«По большей части мы вдохновлялись друг другом, мы разговаривали музыкой». Интервью с «Деревянными китами»

Артём Сухомлинов
19:31, 23 апреля 2019🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
«Деревянные киты» (слева направо): Артем (бас-гитара), Тимур (электрогитара), Света (вокал, стихи), Катя (ударные). Фото:

«Деревянные киты» (слева направо): Артем (бас-гитара), Тимур (электрогитара), Света (вокал, стихи), Катя (ударные). Фото: Анастасия Станкина

В середине весны в столичные воды приплыли «Деревянные киты». В прошлом году благодаря мощному дебютному альбому «Под воду» ребята засветились в радарах многих музыкальных СМИ, а теперь — с выходом второй пластинки «Супер» — закрепили за собой статус одной из интереснейших групп современной отечественной сцены. Удивительным образом в их музыке гармонично сочетаются проникновенный вокал, мечтательные гитары и беспокойные ударные. За час до московской презентации в клубе Powerhouse я встретился с «Китами» и порасспрашивал их о новом альбоме, внутренней тревоге и вдохновении.


Привет, ребята! Как отыграли в Петербурге?

Тимур: Отлично.

Света: Ой, был классный концерт вообще. Было супер просто.

Тимур: Сцена большая.

Света: Да, мне было где разгуляться, я там прыгала, падала (смеется). Вообще отлично было. Звук был замечательный, народу набилось там до фига. Все было очень круто! Кайфовый концерт.


Обычно, как я понял, вы много времени тратите на саундчек, да? Вы приехали в Powerhouse в 3 часа дня и все это время чекаетесь?

Света: Нет, мы репетировали (смеется). Мы сначала ждали ребят, потом немножко порепетировали, а на чек, на самом деле, мне кажется, у нас минут 40 ушло.

Катя: Ну да.

Света: Обычно у нас минут 40 уходит, не больше.

Тимур: Зависит от ситуации еще.

Света: Да, в зависимости от места. Ну, здесь уже более или менее все знакомо, поэтому…

Фото: Анастасия Станкина

Фото: Анастасия Станкина

Как вообще встретили весну?

(Смеются.)

Артем: Еще не встретили, на самом деле.

Катя: Да…

Света: У нас в Мурманске…

Тимур: Я недавно на лыжах катался в Мурманске.

Артем: На весенних… на весенних лыжах.

(Смеются.)

Света: У меня подготовка к экзаменам. У меня в этом году госэкзамены и всякие прослушивания.

Тимур: В общем, мы приехали сюда и ходим без курток, прикольно.

Света: Да, тут гораздо суше и теплее, чем в Мурманске сейчас.


В прошлом году вы говорили о том, что в ваших планах есть переезд в Москву.

Света: Ну, он есть.

Тимур: По-прежнему есть.

Света: Не, ну как бы я заканчиваю учебу, и мы с ребятами в принципе так уже решили, что в августе собираемся…

Катя: Ну, скорее всего, да.

Тимур: Осенью, короче.

Света: Все доработают, подработают и…


И всей семьей приезжаете?

Света: Ну да. Попробуем найти какое-нибудь жилище на всех. Будем жить вместе и бесить друг друга.

(Смеются.)

Фото: Анастасия Станкина

Фото: Анастасия Станкина

Хотел бы, конечно же, поговорить о новом альбоме. Чем, на ваш взгляд, он отличается от дебютного?

Тимур: Качеством записи.

Артем: В первую очередь, из очевидных вещей — да, качеством записи. Потому что первый совсем кустарным методом записывали. В домашних условиях, скажем так. В знакомых программах и все такое. А здесь Powerhouse предложил нам новый звук, чистоту какую-то.

Катя: Более профессиональный звук…

Света: Просто еще тот альбом мы писали отдельно по дорожкам, а этот, кроме голоса, был записан сразу. То есть у нас было, например, 5 дублей одной песни, мы все сидели по разным углам и записывали все вместе сразу. Вот. Потом только, может, записывали…

Тимур: Гитарку, вокальчик, клавиши…

Света: Да! Украшения разные: вторую гитару, синт… Я дописывала голос. Но в основном все сыграно вместе и сразу, и это очень классно, потому что, мне кажется, так наше музло звучит получше.

Артем: Чувственнее…

Света: Чувственнее, да! Потому что отдельно нам немножко сложно понять.


Получается, вы записывались в прошлый приезд в Москву, да? Сколько потратили на запись? День?

