«Альтернативный» Берлин и устойчивое развитие

Анна Будникова
14:43, 02 августа 20172394

Роль альтернативной культуры в устойчивом развитии современного города (на примере Берлина)

Статья обобщает информацию, полученную автором во время международной школы по устойчивому развитию в Берлине, стажировки в BTK Berlin University of Art & Design, участия в архитектурном воркшопе под лозунгом DIY+DIT («do it yourself»); а также основана на самостоятельном исследовании и конкурсном проекте для одной из развивающихся альтернативных зон современного Берлина.

Падение Берлинской стены в 1989 году вызвало возрождение заброшенных частей города — получила расцвет так называемая «селф-мейд» культура — все большее количество людей было заинтересовано в покупке собственной квартиры, соответствующей индивидуальным требованиям. Архитекторы стали разрабатывать уникальные проекты для пустующих участков, а затем находить партнеров, чтобы купить землю и реализовать свои проекты.

Автор делает вывод, что «альтернативная» жизнь бросает вызов повседневному прозябанию в сложившемся городе — это своего рода субкультура, ставящая во главу угла гуманистический фактор. Выявляется ее роль в устойчивом развитии современных городов — берлинская молодежь создает экологические проекты из натуральных материалов, доступные для всех жителей; тем самым отвечая всем условиям развития устойчивой среды. В качестве доказательства приводится ряд уникальных арт-пространств Берлина, где альтернативная культура получила максимальный расцвет.

Жилой двор в районе Prenzlauer Berg, Берлин. Фото автора

Жилой двор в районе Prenzlauer Berg, Берлин. Фото автора

Устойчивое развитие. Зарождение альтернативной культуры Берлина

Концепция устойчивого развития была принята на Конференция ООН в Рио-де-Жанейро в 1992 году. На повестку дня встали вопросы переориентации научно-технического развития, сохранения стабильности социальных и культурных систем, эксплуатации природных ресурсов; при этом, необходимо реализовать взаимосвязь этих факторов.

Сегодня проблема устойчивого развития современного города носит глобальный характер, являясь, пожалуй, одной из самых распространенных; нередко именуясь «всемирной моделью будущего цивилизации». В ответ на это архитекторы различных стран мира стали предлагать решения, как теоретического, так и практического характера; искусно «увязывая» все три аспекта — появились проекты эко-городов, энергоэффективных зданий, концепции реорганизации, гуманизации и развития городских пространств.

На протяжении всего времени утопичные образы рождались непосредственно под влиянием коренных переломных моментов истории во всех сферах общественной жизни, когда человечество меняет свое мировосприятие и находится на распутье. [4] Подобно тому, как рождались утопии, реализация новаторских решений (отвечающих еще не апробированной концепции устойчивого развития) требовала своего рода «точек опор», катализаторов; исходящих из исторического развития города или «переворотов» в общественном сознании.

Падение Берлинской стены в 1989 году ознаменовалось коренным переломом во всех сферах общественной жизни города, разделенного тогда на два автономных «государства». После разрушения этой преграды началась миграция из одной половины в другую — любопытная западная молодежь заполняла Восточный Берлин, в то время как многие его жители отправлялись на Запад.

Изменение политической ситуации вызвало возрождение заброшенных частей города — они и стали катализатором его развития. Получила расцвет так называемая «селф-мейд» культура — все большее количество людей было заинтересовано в покупке собственной квартиры, соответствующей индивидуальным требованиям. При этом, многие не находили таковой на арендном рынке жилья. Тогда архитекторы стали разрабатывать уникальные проекты для пустующих участков, а затем находить партнеров, чтобы купить землю и реализовать свои проекты.

Такие новые дома — «микросообщества» или «кохаузинги» (от «коллективный дом») — представляли собой объединения художников, архитекторов и городских активистов. В основном, они возникали внутри крупных районов, такие как Кройцберг или Пренцлауэр-Берг — сегодня там можно найти разнообразные жилые кварталы на берегу Шпрее, ярко расписанные художниками старые дворики с атрибутами современного искусства или городские сады с бесконечным количеством самодельных малых форм.

