radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Society and Politics

Славой Жижек. Почему я публиковался на Russia Today

Alexandr Zakh 🔥
+1
Перевод статьи Славоя Жижека в Berliner Zeitung, в которой он объясняет причины своего сотрудничества с Russia Today.

Перевод статьи Славоя Жижека в Berliner Zeitung, в которой он объясняет причины своего сотрудничества с Russia Today.

Berliner Zeitung: В предыдущей версии этого текста говорилось, что Славой Жижек по-прежнему публикуется в Russia Today. Это неверно. Славой Жижек сотрудничал с Russia Today до начала российской военной агрессии. После этого он прекратил сотрудничество. Редакторы допустили ошибку в переводе. Мы приносим свои извинения за это.

Комментарий переводчика

Перевод на русский был исправлен в соответствии с новой версией оригинала.

Меня, как, наверное, и многих, следящих за публикациями Жижека, смущало его сотрудничество с Russia Today. Ранее он неоднократно комментировал свое решение, но казалось, что после начала войны в Украине никакие оправдания этого сотрудничества невозможны. Несмотря на то, что Жижек не опубликовал на RT ни одной статьи с конца января 2022, в статье Berliner Zeitung, которая озаглавлена этим проблемным вопросом, он вновь оправдывает свое сотрудничество. Что в этой статье бросается в глаза, так это то, что вся аргументация направлена скорее не на оправдание работы с RT, а на обоснование критики западной повестки. Но вопрос же совсем не в этом. Тут стоит вспомнить известную формулу Маршалла Маклюэна: “The medium is the message”. Несмотря на содержание статей Жижека на RT («об Ассанже, о слабостях либеральной демократии, о политике апартеида Израиля на Западном берегу, о заблуждениях политкорректности и т.д.»), критическая направленность которых не вызывает сомнений, само присутствие там статей одного из самых популярных левых мыслителей современности нечто говорит само по себе. Не легитимизирует ли оно таким образом российскую пропаганду?

Подписывайтесь на мой канал в Telegram.


«Да, я публиковался на Russia Today» — говорит философ Славой Жижек. Вот несколько причин: американская двойная мораль и Джулиан Ассанж.

Стыжусь ли я того, что публиковал мои тексты на Russia Today? Нет, абсолютно нет. Вот главная причина, почему я не стыжусь. Потому что одна новость прошла мимо нас незамеченной, пока наш взгляд главным образом был прикован к войне в Украине: Джулиан Ассанж 20 апреля 2022 стал на шаг ближе к своей экстрадиции в США, где его буду судить по Закону о шпионаже (Espionage Act).

Суд Лондона на слушании выпустил формальный ордер на экстрадицию, разрешающий Министрессе внутренних дел Великобритании Прити Пател (та, которая предлагала отсылать беженцев, прибывающих в Соединенные Королевства в Рванду) одобрить его перемещение в США. В случае признания вины Ассанжа ждёт до 175 лет тюрьмы.

Да, мы должны оказывать полную поддержку украинскому сопротивлению. Да, мы должны защищать западные свободы. Жутко представить, что произошло бы с Челси Мэннинг, если бы она была россиянкой. Но у нашей западной свободы тоже есть предел, который мы не должны терять из виду, пока «борьба за свободу» у всех на устах.

В эти дни мы слышим требование, что Путин должен предстать перед Гаагским трибуналом за военные преступления России в Украине. Окей, но как США могут требовать этого, пока они сами не признают юрисдикцию Гаагского трибунала для своих собственных граждан?

Ассанжу грозит 175 лет тюрьмы за разоблачение преступлений США, которые не подлежат сомнению. Не говоря уже о длинном списке преступлений многих президентов США. Если Путину место в Гааге, то почему не Ассанжу? Почему не Бушу и Рамсфельду (который уже мёртв) за их «Шок и трепет» — бомбардировку Багдада?

Как будто руководящий принцип недавней политики США — это странная инверсия знакомого девиза экологов: действуй глобально, мысли локально. Это противоречие было лучше всего проиллюстрировано еще в 2003 году двусторонним давлением США на Сербию: представители США одновременно требовали от сербского правительства выдать предполагаемых военных преступников Гаагскому трибуналу и подписать двусторонний договор с США, который обязывал бы Сербию не выдавать граждан США, обвиняемых в совершении военных преступлений или других преступлений против человечности, какому-либо международному учреждению (т.е. Гаагскому суду).

Неудивительно, что реакцией сербов был озадаченный гнев. Там были вещи (не только об Ассанже, но и о слабостях либеральной демократии, о политике апартеида Израиля на Западном берегу, о заблуждениях политкорректности и т.д.), которые я могу просто разместить на английском языке на Russia Today. Урок заключается в том, что западные демократии также имеют свои темные стороны, свою цензуру, поэтому мы имеем полное право безжалостно натравливать одну сверхдержаву на другую.

То, что я публиковал на RT, и то, что я публикую сейчас в полную поддержку Украины, является для меня частью одной и той же борьбы. Поэтому нет никакого «противоречия» между борьбой против антисемитизма и борьбой против того, что Израиль делает с палестинцами на Западном берегу. Если нас заставят выбирать между Украиной и Ассанжем, мы проиграем. Тогда мы продали свою душу дьяволу. Эта необходимость в общей борьбе не сводится к защите утопической позиции, но основывается на факте, что экстремальные страдания имеют далеко идущие последствия. В одном занимательном пассаже из книги “Still Alive: A Holocaust Girlhood Remembered”, Рут Клюгер описывает разговор с «одними продвинутыми докторантами» в Германии.

В нем говорится: «Один рассказывает, как он познакомился со старым венгерским евреем в Иерусалиме, который пережил Освенцим. Однако этот человек проклинал арабов и презирал их всех. «Как может человек, приехавший из Освенцима, так говорить?» — спросил немец. Я вмешался и возразил, возможно, немного более резко, чем требовалось: «А чего вы ожидали? Освенцим не был учебным заведением… Там никто ничему не учился. И уж точно там не учились гуманности и толерантности». «Концентрационные лагеря не принесли ничего хорошего», — говорю я… "Это были самые бесполезные и бессмысленные учреждения, которые только можно себе представить».

Короче говоря, несмотря на весь ужас, Освенцим не был местом, которое превратило выживших жертв в этически чувствительных субъектов, избавившихся от всех мелочных эгоистических интересов. Наоборот, часть ужаса Освенцима заключалась в том, что он также обесчеловечил своих жертв, превратив их в жестоких, бесчувственных выживших, неспособных к взвешенным этическим суждениям.

Урок, который можно извлечь из этого, очень удручающий и печальный: мы должны распрощаться с идеей, что экстремальные переживания несут в себе нечто освобождающее, что они позволяют нам устранить хаос и открыть наши глаза на конечную правду ситуации. Или, как лаконично выразился Артур Кёстлер, известный обращенный антикоммунист: «Если власть развращает, то верно и обратное. Преследования развращают жертв, хотя, возможно, более тонким и трагическим образом».

СЕЙЧАС настало время настаивать на едином подходе и задавать одинаковые критические вопросы России и Западу. Да, мы все теперь украинцы. В том смысле, что каждая нация имеет право защищать себя, как Украина.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+1

Author