Света: За три дня мы записали все, что надо, все основное. А потом уже в течение недели дописывали.

Есть ли что-то, что у вас не получилось? Вообще, вы довольны результатом?

Света: Ну, скорее да.

Тимур: В целом да.

Катя: Да.

Света: Ну, конечно, можно было бы еще доработать. Просто были довольно сжатые сроки.

Тимур: Такого, о чем бы мы мечтали и оно не получилось, не было.

Света: Да, но, когда слушаешь, думаешь: вот здесь можно было доделать, здесь немножко, вот там еще можно было что-то поднакрутить… Но это всегда и у всех так. Мне кажется, песни не могут быть полностью готовы, можно долго над ними работать…

Артем: Лучшее — враг хорошего.

Света: Лучшее — враг хорошего.

Тимур: Я их научил этой фразе.

(Смеются.)

На записи альбома «Супер» в студии Powerhouse, ноябрь 2018. Фото: Анастасия Станкина

На записи альбома «Супер» в студии Powerhouse, ноябрь 2018. Фото: Анастасия Станкина

Эти песни вы уже давно играете.

Все: Ну да.


Новых песен на альбоме совсем нет?

Света: Нет, там есть…

Катя: Три новых песни.

Света: Сейчас материала нового у нас совсем нет. Мы будем работать над тем, чтобы появилось еще что-то. А так на альбоме есть очень свежие песни — «Вода», например, «Саванна»…

Катя: «Киса».

Света: Да, «Киса» тоже. Это все песни годичной давности. То есть, на альбоме есть песня «Не отпускает», которая вообще очень древняя…

Артем: Одна из первых.

Света: Да. «Огни» — тоже очень старая песня.

Тимур: Интересно, что будет дальше, потому что материала нет.

Света: Нет, он есть. Есть еще песни…

Тимур: Может, мы закончимся…

(Молчат.)

Света: Ну что ты такое говоришь? Конечно не закончимся.

Артем: Давай без категоричности…

Света: Вот да.

Артем: Дай нам шанс. Может, это ты уже исписался?

Света: Тебе умирать уже пора.

(Смеются.)

Артем: Возьмем нового гитариста в группу, будет свежее звучание.

Тимур: Я думал о том, что вам, конечно, может быть, лучше…

Катя: Нет, второго гитариста надо.

Тимур: Мы не уживемся (смеется).

Катя: Тебе придется постараться.

Тимур, самый старший в группе. Фото: Анастасия Станкина

Тимур, самый старший в группе. Фото: Анастасия Станкина

Меня очень зацепила песня «Черная». Мне кажется, это очень гипнотическая вещь. Не могли бы сказать о ней пару слов?

Тимур: Тремоло.

(Смеются.)

Катя: Мысли гитариста…

Света: Да-да (смеется)!

Катя: Еще там мощный бит такой (смеется).

Света: Песня, на самом деле, про измену. И она вся такая в тревоге. Вся такая истеричная.

Катя: Неопределенная.

Света: В принципе у нас все песни такие. Все песни о тревоге. Но это, наверное, апогей истерики, злости, обиды. Если с моей стороны судить…

Катя: В любом случае чувствуется эмоция в группе, когда сочиняешь трек.

Света: Ну да, как-то, мне кажется, подсознательно понимается, о чем это, ловится настроение…

Катя: Вайб.

Света: Я тексты вообще в последнюю очередь пишу всегда. Они пишутся на какой-то уже готовый костяк песни, когда уже понятно, сколько фраз нужно. Тексты дописываю уже по ощущениям. Думаю, о чем я хотела бы спеть в этой песне. Может быть, уже появились какие-то слова в этом тексте, за которые можно зацепиться…


У тебя очень много стихотворений о нездоровых отношениях. То ты «не помнишь, не слышишь», то готова взорваться и хочешь убежать домой… Почему так?

Света: Потому что, мне кажется, во мне очень много тревоги. Когда мы начали играть вместе в группе, я, наверное, только вылезла из какого-то жесткого подросткового невроза. И, мне кажется, оно никуда не ушло. То есть, может, этого стало меньше, я стала немножко более счастливой…

Катя: Ты начала это все отдавать в музыку.

Света: Да.


Это помогает?

Света: Ну да, это такой разговор, что ли, с самим собой. Все это идет от внутренней тревоги, которая из меня, на самом деле, не выходит вообще. Она всегда есть. Ее может быть больше или меньше, но она есть.