Поддержание такого партисипативного образа жизни требует постоянной коммуникации жителей, их активности в отношении вопроса гуманизации и возрождения городской среды. Сегодня в Берлине уже немало площадок, где люди обмениваются идеями, обсуждают злободневные проблемы и предлагают гибкие и доступные проектные решения.

Берлинский центр креативной устойчивости id22 ежегодно проводит воркшопы по обустройству городских пространств при поддержке Берлинского университета искусства и дизайна. Междисциплинарные группы из архитекторов, урбанистов, дизайнеров, социологов, экономистов под чутким руководством местных жителей, заинтересованных в результате, разрабатывают малые архитектурные формы и предлагают эффективные мобильные решения.

Современная реконструкция Берлина

Potsdamer Platz

Рассматривая возможные проявления альтернативной культуры в Берлине, необходимо ввести предисловие о его современной реконструкции — исторически и социально обусловленной программы, процессе рождения города заново.

Вид на Potsdamer Platz со стороны Берлинской филармонии. Фото автора

Вид на Potsdamer Platz со стороны Берлинской филармонии. Фото автора

После окончания Второй мировой войны многие кварталы Берлина представляли собой руины. Восстановление полуразрушенной столицы Германии сопровождалось изменением исторически сложившихся архитектурных ансамблей.

В 1961 году была возведена Берлинская Стена, проходившая прямо по демаркационной линии через центр города. Самая активная до войны часть в районе Potsdamer Platz и Leipziger Platz стала приграничной территорией и городской окраиной, как для Восточного, так и для Западного Берлина. После падения Стены и объединения Германии в 1989 г. эти районы, соответственно, превратились в пустыри, оказавшись в разрухе.

«Сшивание» разорванных частей, превращение конгломерата хаотично застроенных пространств в столицу единого немецкого государства и, одновременно, в город, удобный для жизни, было, пожалуй, самой сложной и масштабной градостроительной задачей, осуществленной за последнее столетие [5].

Западный Берлин конца 1980-х гг. в основном был известен достижениями IBA (Международной архитектурно-строительной выставке в Берлине) 1987 г., в частности, решительным восстановлением городской программы и экспериментами с новыми экологичными строительными решениями.

Город был действительно превращен в выставку, на которой крупнейшее мастера мировой архитектуры (в основном, постмодернизма, деконструктивизма) демонстрировали специально спроектированные для Берлина и реализованные в городе постройки. При этом, практически везде, типология, стилистика, постановка в пространстве оказывались различными, и город как целое не складывался; новостройки чаще всего не корреспондировались между собой и с историческим контекстом. Берлинский искусствовед М. Кремин сообщил следующее мнение о постройках Международной выставки: «это не Берлин».

В постмодернизме IBA проявилось то, что было присуще классическому модернизму — игнорирование исторического окружения [3, с. 179]. Архитектура, развивавшаяся в городе после эйфории, вызванной падением Стены, не слишком соответствовала духу времени.

Кройцберг. Фото автора

Кройцберг. Фото автора

Во второй половине 1990-х годов велись ожесточенные дебаты, каким быть реконструируемому Берлину. Директор департамента городского развития при Сенате Берлина (1991-2006 гг.) Ханс Штимманн был предан идее восстановления структуры города, существовавшей до войны, но не идти по пути стилизации «под старину» или создания копий разрушенных зданий, а наполнить ее современным архитектурным содержанием.

«Разнообразие в единстве», «гармония несовместимого» становятся девизами реконструкции Берлина.

Общей градостроительной тенденцией был провозглашен принцип так называемой «критической реконструкции». Для того, чтобы создать такую историчную по типологии, но современную среду, был использован давно известный и широко применяющийся во всем мире инструмент — регламент. Градостроители приступили к работе, развивая старую планировку города, восстанавливая градостроительный контекст и оптические оси. Одновременно нужно было отремонтировать город [7].

Ханс Штимман охарактеризовал предпочтительное строительство как «современную архитектуру, облаченную больше в кирпич и камень, чем в стекло и металл»; отдавая предпочтение традиционным материалам, позволяющим объединить новые и традиционные архитектурные формы. Тема объединения оказывается не только формально-композиционной, но и социальной: один из организаторов конкурса IBA в Берлине в 1980-е годы В.Лампуньяни, говоря о программе 1990-х годов, отметил существующее «социальное желание единообразия», и ключевыми словами назвал «объединение» и «всеобщность».

