Социализация и коммуникация. Что не так с российской фотографией?

ФОТО → станция
04:56, 22 августа 20171887

Мы публикуем вторую часть интервью с Ириной Чмыревой — художественным руководителем фестиваля «Вместе», который до ноября будет проходить в Новосибирске. Читайте первую часть в предыдущем материале.

Встреча на равных

— Ирина, насколько вы знакомы с новосибирской фотографией?

— Я знаю всего, может быть, пять-шесть имен. К сожалению, это особенность современного жития российской фотографии. И на таком шапочном уровне знакомства очень трудно давать какие-то оценки.

В ходе портфолио-ревю я как раз и собираюсь узнать о новосибирских фотографах немного больше. С одной стороны, буду смотреть вещи как куратор, выбирающий авторов для участия в работе проекта «Вместе», а с другой — как историк фотографии. Возможно, там будут работы, о которых мне захочется написать, дополнить ту историю фотографии, которую я знаю. Собственно, какой бы профессией мы ни занимались, мы все время учимся. И для меня завтра это будет учеба. Я буду учиться тому, что такое современная новосибирская фотография.

На одной из улиц Нарыма. Фото: <a>Антон Уницын</a>

На одной из улиц Нарыма. Фото: Антон Уницын

— Кого из фотографов вы могли бы отметить по итогам портфолио-ревю в Новосибирске? (Разговор с Ириной состоялся еще до портфолио-ревю, но этот вопрос был задан позже. — прим. «Фото → станции»)

— Я смотрела авторов, у которых были совершенно разные задачи. Для кого-то из них было важно получить конкретный совет, у кого-то была ситуация с редактированием отснятого материала. Если бы мы говорили сейчас о групповом портфолио-ревю, я бы с легкостью отнеслась к называнию имен, но здесь у меня были другие задачи. Я хотела познакомиться с авторами. И, конечно, каждому из тех, кто сегодня приходил, было бы приятно услышать свою фамилию. Поэтому сложно кого-то выделить. У Эдуарда Левена прекрасная печать и прекрасный проект, который он собирается продолжать делать еще годы. И для меня это был рассказ сложившегося автора о своей работе и призыв к партнерству.

У Антона Уницына есть две очень интересных новых истории, которые могут вырасти в книгу. Но говорить, что я увидела уже готовые проекты, с которыми можно дальше работать, просто брать их в готовом виде и нести дальше, — пока еще рано.

Что портфолио-ревю в принципе может дать авторам? У них могут состояться выставки?

— На самом деле выставка — это не чудо, которое может произойти с тем или иным фотографом. Это большая работа, даже если она происходит достаточно быстро. Потому что подготовка всегда предполагает сотрудничество разных специалистов. Даже если автор считает, что он делает выставку сам, без всяких внешних кураторов. У него есть печатник, у него есть человек, который помогает ему оформлять или просто развешивать. И от того, как они все взаимодействуют, зависят качество и результат. Поэтому выставки — всегда очень серьезный процесс.

Если говорить о возможностях, которые предоставляет портфолио-ревю, они могут быть очень разнообразными. Может поступить и предложение о выставках или о публикациях. А вот с просьбами о советах «что» снимать или «как» — это не ко мне. Я не преподаватель, который раздает правильные задания. Мои советы касаются того, в каких конкурсах можно принять участие или кому из моих российских и зарубежных коллег может быть интересно то, что делает фотограф. Кроме того, я могу предложить от своего имени написать в издательство, которое может заинтересоваться работами этого автора. Так что, портфолио-ревю — это площадка для очень разных возможностей.

Организаторы фестиваля FotoFest в Хьюстоне называют свое портфолио-ревю Meeting Place, то есть «место встречи». И это правда так. Потому что встречаются двое равных. Ведь если мы говорим слово «эксперт», это не значит, что он умнее или лучше, чем фотограф. Он просто человек, работающий в смежной с фотографом области на территории фотографии, и он (эксперт) хочет узнать что-то новое. И, возможно, это новое знание позволит двум встретившимся на портфолио-ревю людям дальше работать совместно. Или новое знание от фотографа перевернет представление эксперта о том, что такое фотография. И эксперт скажет: «Все, я больше фотографией не занимаюсь, мне больше здесь делать нечего» (смеется).