Света на саундчеке в Powerhouse, 20.04.19. Фото: Анастасия Станкина

Света на саундчеке в Powerhouse, 20.04.19. Фото: Анастасия Станкина

Как вы относитесь к тому, что вас называют главной шугейз-группой России?

Катя: Мы не главная шугейз-группа России…

Света: Нам приятно, конечно…

Тимур: Просто мы вот собрались с Катей для того, чтобы попробовать играть шугейз.

Катя: Да.

Артем: Не получилось.

(Смеются.)

Катя: Просто я пыталась объяснить, как это все дело играть (смеется).

Тимур: Нет, вот «Пшеница» — это шугейз. А потом мы начали делать что-то еще, мы не ограничивались чем-то одним.

Света: Ну да, на самом деле, у нас по шугейзу больше всего Катя угорала. А все остальные… Ну, я буквально, наверное, год назад для себя открыла группу Cocteau Twins, и мне прямо понравилось. Я подумала: «Блин! Как классно, действительно! Академический вокал… Это же так классно!» Но чтобы я раньше сидела и заслушивалась, такого не было. И, мне кажется, у нас у всех так. Немножко на разных стилях все выросли.

Катя: Я хочу сказать еще, что очень здорово, что они ничего не знают. (Смеются.) Нет каких-то определенных рамок. Например, вокал совершенно отличается…


Если сравнить с теми же Slowdive, то у вас все–таки более эмоциональный вокал.

Катя: Да-да. Есть в этом своя фишка, что-то новое привнесено.

Артем: Катя нас всех пыталась научить шугейзу, но у нее не получилось. Мы необучаемы.

(Смеются.)

Тимур: Ну, мне иногда это дается…

Артем: Начали писать песню, Катя говорит: «Давайте зашугазим ее». Все.

(Смеются.)


Успеваете ли вы за все возрастающей популярностью вашей группы?

Катя: Мне кажется, все идет…

Света: Своим чередом.

Катя: Своим чередом, да. Нет такого стрессового состояния.

Артем: Изменений пока не заметили.

Катя: Они очень медленно наступают, но ты их чувствуешь. Анализируешь с прошлым годом…

Артем: Площадки становятся больше. Зрителей приходит больше.

Тимур: Какой-то такой движухи, связанной с популярностью, нет.

Света: Мы тут, конечно, все лодыри, но ответственность какая-то все равно появилась и даже побольше ее стало. Мы все делаем для того, чтобы быть более собранными. Я, например, часто думаю о том, что нам надо больше репать. Сейчас вот вышел альбом, и я уже об этом несколько раз подумала и пострессовала, потому что надо писать что-то новое. Нужно много работать, нельзя останавливаться.

Официальный клип на песню «Недовольная Киса». Режиссер: Павел Игнатьев

Все равно, мне кажется, темп у вас достаточно живой. Недавно вы выпустили клип, теперь альбом…

Света: Мне кажется, не особо и быстрый у нас темп. Мы больше ленивые. Есть группы, которые каждый месяц по треку выпускают. Пока все, что происходило — запись альбома, клипа, — происходило само собой. Вовремя появлялись люди. Вот, например, мы пришли сюда потусоваться, и Андрей Алгоритмик говорит: «Давайте альбом запишем. Вот вы как раз выпустили весной альбом, давайте осенью запишем вам новый здесь». И с клипом то же самое. Мы написали в группе, что нам нужен клип, и нам разные ребята ответили: «Давайте мы вас снимем». В этом году у нас еще появились ребята-менеджеры, которые нам говорят, что нужно делать. И это тоже классно, потому что они ставят нам какие-то цели, и мы такие: «Ну да…»

Катя: А мы не запариваемся, мы опять ленимся.

(Смеются.)

Катя: Просто спал этот груз ответственности.

Света: Да, классно, что они нам ставят задачи: нужно сделать, нужно успеть. И мы, мне кажется, только за. Чем больше нам нужно делать, тем лучше. Если ничего не будем делать, мы закиснем.

Артем: А вообще, конечно, все своим чередом, все на своих местах. Если широко посмотреть, все само идет. Каких-то особенных усилий мы, наверное, не прикладываем. Хорошо, когда музыкант может просто писать музыку и когда вокруг есть люди, которые готовы помочь ему с каким-то продвижением, работой… Работой? Ну ладно.

(Смеются.)

¡Hola! Катя и Света в Guitarbank, ноябрь 2017. Фото: Анастасия Станкина

¡Hola! Катя и Света в Guitarbank, ноябрь 2017. Фото: Анастасия Станкина

Я много слушаю современную отечественную музыку, и я устал от того, что все довольно однообразно и безвкусно. За кем из музыкантов, на ваш взгляд, стоит последить и кого следует заценить?

