Написать текст

Архиреализм. Руководство к чтению

Ислам NN

Последний манифест Архиреализма

Этот текст не является манифестом. Во всяком случае в том понимании, в каком оно бытует в сознании у культурологов. Это моя попытка понять, что я такое в пространстве современной литературы. Если угодно, то жанр этого текста близок к тому, что я понимаю под рефлексией. И вот я обращаюсь к самому себе и задаю вопрос:

 — Ислам, дружище, на секунду можно тебя. Объясни мне, пожалуйста, кто же ты, чертяка, такой? И зачем ты вообще нужен?

Я, Ислам. И я писатель. Я занимаюсь литературой. И утверждаю, что художественная литература в первую очередь — искусство, а писатель — художник. Моя позиция относительно моего дела сводится к триаде: Истина-Ислам-Искусство, в которой я занимаю срединное место. И я отношусь к истине так, как сын относится к отцу, и отношусь к искусству так, как отец относится к сыну. И всякий раз приступая к письму, я руководствуюсь этими двумя нехитрыми положениями, чьи границы опоясывают собой мой творческий метод, мою личность, мое мироощущение.

Дальше.

Я так думаю, что современная социо-культурная ситуация во многом нивелировала понятие индивидуальности. Унификация культурной парадигмы, давление и засилие СМИ, экспансия массового сознания и прочее, прочее — вот, что является причиной такой картины. И этот процесс хорошо описан и проанализирован, и даже, в какой-то мере спрогнозирован и сформирован, в книгах постструктурализма, как теоретических, так и художественных. Во многом чувствуя внутренне генетическую чуждость такому положению вещей, я пришел к мысли о том, что для творческой жизни мне необходимо отгородить себя от всего лишнего. Так родилось понятие — Архисубъект.

AS — субъект, чье внимание сконцентрировано только на нем самом и ни на чем вне лежащем. AS — занят исключительно только собой точно кошка в момент вылизывания своей шерсти. Его интерес к себе вызван его познавательной жаждой. Вслед за Максом Штирнером я повторяю: «кроме меня, для меня ничего нет». И, действительно, все, что мне необходимо уже содержится во мне. AS — это заданная и завершенная статичность, чья динамика выражается в самоисследовании.

Архисубъект — это патологоанатом, который копается в самом себе.

Для мира он слеп, глух, нем. Для мира он мертв. И к жизни способен вернуться только через письмо, через высказывание. А вся его речь суть он сам и ничего больше. Так возникает — Архиреализм.

Я познаю лишь себя самого и собой самим я довольствуюсь. И весь мой интерес исчерпывается мной самим. И все мои тексты — это суть я и ничего больше. В них ничего стороннего и быть не может. Страницы своих книг я прилепляю к внутренностям своего тела, и те следы, которые на них остаются — и есть моя литература. Я — Архиреалист. А язык, которым я пишу — это лишь окно, через которое можно на меня посмотреть. Знак будучи симулякром не выражал ничего кроме самого себя и к миру прямого отношения уже не имел. Теперь знак идет дальше. Теперь он выражает ничего, кроме самого меня, кроме того, чем является АR. Текст вторичен, первичен сам AR.

Архиреалист рожден самим собой в отсутствии предков, родины, Бога. Это самодовлеющая и в то же время самодовольная величина. Архиреализм — это не направление искусства, это лишь моя попытка быть честным со своим читателем.

Архиреализм — это мастурбация разума, это фокстрот мысли и чувства, это герань ума, расцветшая фиолетовыми лепестками, это поцелуй с собственным зеркалом.

Целью архиреализма является он сам. Если читать его тексты, есть риск превратиться в AS.

Я решил пересмотреть жанровую палитру литературы. Ибо вид, который она имеет, мне кажется, не совсем подходит для моего искусства. Рассказ, роман — это совсем не то, что могло бы в полной мере выразить статус и смысл написанного. И каждый жанр должен быть употреблен только с именем AR. Отныне так:

Малая проза — Капризы Ислама. Здесь есть родство с архитектурным капризом, так и с музыкальным каприсом (каприччо). Доминанта эмоций, калейдоскоп фантазии, веер мысли в отсутствии внутренних рамок. И весьма спорная предназначенность и адресация. Некоторая смысловая подвешенность (схожая по принципу с мокрым бельем, сушащимся на веревках)

Пример каприза и архиреалистической прозы

Крупная проза — Исповедь Ислама. Монументальный исповедальный текст. Претендует на некоторую веху в истории моего самопознания (приблизительно то, чем является рождение ребенка для матери). В отличии от капризов тон Исповеди серьезен, а интонация изобилует всеми гранями моего голоса (политонность). Расслоение архисубъекта после принятия им денатурата (шутка).

Метод архиреализма проще продемонстрировать на живописи. Архиреализм сведет живопись к одному жанру — автопортрету. И метод создания картины будет следующим:

1) Подойти к холсту/сесть за стол

2) Взять в руки палитру и кисть/уголь/карандаш/все, что угодно тебе, художник, взять в данный момент

3) Закрыть глаза

4) Писать/рисовать

5) Готово!

Забыл сказать, что и при создании художественного текста — глаза должны быть напрочь закрыты, ведь нужно вслушаться в музыку крови, всмотреться в нейронный пейзаж мозга. Это необходимое условие для архиреализма. Хоть мое Руководство к прочтению относится к искусству не напрямую, я, тем не менее, писал эти строки, стараясь не подглядывать, на какие клавиши упадут мои пальцы и чем же в итоге все кончится. Но не успел я довести мысль до конца, как случайно усну

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Ислам NN
Ислам NN
Подписаться