Сергей Сабуров: «Наша пятница — это вторник»

Издание Цивил
22:34, 06 июля 2017467

Сергей Сабуров — один из тех людей, кто движет авангардную электронную музыку вперед. Промоутер, DJ и совладелец знаменитого лейбла Hyperboloid рассказал специально для вас, чем сегодня живет электронная сцена.


Более подробное видеоинтервью

Когда ты захотел посвятить себя музыке? Сколько лет тебе было?

Мне было 16 лет, я жил в Тюмени и не знал, чем заняться. Дома слушал кассеты, бобины и CD, поэтому вопроса о выборе профессии не возникало. Так и устроился на радиостанцию, простое «подай, принеси».

Мне понравилась идея открытия первой радиостанции в городе. Это неожиданная свобода. Можно было слушать любую музыку, а не только ту, что звучала на самых популярных радиостанциях.

Как все развивалось дальше?

Как и у всех. Сначала кому-то помогаешь, а потом понимаешь, что все можешь делать сам. Тюменское радио научило меня свободе в выборе музыкальных форматов, поэтому я был готов ко многому. Плюс, естественно, мне не нравились тюменские клубы. Мы как музыкальные снобы из Тюмени ездили в Екатеринбург, где тогда был лучший клуб в стране — «Люк». У него была прямая связь с английской сценой, культовый фолловинг, он находился в бывшей бойлерной — чего еще можно пожелать?

Еще мы ездили за границу и слушали музыку там. Постепенно захотелось сделать что-то самому. Много странного случилось в это время. Чтобы гопники не приходили бить наших посетителей, мы намекали, что будет гей-вечеринка. Бандиты вертели носом, а мы себя комфортно чувствовали. Танцпол отдавали гей-тусовке, и все слушали хороший музончик. Потом геи ушли в другой клуб слушать отвратительный музончик, а мы остались.

Десять лет назад ты организовывал брейккор-вечеринки. Вообще, как часто менялись жанры, которыми ты увлекался?

Слушай, ну все это перетекает из одного в другое. Понятно, что остаются хардкорные фанаты одного и того же жанра, но на самом деле жанр не возникает просто так. Одна музыка всегда появляется из другой. Вся современная жесткая индустриальная музыка или экспериментальный клубный музон очень походят на брейккор. Немного другие подходы, ритмы и используемые программы, но я своим старым брейккоровым, джангловым и техноухом все равно слышу все эти элементы. Поэтому не вижу какой-либо проблемы в том, чтобы переключаться между жанрами. Кто слушает музыку внимательно, для того их нет.

Изменилось ли отношение к музыке за годы в индустрии?

У меня изменилось отношение, когда я вплотную занялся Hyperboloid с ребятами. Раньше слушал всю музыку мира, а сейчас больше времени уделяю нашим музыкантам. Через нас проходит очень много демок, мы занимаемся выпуском альбомов, помогаем устраивать концерты и вечеринки. Времени на что-то другое остается мало.

Еще дело в том, что у каждого из нас несколько лейблов. Кто-то марки собирает, кто-то пластинки на полку ставит, а мы сортируем по лейблам музыку. Иногда это можно назвать хобби, но, скорее, это классная работа.

При этом ты следишь за современной российской сценой?

Да, конечно.

Расскажи, в каком состоянии она сейчас живет?

Она как есть, так ее и нет. Российская электронная музыка никогда не была оригинальной, она вторична. Все электроники слушали и слушают музыку с Запада. Появилась ли какая-нибудь своя музыка, которую придумали в России? Ее нет. Поэтому специфичность русской музыки в том, что она заимствованная полностью, но не в плохом смысле.

Плюс здесь в том, что всем с раннего возраста дано неограниченное количество инструментов. То есть ребенок сейчас знает, как пользоваться социальными сетями, как связаться с единомышленниками, где найти любую музыку и инструменты для ее продюсирования. Можно сочетать в самых неожиданных вариантах. Понятно, что все группируются по лейблам, тусовкам, но изначально правил нет, каждый придумывает их сам. Потому что никто из нас не является основателем какого-либо стиля. Есть много ребят, есть разные успешные истории. Что-то становится более известным. У меня есть ощущение, что это не всегда с музыкой связано.

Связано с тем, как ты себя продвигаешь?

Ну да, не только промо. Важно то, насколько ты можешь себя реализовать. Потому что одному товарищу в городе на десять тысяч человек это сложно сделать.

Но есть интернет…

Есть интернет, но мы его всегда идеализировали. Это все круто, пока у тебя нет потребности на жизнь зарабатывать. Вот потом могут возникнуть проблемы, надо решать — хобби это или занятие всей жизни. Конкретные группировки и лейблы научились с этим справляться, поэтому их вечеринки собирают людей, а артисты турят по стране или заграницей.

Российская электронная сцена интересна своей парадоксальностью и неожиданными смесями.

Как ты оцениваешь Hyperboloid сегодня?

Я думаю, сейчас его можно назвать сценообразующим лейблом. Мы собрали единомышленников. Друзей, прежде всего. У нас со всеми личное общение, практически ни с кем не заключаем письменных контрактов. Все основано на общих интересах.