Катя: Love Fade. Очень хорошие молодые ребята. Хорошую музыку делают.

Артем: В едином порыве, наверное, отметим Shortparis, да?

Катя: Ага.

Света: Да. Чем дальше, тем…


А вы не были на их живом выступлении?

Света: Нет.

Артем: Не целиком. Тимур, ты присутствовал?

Тимур: (Молча кивает.)


После такого слов никаких не остается.

Света: Ну да…

Катя: «акульи слезы».

Света: «акульи слезы», да. Отличные девчонки.

Катя: У них шугейз прямо классический.

Света: Да, он классический, но в то же время он такой очаровательный. Когда я их включаю, мне прямо хорошо становится.

Катя: Воздушно вообще.

Света: Я бы, не знаю, 10 часов их слушала, честно говоря (смеется).

Катя: Ага!

Света: «сад имени федора». Офигенная группа. Я познакомилась с Ритой, их вокалисткой, на резиденции «Параллель» в Powerhouse. Сходила на их концерт, и меня прямо всю размазало. Я очень глубоко пережила это все. У них очень здоровская музыка. Я чувствую что-то близкое в их музыке, и в то же время они делают это абсолютно по-своему, уникально. И еще группа «Нотэберд».

Катя: «Нотэберд», да.

Тимур: Сняла с языка!

Артем: Наши кореша мурманские, да.

Света: Они наши кореша. Но крутые не потому что, наши кореша, а просто так (смеется).

Света на студии Powerhouse, ноябрь 2018. Фото: Анастасия Станкина

Света на студии Powerhouse, ноябрь 2018. Фото: Анастасия Станкина

Хотел, кстати, у вас спросить о них. Вы знаете, что они сейчас делают? Информации от них мало.

Тимур: Ну, они сейчас записали что-то…

Артем: EP они пишут, да. Доделывают. Скоро ждем EP от «Нотэберд».

Тимур: Летом на фестивале «Дикая мята» будут.

Света: Витя с Ромой, вокалист и барабанщик, сейчас просто еще катают в туре с The Retuses.


Как вам альбом Миши, кстати?

Света: Я офигела! Мне так понравилось. Ночь, темно, на улице была какая-то жесткая метель, и я лежала слушала этот альбом, и у меня такое ощущение было, как будто я посмотрела какой-то крутой, очень мощный фильм. Я просто очень люблю такое музло. Тревога. Если где-то есть тревога, то…

Катя: Я там!

Света: Да!

(Смеются.)

Катя: Nevasca еще хорошая группа в своем жанре. Они тоже из Мурманска, играют эмо. Мидвед…

Света: Медведь!

Катя: Медведь-эмо, да (смеется).

Катя, угорает по шугейзу.  Концерт в клубе «Смена», сентябрь 2018. Фото: Анастасия Станкина

Катя, угорает по шугейзу.  Концерт в клубе «Смена», сентябрь 2018. Фото: Анастасия Станкина

Света: Артем еще Lucidvox любит.

Артем: Lucidvox, да. Интересные барышни. Видно, что они не просто так взяли инструменты. Талантливые, способные девушки. И за музыкой интересно наблюдать, и на концертах… Эти визуальные образы от самих исполнителей.

Света: Да! Я помню, мы были, кажется, тоже на каком-то шоукейсе… В Aglomerat. И было ощущение дикого шабаша, дикости первобытной.


Какие вы чувства испытываете, когда выходите на сцену?

Тимур: Сейчас отожгем!

(Смеются.)

Катя: Первые две песни еще так… волнительно.

Света: Я волнуюсь, да. Первые аккорды, я выхожу, стою и думаю: «Сейчас-сейчас, все нормально». Но обычно я стараюсь с этим бороться. Я просто начинаю очень налегать на…

Артем: Алкоголь!

(Смеются.)

Света: Нет! Не надо чернить мою репутацию! Я вообще обычно непьющий человек, по сравнению с вами…

(Смеются.)

Света: Налегаю на какую-то экспрессию, что ли. Когда у меня начинается жесткая молотильня внутренняя, я сразу ее выкидываю в зал. Мне становится проще. И я знаю, что люди, которые пришли, им хочется хлеба и зрелищ. А у меня натура такая, мне нравится, когда на меня смотрят.

Катя: Очень много хороших отзывов было с концерта в питерском клубе MOD.