В 1991 г. был объявлен конкурс на проект застройки площади Потсдамерплатц, председателем жюри которого был Рем Колхас. Граница Берлинской стены проходила прямо по площади, поэтому после ее падения Потсдамерплатц превратилась в зияющий пустырь. Потенциальное место для развития городского центра (при этом, совпадающее и с планировочным центром горда) стало предметом жесткой градостроительной дискуссии между сторонниками сохранения старого архитектурного духа Берлина и приверженцами неомодернистских тенденций.

По проекту генплана, «критической реконструкции», разработанному Hilmer und Sattler, и откорректированному архитекторами Ренцо Пьяно и Хельмутом Яном, было предусмотрено комплексное решение района с сохранением довоенной планировки и основных направлений улиц с сетью служебных, торговых и культурных предприятий. Наиболее явные изменения — значительно более высокие сужающиеся башни и пересмотр планировочной сетки, включающей офисы, магазины, рестораны, кафе, жилье, а также развлекательные комплексы [7]. Архитектурные решения при этом оказались тесно связанными с конструктивными и высокоэкологичными технологиями. Например, керамические панели обеспечивают естественную вентиляцию зданий, двойные фасады выполняют функции энергосбережения, вентиляции и шумовой защиты.

Активный фасад Play Nordic / купол Sony Center. Фото автора

Активный фасад Play Nordic / купол Sony Center. Фото автора

Так, в районе Потсдамерплац из этой серии объектов можно увидеть офисное здание Daimler Chrysler Ричарда Роджерса, Debis-Haus Ренцо Пьано, Отель TheRitz-Carlton Hilmer und Sattler, Sony Center Хельмута Яна. Еще несколько немаловажных примеров энергоэффективного строительства за пределами центра — жилые дома района Пренцлауэр-Берг (недалеко от музея Архитектурного рисунка), здание Play Nordic, Филологическая библиотека Свободного Университета (южная окраина Берлина), GSW building (Штаб-квартира банковской группы BNL-BNP Paribas) и др.

Так, заново возродившееся сердце «пульсирующее» Берлина под сверкающими сводами из стекла и металла стало местом притяжения населения, активизации городской жизни.


Альтернативный Берлин. Искусство городских пространств

Prenzlauer Berg

В начале 1990-х, после почти полувекового забвения, Пренцлауэр-Берг превратился в гигантскую строительную площадку. При этом, сюда активно перетекала студенческая молодежь и художники, находя этот район привлекательным для жизни в силу низких цен на недвижимость и возможности развернуть здесь свое творчество. Пренцлауэр-Берг приобрел богемный характер — возникли разнообразные пабы, кино, галереи; в основном, в местах, отличающихся индустриальным стилем, например, на бывших пивоваренных заводах. Также известное здесь место — Мауэрпарк — открытая рыночная площадка, где зачастую выступают музыкальные группы, и просто отдыхают горожане.

Пренцлауэр-Берг отличается и большим количеством искусно преобразованных жилых дворов — ярко расписанные стены, уличная мебель, старая домашняя утварь создают уникальную атмосферу «третьего места», вдохновляющую на кооперацию жителей и их совместное творчество.


Жилой двор в районе Prenzlauer Berg, Берлин. Фото автора

Жилой двор в районе Prenzlauer Berg, Берлин. Фото автора

Участок Берлинской стены East Side Gallery

В 1990 г. группа международных художников расписала участок Берлинской стены протяженностью в 1.3 километра, который сегодня носит название East Side Gallery; и по праву считается самой большой в мире художественной галереей под открытым небом. На поверхности стены возникли изображения символического и сатирического характера — они посвящены историческим событиям, высмеивают тех или иных деятелей или просто представляют собой яркие граффити.

Берлинская стена East Side Gallery. Фото автора

Берлинская стена East Side Gallery. Фото автора

FIT, TeePee Land, Spreefeld, Holzmarkt

FIT (Freie internationale tankstelle или Международная АЗС) — арт-лагерь, своего рода хостел с круглой юртой и несколькими фахверковыми домиками на месте старой автозаправки. Также здесь располагается уникальный красный «вагон» с «говорящим названием» «Creative energy force» и кафе с экологически чистой продукцией. Все производится и поддерживается самими жителями, основателями не последнего подобного креативного лагеря.