У нас та экспериментальная электронная музыка, которая через рейверский, панковский подход к делу зашла в клубы. Музыка с наших вечеринок еще лет десять назад считалась адским андеграундом. Сейчас это востребовано, подтверждением является недавний концерт Summer of Haze по случаю выхода альбома Infinite.

Summer of Haze постоянно гоняет в туры, когда у него остается время еще и альбомы делать?

Во вторник. Это наша шутка, но на самом деле наш выходной — вторник. Потому что пятница и суббота — до свидания, иногда и четверг. Воскресенье — мы лежим, спим, в понедельник нам грустно. В отличие от той песни Cure, вторник — это пятница для нас. Мы сами себе создали этот график, мне скучно, когда у нас много выходных. Summer’у тоже.

Сколько в среднем концертов организует Hyperboloid?

Двести, сто — сложно сказать. У нас бывают каждый день какие-то мероприятия — вчера выступал Summer of Haze, сегодня Pixelord на GEEK PICNIC, затем я в Powerhouse, завтра я на GEEK PICNIC, потом Haarps вчера выступал в Томске, а сегодня в Новосибирске. Шесть выступлений, два дня.

Сложно организовать свой концерт?

По-разному. Из шести названных ивентов полностью организацией я только одного занимался — Summer of Haze. Есть мероприятия, где мы занимаемся букингом артистов — это просто. То есть помогаем с дизайном, промо.

А забукировать большого артиста с большим выступлением сложнее, вторая степень. Вот Pixelord выступает с роботом, которого еще привезти надо. Это проект Human.Exe Vip по последнему альбому. Приключения одинокого робота, его притяжение к людям и дальнейшее отторжение. Эмоционально получилось. И во время живого выступления участвует второй человек, создатель робота из Санкт-Петербурга. Вот он приезжает, привозит костюм, надевает его и выступает вместе с Pixelord.

Третья стадия самая сложная, когда все мы делаем сами. Например, полностью китайский тур, восемь городов.

Расскажи о Китае. Ты ездил туда уже в пятый раз. Почему? Это действительно такое замечательное место?

Осенью едем в шестой раз, а в следующем году в седьмой. Во-первых, там невероятно сильно развивается клубная сцена. Мы были почти у истоков, когда первый раз приехали в 2011 году. Сегодня все заметно изменилось. Я очарован Китаем. Думаю, мог бы там жить.

Там невероятная энергия ощущается, драйв, развитие. Открываются новые клубы, лейблы, формируется сцена. И всегда есть возможность посетить очень странные города. Китай странный. Он напоминает Москву, но как будто увеличенную во всем раз в пять.

Насколько клубы Китая отличаются от наших?

Самые неожиданные и странные клубы в Чэнду. У нас есть кластеры: «Винзавод», Artplay, Flacon, «Красный Октябрь». А у них в центре города небоскребы, которые под офисы построены, но 90% пустуют. Это очень интересное зрелище, страшное и крутое. И они отдали верхние этажи небоскреба Poly Center под бары и клубы. Их там было 30-40 в одном здании. И это большие пространства по двести и более человек. Почти везде есть народ. На выходные гигантская очередь на вход, потому что это бизнес-центр и там всего четыре лифта. Я такого больше не видел нигде. В этом году их начали давить из–за жалоб на шум, осталось только десять клубов. Но очень интересный город.

Следишь ли ты за иностранной сценой? Или в последнее время только артисты Hyperboloid?

Не все артисты Hyperboloid из России. У нас примерно 50/50. Мы часть зарубежной сцены, а до недавнего времени про Hyperboloid вообще не знали, что он из России. Нас это вполне устраивает. В этом году мы планируем релизы ребят из Австралии, Англии. А второй наш лейбл — INTERNETGHETTO — он вообще международный.

При этом фолловинг до сих пор больше в США, откуда 60% продаж. 30% — Европа и Азия, а в России вообще никто ничего не покупает… но и ни у кого. Хотя покупать стали больше, и сейчас многие переходят на стриминг, поэтому ситуация улучшается.

Какая мода в англоязычном мире на музыку? Вот в России недавно попер вичаут…

Вичаут в России — это сообщество, а не музыкальное направление. Там играла музыка, которую ты можешь услышать на всех мировых фестивалях в Европе и США. Экспериментальная электронная музыка с темным оттенком. Вообще музыка затемнилась сейчас в связи с политикой, экономикой, социальными моментами. Кругом темно, и мы темные.

Во многом сейчас темное синтовое завывающее звучание из России оказалось впереди трендов Запада. Мы слушаем новый альбом Lapalux, и там это есть: чиллвейв, биты на 90 bpm, синтовые эмоциональные пассажи — это все уже было у нас последние пять лет. То есть мы позаимствовали оттуда, здесь произошло перемешивание и родилось новое, которое мы отдали обратно. Так что ничего негативного не могу сказать про российскую музыку. Она не догоняющая или опережающая, это все мета, сейчас нету времени.

Нету времени, но сообщество поделено по комьюнити. Насколько Hyperboloid часто контактирует с другими лейблами, существует ли единое сообщество?

