Построение. Первая зарубежная выставка российских саунд-артистов

Даниил Бурыгин
16:57, 30 ноября 20152073
© SoundArtist.ru

© SoundArtist.ru

В сентябре этого года на главном мировом фестивале технологических искусств Ars Electronica в Австрии был представлен проект Russian Sound Art Showcase. В рамках него состоялась первая зарубежная коллективная выставка российских саунд-артистов, а также серия их выступлений на основной сцене фестиваля. Выставка «Атональная Архитектоника: построение» представляет собой серию разных, методологически и концептуально, звуковых инсталляций, производимых по очереди при помощи 10-канальной аудиосистемы. Тема фестиваля Ars Electronica в 2015 году была обозначена как «Post Сity» и связана c проблематикой футуристической урбанистики и постгуманизма. «Атональная Архитектоника» во многом развила эту проблематику в российском (постсоветском) контексте. До 9 декабря выставку можно послушать в «Электромузее в Ростокино».

Среди участников выставки представители сообщества SoundArtist.ru: Олег Макаров, Patrick K.-H., Дмитрий Морозов (:vtol:), Сергей Касич, Виктор Черненко, Алекс Пленингер, Сергей Филатов, Полина Дроняева, Александр Сенко, Влад Добровольский, Борис Шершенков, Евгений Черный и Глеб Рогозинский. 8 участников рассказали о том, из чего состоят их работы и как можно их интерпретировать в рамках выставки.


Олег Макаров

«Architectonic Plates». Алгоритмическая звуковая инсталляция (Москва, 2015)

Данная работа является адаптированной под концепцию мероприятия версией алгоритмической звуковой инсталляции «Бесконечно интересная пьеса», созданной в начале 2015 года. Я написал программу-патч в среде Max 7, в которой сделал уже много звуковых работ. Это музыкальное произведение, генерирующее само себя в реальном времени. Каждый раз когда включается компьютер, звучит что-то, что никогда не звучало до этого момента. Это своего рода попытка переноса моей композиторской сущности в компьютер. Я создал набор звуков и программу, варьирующую эти звуки тембрально, сочиняющую из них музыку и располагающую их в пространстве — и делающую все это таким образом, как и я сам мог бы делать, к примеру, импровизируя на концерте.

Условно программа состоит из двух модулей — «синтезатор» и «композитор». Первый отвечает за тембры, берет звуки из числа отобранных мной, решает, как их трансформировать, или синтезирует, выбирая параметры из заданного диапазона. Второй принимает решения, какой звук в какой момент времени и в какой точке пространства сыграть, не только выбирая случайным образом из заданного набора вариантов, но и учитывая, что происходило за некоторое время до текущего момента. Благодаря ограничению диапазонов в которых происходит случайный выбор параметров, через некоторое время прослушивания, несмотря на фактическое отсутствие повторов, музыка становится узнаваемой — из–за того, что мы слышим не точно те же звуки и последовательности, но родственные им, сделанные по тем же правилам. Похожим образом мы узнаем стиль композитора или музыкальной группы.

Применительно к концепции архитектоники данную работу можно представить как здание, строящее само себя. В экспликации я приводил аналогию с термитниками — конструкция, построенная огромным количеством неразумных, но действующих по строгим правилам муравьев, создает ощущение логичной и продуманной. Отличие моей работы в том, что правила определены не природой и эволюцией, а моей композиторской прихотью.

© SoundArtist.ru

© SoundArtist.ru

Влад Добровольский 

«Population Zero». Полевые записи (Москва и Калуга, 2015)

Работа состоит из построения звукового произведения с многосоставностью и сложной сюжетной конструкцией. Она вмещает в себя большие повествовательные блоки, отягощает основные сюжетные линии дополнительными ответвлениями. Ее конструкция — это сеть взаимосвязанных между собой сегментов. Общее полотно работы складывается в конгломерат зависимых частей, которые можно воспринимать как самостоятельные сегменты, в иных условиях даже в качестве отдельных произведений. Заявленный способ — полевые записи. В реальности же — имитация полевых записей.

Архитектоника как эстетический способ освоения действительности работает показателем границ конструктивных блоков, организует разделительные линии между частями звукового произведения. Архитектоника — совокупная конструкция звукового произведения, манифестирующаяся в плане выражения посредством ранжирования периодами времени наличия звука и его отсутствия.

Patrick K.-H.

«Dissimilate». Многоканальная инсталляция (Вена, 2015)

То, что у меня в итоге получилось и было номинировано как многоканальная инсталляция «Dissimilate», имело в качестве прототипов три организма, чьи гены были пермутированы.