Арт-пространство FIT. Фото автора

Арт-пространство FIT. Фото автора

TeePeeLand — арт-кемпинг, «пристанище» художников и «кочевников». Центральным звеном здесь является небольшой клуб со сценой — по вечерам здесь проходят концерты, а днем это место служит коворкингом или зоной отдыха. Малые формы, уличная мебель, утварь сделаны также из переработанных древесных материалов.

TeePeeLand. Обсуждение в процессе архитектурного воркшопа. Фото автора

TeePeeLand. Обсуждение в процессе архитектурного воркшопа. Фото автора

TeePeeLand расположен прямо около Spreefeld — современного жилого квартала, одного из ярких представителей кохаузингов.

Spreefeld отличается открытостью и инклюзивностью — осуществляется сквозной проход через первые этажи комплекса, свободный доступ на лестничную клетку, и соответственно, на эксплуатируемую кровлю. Сверху располагается смотровая площадка, с которой открывается вид на соседние арт-лагеря (Holzmarkt и TeePeeLand), исторический центр и телевизионную башню на Александрплац.

Spreefeld. Фото автора

Spreefeld. Фото автора

Одной из особенностей Spreefeld стали так называемые опционные пространства — нежилые помещения, расположенные на первых этажах домов; которые не просто сдаются в аренду, а используются, исходя из общих нужд кооператива. Такие студии и представляли платформу для вышеупомянутого архитектурного воркшопа, воркшоп, направленный на реализацию партисипативного подхода к обустройству городских пространств.

Высокие потолки, толстые деревянные рамы и сплошное остекление обеспечивают студии необходимым количеством света и свежего воздуха, предоставляя все условия для полноценной работы.

Процесс архитектурного воркшопа. Разработка идей, дискуссия

Процесс архитектурного воркшопа. Разработка идей, дискуссия

В 2014 году темой было проектирование мобильного универсального городского модуля из переработанных материалов; предназначенного для использования на территории как Spreefeld, так и TeePeeLand. Их связывает единая набережная реки Шпрее, прекрасное место для общения не только жителей квартала, но и желающих полюбоваться на красоты реки и разноцветные тенты расположенного на противоположном берегу студенческого лагеря Holzmarkt. Объект также должен был служить дополнением проекта «Mobex» — мобильного выставочного пространства, разработанного в предыдущие годы.

Постоянная коммуникация — очень характерная составляющая немецкой культуры, поэтому разработка городской мебели для организации дискуссий, переговоров, фрилансинга, дружеских бесед, кофе-брейков и т.д. — не только требование современности.

В течение трех дней проходило обсуждение концепций, разработка дизайн-принципов (как и в России), затем создавалась картонная модель, которая в итоге реализовалась в натуральную величину. Для этого использовались переработанные материалы, металлические элементы Holz Possling, эко-древесина MingaNetwork, фанера, ДВП, ДСП, колеса мусорных контейнеров BSR-Berliner Stadtreinigung и строительное оборудование.

Holzmarkt. Фото автора

Holzmarkt. Фото автора

Holzmarkt, пожалуй, один из самых активно развивающихся арт-пространств Берлина. Основатели лагеря при поддержке властей города разработали мастер-план развития прибрежной территории, предполагающего создание здесь большого студенческого кампуса, ряда общественных объектов (театра, клубов, кафе), зоны отдыха городского значения и др. В 2014 году здесь была только зона отдыха и причал катера, перемещающегося между Holzmarkt и Spreefeld.

В 2015 году был организован международный конкурс на проект «плавучего» театра Floating theatre, «причал» которого должен был располагаться на данной территории (видимо, развитие территории продолжается). Важным условиями были его компактность, трансформируемость и возможность перемещения вдоль Шпрее (ширина реки позволяла доплыть примерно до Märkisches Museum на западе и обеспечивала безграничное движение на восток).

Автором была предложена идея простой формы наклонного куба, трансформируемого темя способами — в закрытое пространство театра, открытое пространство, где окружающий ландшафт выступал декорациями и и платформу-кинотеатр под открытым небом. Известное выражение «Весь мир — театр, а люди в ней — актеры» служит лейтмотивом проекта.

