Create post
Рассказы и эссе

Живая ткань

Игорь Харченко 


Я не способен что-то чувствовать, я отсутствующим взглядом вижу белое, мне покойно. Я еще не знаю что такое счастье, потому что не видел, как выглядит горе. Мне не страшно, но только пока. Только пока мне спокойно и вот приходит ощущение, что скоро все измениться, приходит некое чувство страха, я тревожусь и начинаю бояться белого, стараюсь отделиться от него уйти подальше, но ничего кроме белого полотна не вижу.

На белом полотне проявляется рука, правильная форма руки четко вырисовывается на белой ткани, давит и давит, пытаясь ко мне прикоснуться. Белое становится небезопасным, мне страшно теперь, мне теперь не спокойно. Но деваться мне некуда. Я остаюсь один на один со страхом в лице этой жуткой формы руки на белом полотне.

Белая ткань волнуется, теперь рука не одна их несколько, через какую-то секунду рук большое множество все пытаются найти меня, достать. Я вижу, как руки желают запустить в ткань когти, но у них ничего не получатся.

Тишина. Минута, другая страшной тишины.

Треск, разрывающейся ткани, кинжал разрезает живую ткань, я слышу, как ткань плачет и боль застилает почему-то мои глаза. Я вдруг начинаю понимать, что где-то во мне появляется какой-то стук.

Лица, лица, лица. Куда их деть. Везде лица и руки, черт возьми, откуда они, где ткань?

Холодно, закрываю глаза.

Открываю и вижу, что уже руки не тянуться ко мне, но лица, они обращены ко мне, липко и страшно, вчера еще пахло хлором.

Все эти лица проносятся мимо меня, картины, картины. Мне здесь не нравится. Закрываю глаза.

Открываю, у меня было имя? Я ломаю себя. Или нет, я уже сделал это, во мне что-то пропало, что-то исчезло, что это было? Помню что-то ужасное, помню, как разорвалась белая ткань.

Надломленный кусочек меня уже висит на тоненькой жиле и вот-вот оторвется совсем. Но сделать я уже ничего не могу, мне кажется, что я сам когда-то надломал этот кусочек, его не прикрепить назад. Закрываю глаза.

Открываю глаза. Черт возьми, кусочек был меньше!!! Или я успел от себя оторвать что-то еще. Что-то было, что же это? Какая-то белая ткань, но она рухнула, пала как Троя. Ее теперь не вернуть, уже точно, зачем тогда нужен я?

Кусаю себя и выбрасываю сочные куски, сливаю себя в унитаз. Смотрю по сторонам, так делают все!

Опять закрыл глаза. Черт возьми, у меня не получается их открыть! Что же такое, может быть, я их выбросил?

Меня кто-то трогает, я что-то делаю. Чем-то занимаюсь, с кем-то разговариваю. Падаю в воду. Хорошо.

Плыву, во всю силу, ныряю, наслаждаюсь прохладою. У меня рождается идея, нырнуть как можно глубже. Что тогда произойдет? Погружаюсь. Давление давит на мои уши, хотя помнится, я тоже от них избавился, пузырьки такие смешные вылезают из дырок на черепе, там, где был нос. Я нырнул так глубоко, что теперь не понятно в какой стороне дно, но мне хорошо. Мне спокойно, я уничтожил себя. Совсем скоро появится живая ткань, и мой потерянный мозг будет тщетно силиться вспомнить, зачем он отрезал от себя части.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author