Единого сообщества нет, к сожалению. Мы живем все по рэпу — кто больше на свэге. Мне смешно наблюдать как взрослому человеку, но, видимо, через это все должно пройти. Так проще объяснить свою музыку.

Мы никогда к основной тусовке не относились: в «Солянку» особо не брали, потому что не хипстеры, да и на «Стрелку» никогда не хотели, потому что наша тусовка для них то слишком молодая, то слишком небогатая. Но при этом мы проходим на Boiler Room, собираем большие залы, ездим по всей стране и миру. И это во многом благодаря тем людям, которые нас не приняли. Потому что мы научились делать все сами.

Недавно в НИИ прошла небольшая дискуссия в рамках ИЗИ. На ней обсуждали идею единых сообществ и постоянного взаимодействия между разными музыкантами. Как ты относишься к такой идее?

Искусственно это не произойдет точно. Это должно произойти естественно или по какой-то бизнес-схеме. Второе и работу по контракту с артистами как на Западе мы не рассматриваем. У нас это кружки по интересам. Какая-то своя тусовка. Как они будут объединяться — зависит от настроения и действий их участников.

Сейчас все развились и разошлись по своим домам. Это неплохой показатель развития. Конечно, мне нравилось, когда все были вместе в одном клубе. Вот, например, как раньше в клубе RODNYA. Там был микс из всего, и нам нравилось. Но это небольшой клуб. Те, кто этот клуб перерос по аудитории или предпочтениям, пошли заниматься своим делом. Сейчас таких пересечений стало меньше, чем раньше. Такой период. Я думаю, что ситуация устаканится. Не думаю, что это что-то враждебное, просто все заняты своими делами. Вот я занимаюсь Hyperboloid вплотную несколько лет. И они также. И когда речь идет об объединении, надо понимать, что они могут делать с нами, а мы с ними.

Для нас никогда не было проблемой сочетания на одном мероприятии хаус, техно и бейс-музыки, а для кого-то это является проблемой. Очень большое упущение. Поэтому появляются фестивали, на которых однобоко представлены либо друзья, либо небольшой электронный пул. Один журналист написал, что все слушают техно, и его друг организует фестиваль, где только техно. И никто не учитывает желания аудитории. Это очень тупо и местечково.

Хорошая музыка сочетается всегда. Я считаю, что «Боль» лучший из всех фестивалей, которые есть в России. И Faces&Laces. Был еще Outline, но он всегда в свою сторону уклонялся.

А планировал ли Hyperboloid сами делать фестивали?

У нас иногда проходят вечеринки в формате шоукейсов. Но пока не хватает ресурсов, чтобы организовать большое многотысячное мероприятие. Пока наш потолок — тысяча человек. Да и времени нет.

Поделись планами на будущее. Своими и Hyperboloid

Мои личные планы — сидеть на диване между мероприятиями Hyperboloid. А если серьезно, то сейчас планируется тур по России. География самая широкая — от Владивостока до Калининграда. И в Мурманск поедем, и на Юг в Краснодар. За границей тоже будут концерты и в Европе и Китае.

Также готовятся новые сильные релизы. Новый альбом Summer of Haze со совсем другим звучанием, еще один альбом Raumskaya и т.д.

Мы обкатываем разные схемы самостоятельного продвижения нашей музыки и артистов. Так что в ближайший год я буду заниматься турами Hyperboloid. Мы будем их сами организовывать. Ездить во все города, куда сможем попасть. Будем выступать везде. Ну, как я планирую. А как получится — посмотрим.

Если бы я дал тебе миллион долларов, на что ты бы его потратил?

Я бы полностью решил проблему с выпуском музыки на физических носителях и с ее дистрибуцией. Раз и навсегда. Наша бы музыка стала доступна во всем мире. Не только Hyperboloid, но и всех, кто согласился бы с нами этим заниматься.

Я бы вложился в производство. Недавно уже открылся завод по производству пластинок в Риге, который сделал Алгоритмик. Но пока не налажена схема дистрибуции. Система распространения музыки на физических носителях очень невыгодна для всех музыкантов в мире, но в России особенно. Вся система шоу-бизнеса, инди и независимой андерграундной музыки настроена на то, чтобы все заработали, кроме музыканта. К сожалению. И, наверно, этот миллион был бы инвестицией в то, чтобы артисты смогли увидеть награду за свой труд.

Если бы ты знал все, что знаешь сейчас, ты бы изменил что-то?

Я бы не стал изначально пытаться влиться в чью-то чужую движуху. Я бы сразу стал строить свое. Много всего крутого произошло, но много времени потрачено на обсуждение того, что в итоге не состоялось. Не нужно пытаться стать частью того, чем ты не являешься. Надо было сразу делать то, что тебе казалось правильным. Звучит банально, но реально много времени было потрачено на пустые разговоры.


Интервью подготовил Кирилл Ламповед для издания «Цивил»

Мы в сети: ВК, FB, Telegram, YouTube, Сайт

Hyperboloid: https://vk.com/hyperboloid

Добавить в закладки

Автор

File