Первый — это абсолютно неоцененный современниками гений по имени Арсений Авраамов, нагенерировавший идей на несколько поколений вперед. В данном случае — его практика в 1910-е перестраивать рояли в микротоновый лад, дабы посредством интерференции в доэлектронную эпоху акустическими средствами добиваться звукового синтеза.

Второй — вместо рояля я использовал более мне родной инструментарий — полуакустическую гитару и электро-смычок.

Третья — это многоканальная система Акусмониум, а именно его 32-канальная венская версия, созданная композитором Томасом Горбахом. На момент сочинения Dissimilate, я уже имел несколько лет опыта работы с Акусмониумом и тем, что он дает — не просто локализацию, панарамирование (или на языке современной акусматики — диффузию) звука, но и такие определяющие параметры, как заполнение / опустошение пространства, сприрали / пути / кривые звука, различные градации этих параметров…

Разумеется, я понятия не имел об акустике «AA: построение» ни в 2014, ни на Ars Electronica в 2015, также речи не шло об исполнении автором. Это явочным порядком формулировало задачу имплементации максимума звуковых картин в само тело работы с учетом их живучести при, условно говоря, любой погоде, то есть относительно любой многоканальной системы.

Кстати, исполнение Dissimilate на самом Акусмониуме прошло плодотворнее, чем я ожидал — в частности, живой классик Франсуа Бейль, разработавший сам принцип Акусмониума и его первую модель в Париже в 1974 в студии GRM, попросил работу в свой курс по акусматике. Он охарактеризовал ее словами: «Quite subtile, strange color, suspending time… sharp ear!». В принципе, все сказанное мною выше можно было бы выкинуть, потому что это — идеальное описание.

© SoundArtist.ru

© SoundArtist.ru

Сергей Филатов 

«1.5 M/S». Многоканальная инсталляция (Абрау-Дюрсо, 2015)

Работа состоит из полевых записей, сделанных на территории винзавода «Абрау-Дюрсо». Материал был записан с помощью контактных и конденсаторных микрофонов. Задействованы звучания упаковочных и разливных конвейеров, движения жидкостей в трубах, процесс утилизации тары, электромагнитные излучения оборудования, процессы в винных погребах. К общей конструкции работа добавляет звучание конкретного звукового пространства. Работа представляет собой построение звукового ландшафта во всей его многомерности.

Борис Шершенков 

«Monument IV». Звуковая скульптура (Санкт-Петербург, 2015)

Работа Monument IV — это статическая пространственная звуковая инсталляция, посвященная ленинградскому архитектурному авангарду и основанная на трех основных принципах советского конструктивизма 1920-х годов, сформулированных одним из основателей движения, художником и теоретиком искусства Алексеем Ганом, как «…тектоника, конструкция и фактура…».

В своих архитектурных работах и скульптурных произведениях конструктивисты пытались подчеркнуть утилитаризм материальной среды с помощью простоты форм и обнажения технической основы строительного материала. При определенном приближении в качестве такого «материала» могут послужить и звуковые волны, простейшие звуковые сигналы, создающие своеобразный акустический аналог железобетонных конструкций — главного ресурса конструктивистов. Так, в данной работе роль «стальной арматуры» играют синусоидальные волны, а различные шумовые сигналы выступают в качестве «бетонного заполнения».

С использованием различных приемов акустики и звукотехники из этих материалов создается трехмерное звуковое поле с заданными характеристиками, которое может рассматриваться как статический материальный объект, звуковая конструкция, определенным образом воспринимаемая в трехмерном пространстве.

В настоящее время многоканальные звуковые инсталляции уже являются устоявшейся художественной практикой, и даже возникли определенные стандарты технического и акустического оформления таких работ. Благодаря этому, одна работа может быть показана в нескольких местах (звуковых галереях), обладающих необходимой технической базой, без необходимости дополнительного монтажа и настройки. Однако это в некоторой степени определяет и формат работ, большинство из которых является скорее пространственными музыкальными композициями, где слушатель играет чисто пассивную роль.

В работе «Monument IV» слушатель одновременно является и соавтором произведения, так как процесс восприятия этой звуковой конструкции скорее схож с созерцанием пластических и архитектурных объектов. Конструкция остается неизменной, однако, в результате интерференции звуков, биений, разнесения мнимых источников звука в пространстве и различных видов маскирования в разных местах зала слушатель воспринимает различную звуковую картину.