Портфолио-ревю на фестивале FotoFest в Хьюстоне

Каждый сам по себе

— Как вы думаете, с чем связан тот факт, что из новосибирских фотографов вы знаете всего несколько имен? Ведь в недостаточном интересе к российской фотографии вас обвинить точно нельзя.

— В ХХ веке вся русская культура перенесла несколько очень глубоких травм. И фотография, возможно, была травмирована больше других направлений в искусстве, так как связи внутри нашего фотографического сообщества рвались много раз. И в результате у нас не сложилась институциональность. Красивое слово, но очень четкое и понятное. У нас нет единой системы: Школа → Центр фотографии → Фестиваль → Музей → Коллекция → Коллекционер → Издания (посвященные не рекламе новой техники, а созданные для обсуждения фотографии, новых концепций, подходов к коллекционированию, нового поколения и нашего прошлого и проч.).

Отсутствие институциональности можно проследить даже на примере нашего российского интернета. В нем нет той среды, которая бы действительно позволяла человеку, занявшемуся фотографией как профессией, понимать, что он попадает в поле, где уже существуют правила, и он просто может на них опираться и развиваться. В сети есть лишь отдельные проекты. Вот, например, ваш проект появился и здорово, что он будет пытаться объединить, хотя бы на местном уровне, людей, не объединенных институционально.

Сложившаяся ситуация — не вопрос того, что мы потеряли сто лет и теперь никогда не сможем восстановиться. В том же Китае не было институциональности. Но она возникает на глазах в последние 20 лет. Там фестивали, галереи, частные и музейные коллекции работают совместно. На фестиваль приезжают музейщики из других городов, чтобы отобрать работы, там «пасутся» коллекционеры, которые понимают, что нужно покупать сейчас, иначе потом будет дороже.

Лекция Ирины Чмырёвой в рамках фестиваля «Вместе», Новосибирск, 2017 г. Видео: Анна Маслова

— То есть это вопрос простого взаимодействия людей, их общения, желания быть вместе?

— Да, самых разных специалистов. У нас вот этой социализации очень мало. И когда где-то что-то случайное происходит, то информация не доходит. Например, я приезжаю в другой город, ко мне подходит человек и говорит, что у него была выставка в Москве. Я рада, но, возможно, я никогда и не слышала об этом событии.

Если бы была вот эта среда из ячеек, между которыми можно передвигаться и работать, автор мог бы рассчитывать на то, что, попав в нее, другие институции (возможно, высшего уровня) уже будут знать о нем. Например, если он закончил такую-то школу, то его обязательно посмотрят эксперты из таких-то изданий, или будет выставка, на которую обязательно пригласят музейщиков. У нас так не принято. Музейное сообщество само по себе, коллекционеры к фотографии относятся с большим скепсисом, и для многих из них, в массе своей хорошо образованных людей, она до сих пор что-то вроде открытки. А сами фотографы не понимают, кто они: «Сейчас я снимаю свадьбы и у меня все хорошо, а быть художником — страшно, потому что я окажусь в чистом поле». Так что в первую очередь это проблема мегаструктурная, которая касается не только Новосибирска, но и всей фотографии в нашей стране в целом.

— Я бы даже назвала современное поколение молодых региональных фотографов (могу судить по тем авторам, которых знаю, и которые живут здесь, в Сибири) потерянным. В том смысле, что многие из них не понимают, как им действовать и куда податься.

— И которые не знают своих отцов. Потому что с ними как-то нет контакта.

— Да, именно. «И кто я вообще? Я никому не нужен на самом деле».

— К сожалению, это очень понятное мне чувство. Поэтому у нас и возникла идея проведения фестиваля PhotoVisa в Краснодаре. А теперь еще появилась возможность сделать путешествующую и растущую коллекцию авторов для фестиваля «Вместе», которая рассказывает о том, что сейчас есть в российской фотографии [1]. Мне это кажется важным.