Проект "Mirror Mirror floating theatre". А.Будникова

Проект "Mirror Mirror floating theatre". А.Будникова

Игроками-актерами здесь являются архитектура (мобильный театр, за счет передвижения меняющий вид и окружение), окружающая среда (меняющиеся декорации), свет и вода (отражения в зеркале, на поверхности воды), и сами исполнители-актеры. «Переработанная древесина и металл вторичного использования, используемые в наружных и внутренних конструкциях, отвечают экологическому принципу объекта.

Проект "Mirror Mirror floating theatre". А.Будникова

Проект "Mirror Mirror floating theatre". А.Будникова

ZK|U Openhaus — Center for Art and Architecture, Malzkabinett

ZK|U Openhaus — типичное по виду арт-пространство на месте бывшей складской зона, обладает, тем не менее, некоторыми отличительными чертами. Компактное здание объединяет резиденцию художников (хостел) с общей кухней с пространствами для работы и отдыха. Вокруг простирается «огород», где резиденты выращивают различные агрокультуры.

Площадь первого этажа практически полностью занимает открытая терраса с сидениями в виде автомобильных шин, где еженедельно собираются группы городских активистов для обсуждения злободневных проблем. Также здесь располагается открытая библиотека с большим количеством потрепанных книг и журналов по архитектуре и искусству.

ZK|U Openhaus. Фото автора

ZK|U Openhaus. Фото автора

Malzkabinett — бывший завод, сегодня представляющий своеобразный офисный комплекс, представители которого занимаются разработкой различных технических устройств и смарт-систем. Моторы, двигатели, вентиляторы, мельницы создаются из переработанных материалов и сломанного оборудования; являясь уникальными продуктами альтернативного творчества молодых новаторов. Однодневный воркшоп позволил междисциплинарной группе разработать ряд подобных элементов, например, кухонный прибор, типа мясорубки.

Также на территории завода располагается ферма EMF farm systems в небольшом вагоне — пример «мобильной» городской фермы.

Malzkabinett. Фото автора

Malzkabinett. Фото автора

Tempelhof, Natur-Park Südgeländeature (Парк Зюдгелэнде), Gleisdreieck park

Берлинские парки — это искусный синтез девственной природы, «обработанных» участков и искусственного ландшафта. Деликатное вмешательство человека здесь проявляется в проектировании этого синтеза, обеспечении малыми формами; также отвечающих экологическим принципам.

Tempelhof — бывший аэропорт в городской черте, территорию которого собирались застроить элитным жильем. Однако, инициативная группа (всего лишь пять местных жителей) стала акцентрировать внимание на этой проблеме, убеждая, что это место должно принадлежать горожанам. Подключили экологов, которые выяснили, что огромное зеленое поле важно для климата района.

Инициативная группа была услышана, и Темпельхоф стал зоной отдыха городского значения. Теперь здесь можно испытать редкое в городских условиях ощущение — 350 гектаров простора летного поля. Горожане катаются на велосипедах, скейтбордах и роликах, устраивают пикники на траве и запускают воздушных змеев. Также здесь расположены кафе, коворкинги, интересные деревянные инсталляции и огород в несколько гектаров.

Tempelhof. Фото автора

Tempelhof. Фото автора

Павильон с облицовкой из оранжевого металла и наклонной крышей — уникальный объект, сделанный из бывших фасадных элементов Bauhaus (Дессау) под лозунгом «Bauhaus re use — Projekt in Tempelhof».

Этот экспериментальный проект мобильного павильона, созданный в рамках энергосберегающей реконструкции Bauhaus и направленный на вторичное использование материалов; отвечает принципам устойчивого строительства, строительной культуры и архитектуры Recycling.

Tempelhof. Павильон "Bauhaus re use". Фото автора

Tempelhof. Павильон "Bauhaus re use". Фото автора

Парк Зюдгелэнде со вторым говорящим названием «Natur-Park» создан на месте бывшей сортировочной станции железной дороги. В конце 20-го века здесь были обнаружены редкие виды растений и насекомых, и группа городских активистов начала движение за сохранение этого природного участка как места обитания редких видов.