© SoundArtist.ru

© SoundArtist.ru

Дмитрий Морозов (::vtol::)

«SIL.R.D». Алгоритмическая звуковая инсталляция (Москва, 2015)

Работа состоит из ультра-минималистичного звукового вещества, граничащего с примитивностью. Для создания был использован язык программирования Pure Data с помощью которого я создал программу трансформации линии горизонта с цифровой фотографии города Москвы в числовые переменные, управляющие звуком. Архитектоника — зеркальное отражение утверждения Бориса Виппера о том, что «Архитектура — это застывшая музыка». Архитектоника — это звучащая иллюзорная архитектура, работающая с временным измерением, отсутствующим у архитектуры.

Евгений Черный 

«Sonic Cities» (в соавторстве с Глебом Рогозинским). Алгоритмическая композиция (Санкт-Петербург, 2015)

Наша работа представляет из себя систему генерации звуковых профилей городов, созданной на основе открытых данных трех городов (Москва, Лондон, Нью-Йорк) и алгоритма сонификации. Современные города меняются настолько быстро, что практически невозможно построить их модели, т.к. на следующий день они уже будут устаревшими. Если представить городскую среду как набор из экономических, социальных, культурных и др. факторов, то можно реализовать алгоритм сонификации, позволяющий «воспринимать» среду как единое целое, работающий на основе непрерывно меняющихся данных. Работа рефлексирует одну из основных проблем социологии городских сред — проблему сравнения городских сред.

Виктор Черненко 

«Город-сад». Алгоритмическая звуковая инсталляция (Москва, 2015)

Я использовал полевые записи, сделанные на протяжении нескольких месяцев в Москве и Подмосковье, а также запись голоса, который произносит числительные на русском и английском языках. Полевые записи, составившие «материю» работы, весьма разнообразны — от шелеста листьев до шума поезда в тоннеле метро.

Исходные записи с помощью программы, написанной в системе Max, нарезались на фрагменты. Последние переставлялись и преобразовывались по высоте и растягивались по времени. Алгоритмы используют случайность, но у них есть определенные тенденции. В соответствии с концепцией работы, которая называется «Город-сад», изначально упорядоченные, гармонизированные структуры подвергаются деформации, разрушению в отсутствие человека. В то же время они пытаются самоорганизоваться, составить некоторый внечеловеческий социум.

Прежде всего, это исследование столкновения / возможности сотрудничества случайных процессов и жестких трендов. В звуковом пространстве случайные процессы могут давать хаотические облака, создавая тревожные или, наоборот, успокаивающий эмбиент. Но если интенсифицировать эти случайные процессы, сгустить время, увеличить число одновременно звучащих семплов — можно наблюдать возникновение новых упорядоченностей из хаоса. На этом, кстати, построены многие музыкальные техники, например, гранулярный синтез.

Работа была сделана для фестиваля Ars Electronica 2015. Тема фестиваля — Post City. Концепция выставки, насколько я ее понял, состояла в выявлении грани между архитектоникой как сознательным процессом формирования среды обитания человека и атональностью как децентрацией, размытием первоначально тоталитарного проекта города, научно выведенного из абстрактной идеи гуманизма. Эту же концепцию можно усмотреть, переразложив слово «построение» так «пост-роение». Рой в данном случае можно рассматривать как метафору децентрализованного социума, «распределенного» разума, существование которого можно предположить у социальных насекомых.

Концепция «города-сада» (Garden City) описана Говардом Эбенизером (Ebenezer Howard) в книге «Города-сады будущего» (Garden Cities of To-morrow) (1898). Русский поэт-футурист Владимир Маяковский использовал ее в произведении о строительстве нового социалистического города будущего «Рассказ Хренова О Кузнецкстрое и о людях Кузнецка» (1929). Через год после написания своего произведения Маяковский покончил самоубийством. Города-сады по всему миру не пользовались популярностью, многие из них были заброшены.

Тема инсталляции «Город-сад» — заброшенный город, который пытается жить самостоятельно, под влиянием энтропии и окружающей среды превращаясь в полуприродный-полуискусственный организм-машину, сочетая все виды деятельности в некоем симбиотическом процессе.

Одна из постоянных тем моих работ — столкновение хаоса и порядка, в результате которого может возникнуть некий пост-порядок, который не всегда легко распознать из–за внешней хаотичности проявлений. Могу только надеяться, что моя скромная работа добавила атональности в общее построение, и тем самым помогла ему продвинуться к пост-централизованному эстетическому устройству.

Куратор «Атональная Архитектоника: построение» Сергей Касич о том, как была организована первая коллективная выставка российских саунд-артистов за рубежом



Добавить в закладки

Автор

File