Света: Очень комфортно было играть, да.

Катя: И сцена большая!

Света: Да! Можно было прыгать по всей этой сцене. Это очень весело! Мне еще нравится наша публика. Люди приходят, чтобы покайфовать. Очень нравится, когда этот контакт появляется. Я вот не вспомню, наверное, концерта, где бы вот этого контакта не было.

Презентация альбома в Powerhouse, 20.04.19. Фото: Анастасия Станкина

Презентация альбома в Powerhouse, 20.04.19. Фото: Анастасия Станкина

А сами вы часто ходите на концерты?

Света: Стараемся.

Тимур: В Мурманске не так чтобы много интересных концертов.

Света: Да, к сожалению. Чаще всего, наверное, я хожу на концерты, когда мы выступаем, например, на «Боли» или другом фестивале. Мы смотрим программу: туда надо сходить, сюда надо сходить. В Мурманске в этом плане, к сожалению, некуда ходить. Очень мало всего. Но я стараюсь еще посещать концерты классической музыки. Я учусь в колледже и стараюсь бывать на каких-то студенческих концертах. Когда сюда приезжаю, стараюсь что-нибудь высмотреть в филармонии, в Гнесинке…

Артем: По возможности посещаем концерты, да. Когда все получается (смеется).


Что из музыки, кино, литературы на вас сильно повлияло? Несколько фамилий.

Тимур: Мама…

Света: Мама…

Артем: Фамилию, фамилию назови.

(Смеются.)

Катя: Я с Артемом играла до того, как мы со Светой и Тимуром познакомились, а они общались параллельно нам. Наверное, по большей части мы вдохновлялись друг другом, мы разговаривали музыкой.

Света: У всех еще был очень разный опыт. Я познакомилась с Тимуром, когда он еще играл с Витей Скорбенко из «Нотэберд», у них был проект Ptica. Я до этого не выступала, мне было лет 16, и мы только начинали с Тимуром что-то делать — каверочки всякие. И я помню, что меня больше всего порадовал этот процесс лютой импровизации. Как Витя играл свои песни, не писав никаких текстов. Как это классно! И действительно понимаешь, что стопорило именно то, что надо было придумать текст. Я сидела, придумывала какие-то стихи, а потом пыталась это наложить на музыку. Но это все фигня, как оказалось. Первичнее идут какие-то звуки. А вот то, что дальше — это все можно спокойно описать самой. Вот это, наверное, самый яркий толчок был для меня. Я посмотрела, как это делает Витя Скорбенко, у которого вообще никаких не было рамок и нет. Понятно, что были и другие музыканты — например, Radiohead.

Катя: Конечно!

Света: Да. «Земфира» на меня сильно повлияла, кажется, своими текстами.

Артем: Наверное, Витя Скорбенко в той или иной степени на каждого из нас повлиял. Интересный персонаж, тоже мурманский наш друг.

Катя: Все с ним поиграли.

Артем: Так получается, что в разные периоды каждый с ним как-то взаимодействовал.

Катя: Наш идейный вдохновитель… Хотя не совсем, нет (смеется).

Света: Мне кажется, на тот момент, когда мы начинали играть, Витя был, наверное, самым ярким персонажем на мурманской сцене, потому что то, что делал Витя, не делал вообще никто. И на каждый его концерт все приходили, понимая, что это будет вообще другой концерт, то, чего раньше вообще не было. И вдохновляло то, что можно делать творчество, не ограничиваясь вообще ничем. Понятно, что Витя сам тоже растет. Он, возможно, прочитает это и поржет, но для меня мелкой это был пример чего-то совсем другого, потому что у меня не было какой-то музыкальной среды до этого.

Артем: А книги? Кто-нибудь вообще что-нибудь читал?

(Смеются.)

Артем, любит Бродского. Фото: Анастасия Станкина.

Артем, любит Бродского. Фото: Анастасия Станкина.

Света, ты пишешь стихи. У тебя есть любимый поэт?

Света: Я так мало читаю, но, когда в школе училась, меня очень радовали Блок, Маяковский и Пастернак. У Маяковского мне особенно нравилась ритмика, какая-то музыкальность. В Блоке… Я помню, как мне нравилось учить поэму «Двенадцать». Боже, я такое счастье испытала, когда учила. Особенно последние строчки: «В белом венчике из роз — Впереди — Исус Христос». В этой поэме и в конце особенно есть какой-то эйфорийный посыл, и мне эта эмоция заходила. От души прямо читала этот момент. Я думала, что я гениально читаю (смеется).