Теперь здесь располагается небольшая сцена с оранжевым амфитеатром, где проводят театральные представления; и индустриальные атрибуты — водонапорная башня начала 20 века, паровоз и железнодорожные пути, выполняющие роль променада. Индустриальное здесь искусно переплетается с естественным, наполняясь каким-то таинственным значением.

Natur-Park. Фото автора

Natur-Park. Фото автора

Gleisdreieck park — обширный парк в центре города, располагающийся под надземной линией метро. Бывшее ж/д депо было преобразовано в музей, а территория промышленной зоны реконструирована под парк.

По дизайн-принципам он схож с Natur-Park — здесь есть и зона естественного ландшафта, и благоустройство со скейт-парком; а разнообразием ландшафтных зон и покрытий напоминает Superkilen Копенгагена. Однако, здесь зоны скорее перетекают друг в друга, тем самым парк выглядит как интеграция различных типологий ландшафта, различных функциональных зон. Superkilen же намеренно разделен градостроительной ситуацией на три функциональные, символические и эстетические части.

Gleisdreieck park.  Фото автора

Gleisdreieck park.  Фото автора

Prinzessinengarten

Один из самых известных городских «огородов» в Европе, расположенный на месте заброшенного пустыря в центральном городском районе. Помимо сада, здесь располагается детская зона, книгомодули, коворкинг и кафе; в ассортименте которого — экологически чистая местная продукция, выращенная «на месте» — овощи, фрукты, агрокультуры. Также здесь можно поиграть в настольный теннис, принести какие-нибудь вещи в дизайнерскую мастерскую или посетить один из мастер-классов; посвященных изучению лекарственных трав, пчеловодству, уходу за микро-огородом.

Prinzessinengarten. Фото автора

Prinzessinengarten. Фото автора

Все эти проекты направлены не только на производство свежих фруктов и овощей, но и на улучшение экологической обстановки и уровня жизни в условиях урбанизации в целом. При этом, каждый из них создан и поддерживается местными жителями, заинтересованными в развитии города.

Альтернативная культура выступает катализатором городских изменений, бросая вызов повседневному прозябанию в сложившемся городе. Это своего рода субкультура, ставящая во главу угла гуманистический фактор. Подобно «наф-нафам» и «нуф-нуфам», берлинская молодежь создает уникальные проекты из натуральных материалов, экологичные и доступные для всех жителей; тем самым отвечающие всем аспектам концепции устойчивого развития.

Наполняя пустые заброшенные территории и объекты «полезной» нагрузкой, городские активисты создают здесь не только места притяжения; но и способствуют эколого-культурному развитию районов.

Литература

1. Michael Imhof Verlag. Berlin. New Architecture. A guide to the new Buildings from 1989 to today, 2012 (10th updated edition) / Авторский перевод

2. Кристьен Ринг. Берлин: «сделай-сам» город. Перевод текстов выполнен по изданию: Self-Made City. Berlin: Self-Initiated Urban Living and Architecrural Interventions, Berlin: Jovis Verlag, 2013 // Проект international — 2014 — №37

3. Щенков А.С. Реконструкция исторической застройки в Европе во второй половине XX века: Историко-культурные проблемы. — М.: ЛЕНАНД, 2011. — 280 с.

4. Будникова А. Архитектурная топология и феномен биомимикрии [Электронный ресурс] // Syg.ma. 24 ноября 2016. URL: http://syg.ma/@anna-budnikova/arkhitiekturnaia-topologhiia-i-fienomien-biomimikrii (дата обращения: 14.03.2017)

5. Ложкин А. Очерк 7. Рамки традиции [Электронный ресурс] // Archi.ru. URL: http://archi.ru/russia/47279/ocherk-7-ramki-tradicii

6. Берлинский Вестник 07 2002. Берлин — столица архитектуры [Электронный ресурс] // Портал «Berlin-ru.net», офиц. сайт. URL: http://www.berlin-ru.net/briefarchive/brief0207.htm

7. Сумма берлинских слагаемых. Место, где срастается Германия [Электронный ресурс]. URL: http://www.mediasprut.ru/public/de/berlinbau.shtml

8. Современная архитектура. Берлин, Потсдамер платц [Электронный ресурс]. URL: http://mojdomletaet.dreamwidth.org/4952.html

    Добавить в закладки

    Автор

    File