radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Истории

Чему быть — того не миновать…

Валерий Рубин

Вот живешь и не замечаешь, как много Питер для тебя значит, а стоило уехать — и город уже не твой.

— Тебе не кажется странным, Алекс, что мы чревоугодничаем, предаемся земным удовольствиям, тогда как должны бы стремиться к воздержанию?

— Ничуть не кажется сир, то есть, Босс. Проклятый язык… А плотские искушения иногда можно себе позволить. «Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо», — сказал якобы один древний римлянин по имени Теренций. Доподлинно неизвестно, он сказал или нет, но все теперь повторяют за ним. Вот и я тоже. Но к вам это не относится, не переживайте.

— Как не переживать, если я нарушаю свои же правила, установленные для всех живых существ? Что на века были высечены в камне? Ах, да… чуть не забыл, заповеди с божьей помощью канули в лету. И теперь я все свое ношу с собой.

— Вы, правда, будете носить «флешку» с собой? А если грабители, не дай бог, налетят — вы подумали?

— Чему бывать, того не миновать. Помнишь, ты мне посоветовал избавиться от Земли как очага цивилизации, прекратить эксперимент, потому что никакой надежды направить человечество на путь истинный не осталось?

— Помню, конечно. Только решение я за вами оставил, Босс. Я тут не при чем.

— Да-да… Дрогнуло мое сердце в последний момент. Решил: пусть будет, что будет. Проявил милосердие, жалость во мне проснулась. Подумал: зачем менять шило на мыло, если человеческую природу не изменить? А сотрешь историческую память — вообще в птеродактилей превратятся. Сколько вас сегодня?

— Численность?

— Численность. Сколько вас миллиардов?

— Пожалуй, к восьми уже близко.

— Видишь. Восемь миллиардов человеческих существ, со своими мечтами, надеждами, планами — и что, коту под хвост их отправить прикажешь? Столько усилий потрачено, столько вложено в проект, столько лет, ночей бессонных — и напрасно? Да меня Отец Небесный со свету сживет… Плодитесь, размножайтесь… А уж как братец Михаил обрадуется, что я сел в лужу.

— Но в конечном счете вы приняли правильное решение в пользу жизни на Земле, а то бы куда мне возвращаться с Энцелада, в пустыню Сахара, что ли?

— И почему ты оттуда сбежал? Разве плохо там было?

— Нет, хорошо. Только ни одной живой души. Прямо как Робинзон на необитаемом острове оказался.

— Ты хочешь сказать, что ты, человек, не можешь существовать без тебе подобных?

— Примерно, так. Вы же там, на Небе, не одиноки. Вас, ангелов, тьма. Человек не может быть один-одинёшенек. И Адаму вы подослали Еву не из праздного любопытства.

— Ну скажешь еще, тьма. Допустим, тысяча или даже меньше. А Еву, действительно, подослали, ты прав. Чтобы искусить Адама.

— Разве не Змея подослали искусить?

— В принципе, это не столь важно, Змея или Еву, один другого стоит. Но для чистоты опыта мы решили сразу обоих использовать. Адам экзамен провалил. С этого и пошла наперекосяк история цивилизации. Потом уже поздно было вмешиваться, исправлять. Махнули мы на вас рукой, а вы и рады стараться.

— Так вы до сих пор не можете себе простить, что оставили человечество в живых?

— В некотором роде, дорогой, в некотором роде. Меня распирают противоречия. С одной стороны, я недоволен, а с другой — мне любопытно, чем всё закончится.

— Вот говорят, что апокалипсис скоро наступит, и знамение его налицо.

— Это ты о президенте, который объявил себя Мессией?

— Ну, не только. Не будем упрощать ситуацию. Дело не только в нем. Если полстраны верит, что он призван спасти планету, глас, так сказать, народа?

— Люди сходят с ума. И мне нет смысла им в этом мешать. Я устал, понимаешь, устал урезонивать людишек. Вроде бы ходят в церковь, храмов понастроили. Проповедям внимают, поклоны бьют, свечки ставят. А результат? — ноль. Показуха. Как та комедия называлась в перестроечное время в СССР?

— «Неподдающиеся», вы имеете в виду? Как двух оболтусов перевоспитывали на заводе?

— Ага, «Неподдающиеся». Но жизнь не кино, где по замыслу режиссера можно сделать всё, что угодно. По жизни зрители в кино и есть «неподдающиеся». Добро бы одни евреи, народ жестоковыйный. Им судьбой такими наречено быть. Им роль мучеников, жертв гонений и притеснений играть поручено, дабы разжечь пламя веры в Господа нашего единого, стать светочем для других народов, проложить путь к Истине, Справедливости, Благоденствию, — в Царство будущее, в Эру Милосердия. Не хотят другие народы походить на евреев, идти за ними, хоть ты тресни. Еще и поклеп на них возводят при каждом удобном случае, мол, не место вам здесь, на Земле. Грешить — пожалуйста, грешат с нашим удовольствием. Отвечать за грехи — только если сильно припрет, когда выхода нет, выгодно притвориться и молить о прощении, чтобы потом вновь грешить. Вот чем закончился эксперимент, который мы начали много тысячелетий тому назад, когда Творец произнес Слово, а мы, ангелы, подхватили эстафетную палочку. Конечно, это большая наша удача, успех, что человек прорвался к звездам, устремил взгляд в небо. Вот бы и продолжать…

— Так и есть, Босс. К Марсу скоро полетят. На Луне базу хотят построить. Может быть, получится…

— Именно, что может быть. Вы скорее поубиваете друг дружку, чем на Марс отправитесь. Нет вам веры. Вы непредсказуемы, как тот упомянутый ухарь-президент, который всем нравится.

— Допустим, не всем, Босс. Мне не нравится.

— Ты особенный, Алекс, исключение из правил. Потому я и разрешил тебе лететь на Энцелад и основать там колонию. А ты не справился с заданием, сбежал.

— Виноват, Босс, черт попутал, то есть, Дьявол. Вы меня до сих пор попрекаете этим, зачем?

— Я прощаю тебя. Всякий человек греховен, нет нужды это оспаривать, сотворен эгоистом от природы. Появился на свет божий — уже греховен, произнеся первый звук. И до последнего вздоха остается грешником. Вас не переделать. А когда поступите к нам, когда концы отдадите, испустите дух — там уж мы у себя решим: достойны вы Рая или Ада.

— Вы хотите сказать, что даже грешник может попасть в Рай?

— Безусловно. Все в нашей власти.

— Босс, но это же волюнтаризм!

— А кто, юноша, тебе сказал, что во Вселенной должна царить справедливость?

— Но вы же сами обещали евреям в загробном мире Истину, Милосердие и все такое прочее…

— Обещать, дорогой мой, не значит исполнить.

(фрагмент романа)

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author