Артем: Для интеллектуальной элиты отметим Бродского, конечно. А то нас перестанут слушать.

(Смеются.)

Артем: Сказали про Бродского, интервью удалось. Правильно?

Света: Еще мне, конечно, очень заходил «Дельфин». Какое-то время я очень много его слушала. В нем тоже есть какая-то… тревога (смеется)! Это ко мне, конечно. Но стихи… На самом деле, я никогда не думала, что я хорошо пишу стихи. Мне кажется, я прокачалась в какой-то момент, но самое классное ощущение для меня было то, когда я поняла, что могу вообще не париться, есть ли в этом глубокий смысл, и что мне нужно писать просто понятнее то, что я чувствую в данный момент и то, что я представляю. У нас есть еще одна очень старая песня — «Море». Название потом уже появилось, она еще называлась «Новая» (смеется). И вот я представляла, как лежу на пустом пляже, меня накрывает соленой водой, и я закоченела, хотя вечер был теплый. Мы уже очень давно не играли эту песню, но я помню, как я представляла это ощущение, когда меня накрывает холодной волной, как я мерзну, как садится солнце, кричат чайки. И я описываю это состояние. И так в принципе все тексты… Для меня настоящим толчком был тот момент, когда я поняла, что могу просто описывать то, что мне представляется.

Тимур: Мне вообще уже очень много лет, я тут самый старший. И у меня периодами были разные увлечения и в литературе, и в кино, и в музыке. Долго перечислять. Какое-то время я Лимоновым увлекался. Сейчас вообще… Ну, не буду говорить.

(Смеются.)

Тимур: Когда-то я очень много смотрел кино, и мне это очень надоело, я перестал. А потом наткнулся на французского режиссера цыганского происхождения Тони Гатлифа. Я устал от искусственности в кинематографе. Но она так или иначе все равно присутствует. А вот Тони Гатлиф любит работать с непрофессиональными актерами, у него все очень естественно, особенно в некоторых фильмах. И я как-то впитал в себя эту волну и какое-то время дышал этим. Это если говорить про кино. А в музыке люблю разное.

Света: Ну да. По поводу того, что вдохновляло. У меня есть подруга, которая слушала электронную музыку, и я за ней тянулась и тоже начала ее слушать. И я помню, что какое-то время меня очень вдохновляла Бьорк. Это странная музыка. Ее вокал… У меня вообще пунктик насчет вокала. Мне очень нравятся странные голоса. Еще в последнее время — вернее, очень давно — меня очень вдохновляют всякие восточные, арабские вещи. В народной музыке особенно очень много разных украшений. Сейчас я слушаю, например, китайскую народную музыку. Не вокальную, а именно инструментальную. И в ней очень много интересных вещей — глиссандо, например, всякие мелизмы. Мне это очень нравится, я очень люблю это использовать в своем голосе. Это как такой прикол для меня. «А могу я вот так сделать? И вот делаю! Ха! А вот еще могу, еще!» (Смеется.)

Катя: А я даже не знаю… Грегг Араки. Вот.

Тимур: «Ex Drummer»?

Катя: Не, ты что, нет.

Тимур: «Загадочная кожа»?

Катя: Да… И остальные его фильмы (смеется). Я очень давно их смотрела, еще в школе. Но в них тоже очень многие вещи заложены, но они показаны не так пусто.

Тимур: «Поколение игры “Doom”» его?

Катя: Да, это тоже он. «Totally Fucked Up» и все такое. Ну, и там шугейз играют. На музыкальную составляющую большой акцент сделан. И на передачу эмоций тоже.

Света: Я люблю еще всякие сказки. Мне кажется, я и нашу группу вижу, как такую сказку. Может быть, местами страшная (смеется). Если из детства копать, то, помню, я залипала просто на разные сказки. Я знала их до фига, а сейчас я вообще ничего не помню. Помню, взахлеб читала Андерсена, братьев Гримм, русские народные сказки. Они вообще такие странные, русские народные сказки. Вообще такая дичь. Ну, если читать неадаптированные сказки, то там везде такая дичь.


Как советские мультфильмы.

Света: Да, как советские мультфильмы. И, наверное, сказки меня тоже всегда вдохновляли. Я еще вспомнила, что очень люблю Миядзаки. Мне больше всего нравится то, что у него до фига всяких японских духов, маленьких божков, которые все очень странные. И вот это тоже. «О, это что-то странное! Люблю что-то странное!»


Беседовал Артем Сухомлинов

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File