Стратегия PhotoVisa отличается от новосибирского проекта, но я не могу сказать, что какой-то из этих сценариев правильнее. Должно быть и то, и другое. В Краснодар мы приглашаем иностранных экспертов и фотографов, чтобы их знакомить с российскими авторами, давать местным и российским фотографам, уже за счет этих знакомств, возможность потом куда-то выйти. Эта стратегия, безусловно, работает в любой профессии, будь ты искусствоведом, врачом или писателем. Врачи, встречаясь на симпозиумах, не только обсуждают научные проблемы, они представляют себя сообществу и оценивают профессиональный уровень коллег. Послушав их доклады, они уже точно знают, кто из них профи-практик, кто — больше теоретик, а с кем можно работать в дальнейшем. Такие личные встречи очень важны.

У нас нет единой системы: Школа → Центр фотографии → Фестиваль → Музей → Коллекция → Коллекционер → Издания

Поэтому для молодых авторов невероятно важно ездить, показывать себя, участвовать в международных портфолио-ревю. К сожалению, кроме Краснодара, такого традиционного места в России я назвать больше не могу. Лишь зарубежные примеры. Возможно, только еще «ФотоДепартамент», но не на постоянной основе.

Если появляется где-то возможность показать ваши работы, ее нужно обязательно использовать, и специально заранее к этому готовиться. В наше время интернета по-прежнему очень важны личные встречи и возможность самому показывать все и объяснять. Даже если то, что вы говорите, с точки зрения другого человека — неправильно, именно в процессе разговора вы можете себя скорректировать и найти способ, который позволит вам лучше себя выразить для публики. А если вы будете общаться только в интернете, вы не сможете потом выйти на реальную выставочную площадку. Потому что у вас никогда не было личного контакта и понимания того, что выставка — это нечто большее и совсем другое, нежели постить отдельные фотографии, которые между собой не связываются в единое целое.

«Группа единомышленников делает тебя сильнее»

— Возможно, это связано с проблемой коммуникации? Люди просто не очень хорошо умеют обсуждать профессиональные темы, спорить?

— Да, к сожалению, это тоже одна из наших проблем. Мне кажется, что есть простые способы развития самих себя в разговорах о фотографии. Судя по рассказам старших фотографов, в советское время фотоклубы (до 80-90-х гг., когда они постепенно начали превращаться в собрание технарей) были действительно клубами интеллигенции. Люди показывали свою фотографию и рассказывали о ней. Умение говорить о своих работах, которое на самом деле воспитывается, крайне важно для фотографа.

Вы просто показываете свои работы друзьям и рассказываете о них. Не так: «О, смотри, что я снял!», а говорите, почему это для вас важно. Озвучивая ваши задачи, вы по реакции на изображение можете понять, выполнили их или нет, совпадает ли произнесенное вами с тем, что человек видит? А иначе как вы поймете, что достигли цели? Можно писать сколько угодно красивых концепций и фотографически их не выполнять, а потом сожалеть о том, что люди не хотят концептуальной фотографии. Они ее хотят, но они хотят, чтобы концепция из самой фотографии выходила к ним, и слова только подтверждали, то что они увидели на фото.

Портфолио-ревю на фестивале PhotoVisa, 2015

Портфолио-ревю на фестивале PhotoVisa, 2015

— Но тут мы подходим к проблеме конструктивной критики. К тому, что люди не умеют профессионально критиковать и рубят сплеча.

— Это оборотная сторона неумения говорить. А в процессе критики нужно помнить, что после того, как ты выразил свое мнение о работе другого фотографа, настает его очередь говорить о твоем творчестве. Постепенно приходит понимание, что ответ может быть и несимметричным (улыбается).

И со временем фотографы научаются либо выражать свою критику более конструктивно, либо превращаются в анархистов, требующих совершения революции в процессе диалога. Для некоторых людей создать конфликт, в котором можно черпать энергию для продолжения своих работ, может быть психологической необходимостью.

Разговаривать о фотографии очень важно — просто собираться, рассказывать о своих сомнениях. Люди неохотно признаются, что они в чем-то сомневаются или слабы. А группа единомышленников делает тебя сильнее. Ты говоришь с ними о своих проблемах, и это дает свободу. И оказывается, что говорить и делать не страшно, а даже интересно, ведь творческие проблемы — это проблемы не конкретно тебя как личности, а тебя как автора. И абсолютно у каждого фотографа они есть.

Валерия Ветошкина

________________________________________________________________________________

[1] Разговор о новосибирском фестивале «Вместе» читайте в предыдущем материале.

Добавить в закладки

Автор

File