объяснения текста в пользу репрезентации текста методологичен: при конвенционных излишках герменевтики текст воспринимается как гештальт, требуемый быть закрытым «верной трактовкой», тогда как концепция репрезентации предполагает открытость дискуссии.

2

Лишь освобожденное человечество может

сослаться на любой момент своего прошлого.

В. Беньямин

О понятии истории


Режим доступа:

http://moscowartmagazine.com/issue/73/article/1551


Таким образом, знание об искусстве в эпоху глобальных изменений представляется как электронный «архив» гипертекстов-комментариев. Текст плотно помещается в ноосферу*: архивируется текст (произведение искусства/источник-материал исследования), то, что он комментирует (историко-социо-культурные контексты, сюжет, собственную форму), и то, что его комментирует (историография текста). Сопутствующее окружение не соответствует линейной темпоральной модальности: Настоящее текста есть симультанное восприятие Прошлого как фактора современного состояния со следами материального присутствия в Будущем [Гумбрехт Х.-У. «Современная история» в настоящем меняющегося хронотопа. Режим доступа: https://magazines.gorky.media/nlo/2007/1/sovremennaya-istoriya-v-nastoyashhem-menyayushhegosya-hronotopa.html (дата обращения 4.08.2020)].

* Ноосфера состоит из комментариев, что являются гиперссылками к изначальному массиву электронно-архивированного текста (произведения).

Содержание гиперссылок отвечает идее о необходимости полисемантического подхода к «комментированию». Так, К. Гирцом и Р. Бартом отмечалось, что привычка говорить о тексте базируется минимум на двух понятийных группах: во-первых, функционалистский, формалистский и семиотический смыслы текста* и, во-вторых, денотативный, коннотативный и «третий» смыслы текста [Барт Р. Третий смысл. М.: Ад Маргинем Пресс, 2015.].

* Функционалистская точка зрения видит в произведении «механизм поддержания социальных связей». Формалистская направлена на создание словаря «технической» терминологии для вербализации абстрактных идей искусства. Семиотическая заключается в понимании произведения сквозь призму современных созданию и изучению текста социокодов. Гирц К. Искусство как культурная система // Социологическое обозрение. Т. 9. №2. 2010. С. 32, 35.

Наконец, важна принципиальная открытость данного «сетевого» пространства: разнообразные комментарии — от институциональных кураторских проектов-выставок до субъективных отзывов в медиа среде — вносятся без цензуры. Подобный «архив» фиксирует всевозможные ипостаси текста: x репрезентуется вплоть до каждого косвенного упоминания — x`, x``, x-y и т.д.

Таким образом, во главе угла современного знания — методика репрезентации-архивирования. Что позволяет воспринимать текст динамично, гибко, что остерегает исследования от узости концепций идеологического масштаба.


Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author