«Мы выступаем за поиск новых технологических форм»: наброски Челлис Глендиннинг к манифесту неолуддитов

Станислава Погода
20:14, 22 января 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Неолуддиты предлагают не просто отвергнуть современные технологии, а глубоко критикуют их, призывая снести капитализм и пересмотреть наш образ жизни, систему этических ценностей и экономики. Но есть ли в концепции неолуддизма единое представление об идеальном, анти-индустриальном обществе и его будущем? Челлис Глендиннинг, писательница и экопсихотерапевтка, попыталась сформулировать манифест неолуддитов, в котором рассмотрела историю луддизма и критики технологий и предложила программу для новых общественных и экономических систем — созданных людьми для людей вместо машин.

Челлис Глендиннинг родилась в 1947 году, с детства участвовала в протестных демонстрациях Civil Rights Movement в Вашингтоне, а в юности — в выступлениях против войны во Въетнаме, феминистских и деколониальных движениях. Окончив университет Беркли в 1969 году и позже Колумбийский университет с докторской степенью, Челлис развивала направление экопсихологии и тридцать лет работала психотерапевткой. Сквозь многолетний опыт участия в самоорганизациях она повлияла на становление современного неолуддизма как писательница. И как исследовательница и активистка — на переоценку утраченных социальных практик, защиту коренных народов, концепции экофеминизма и биорегионализма, критику технологического общества. Глендиннинг публиковала сотни статей и эссе в различных журналах, а также написала девять книг — о преодолении паники и страха ядерной войны (The Book of Nuclear Therapy Hardcover, 1987), связи колонизации и героинового наркотрафика в деревне Чива (Chiva: A Village Takes on the Global Heroin Trade, 2005), истоках аддикций в обществе экологического кризиса (My Name is Chellis and I’m in Recovery from Western Civilization, 1994) и другие.

Сейчас Челлис 74 года, она живет в Сукре, столице Боливии. Пару лет назад она выпустила очередную книгу — мемуары о своем поколении хиппи и богемы, революционеров и «создателей истории», посвященную социальным движениям в шестидесятые (In the Company of Rebels. A Generational Memoir of Bohemians, Deep Heads, and History Makers, New Village Press/NYU Press, 2019). Архивы ее работ хранятся в в университете Мичиган (Labadie Collection), личный сайт: http://www.chellisglendinning.org.

Челлис Глендиннинг остается не представленной в России, так как до сих пор ее работы не издавали на русском языке. Мы считаем ее важной мыслительницей и хотели бы это исправить. Публикуем перевод «Набросков к манифесту неолуддитов», написанных в 1990 году.

перевод и редактура: станислава погода, ииван кочедыжников и иван человеков для taste the waste

оригинал: Notes toward a Neo-Luddite Manifesto (1990), Chellis Glendinning, The Anarchist Library

иллюстрация: <a>ииван кочедыжников</a> для taste the waste

иллюстрация: ииван кочедыжников для taste the waste

Большинство исследователей европейской истории отвергают английских луддитов XIX века как «безрассудных разрушителей машин» и «вандалов», достойных упоминания только за их дерзкие выходки. Однако, за пределами этой интерпретации можно обнаружить сложное, глубокое и непонятое общественное движение, корни которого лежат в столкновении двух мировоззрений.

Мировоззрение, которое оспаривали луддиты век назад, было идеологическим продуктом капитализма свободной конкуренции (англ. laissez-faire — политика невмешательства государства в сферу экономической и социальной жизни — прим. ttw) с растущим внутри него слиянием власти, ресурсов и богатства, именуемым «прогрессом».

Мировоззрение, которое поддерживали луддиты, было устарелым, более децентрализованным, утверждающим взаимосвязь труда, общины и семьи через ремесленные гильдии, взаимосвязи деревень и городских поселений. Они наблюдали на своих рабочих местах машины, а в них — в гигантских мельницах и строгальных станках ― угрозу не только для работы, но также качества жизни и структуры общества, которое они любили. В конце концов, уничтожение этих машин было последним усилием отчаявшихся людей, чей мир оказался на грани исчезновения.

В залпе технологий

Нынешняя полемика по поводу технологий напоминает луддитскую эпоху. Наша жизнь в современном обществе точно также исчезает за баррикадами технологий нового поколения — интерактивного телевидения, оптоволокна, биотехнологий, сверхпроводимости, термоядерной энергетики, космического оружия, суперкомпьютеров. Мы непосредственные свидетели протеста против их натиска. Группа студентов из Беркли собралась на Спраул-Плаза (Sproul Plaza), чтобы ломать телевизоры в инсценировании «терапии для жертв технологий»*. Одна бизнесвумен из Лос-Анджелеса забралась на военно-воздушную базу Ванденберг и с помощью лома, болтореза, молотка и беспроводной дрели нанесла повреждения милитаристскому компьютеру. Жители деревень в Индии окружают телами стволы деревьев в сопротивление бульдозерам, вырубающим их леса (речь идет об экофеминистском и социально-экологическом движении Чипко (англ. Chipko Andolan), использующем методы сатьяграхи — тактики ненасильственной борьбы Махатмы Ганди — прим. ttw). Жители вокруг аэропорта Нарита в Японии сидят на летном поле, препятствуя взлетам и посадкам самолетов. В ФРГ немцы взбираются на дымовые трубы заводов, протестуя против выбросов, от которых кислотные дожди губят лес Шварцвальд (Black Forest).

* Челлис Глендиннинг, вероятно, вспоминает студенческие протесты 60-х годов, инициированные контркультурным движением в США. Так события 1964 года на Спраул-Плаза запомнились выступлением активиста Марио Савио, в частности, его знаменитым призывом «положить свои тела на шестерни и колеса» системы, чтобы ее остановить. Это был не столько целенаправленный протест против производственных технологий, сколько против машин в шизоаналитическом смысле. «Если мы не освободимся, машина вообще не сможет работать», — таким утверждением Савио завершил свою речь. Подробнее о связи контркультурного движения и неолуддизма в Америке можно узнать из книги Стивена И. Джонса «Против машин: от луддизма к неолуддизму», ― прим. ttw

Отчаянные неолуддиты

Такие действия отсылают к тревогам и намерениям луддитов XIX века. Неолуддиты — это граждане XX века, активисты, рабочие, соседи, социальные критики и ученые, которые ставят под сомнение преобладающее современное мировоззрение, проповедующее прогресс силой необузданных технологий. Неолуддиты имеют смелость видеть катастрофу нашего века целиком: технологии, созданные и распространяемые современными западными обществами, выходят из–под контроля и оскверняют хрупкую ткань жизни на Земле. Подобно ранним луддитам, мы такой же доведенный до отчаяния народ, и стремимся защитить свои ресурсы, сообщества и семьи, которые любим и которые находятся под угрозой разрушения.

Что такое технологии?

Недавние социальные движения бросили вызов идее о том, что нынешние модели гендерных ролей, экономической организации и семейного устройства обязательно «нормальны» или «естественны». Точно также неолуддитское движение пришло к признанию, что технический прогресс и виды технологий, производимые в нашем обществе, не являются просто данностью.

Как заметил философ Льюис Мамфорд, технологии состоят не только из машин. Они включает в себя процессы и социальные структуры, которые делают ту или иную машину работоспособной. По сути, технологии отражают систему взглядов. Тем или иным мировоззрением они порождаются в форме машин, техники и социальных организаций — зависит от восприятия жизни, смерти, человеческого потенциала и отношения людей друг к другу и к природе.

В отличие от мировоззрений множества культур по всему миру (особенно коренных народов), взгляд в основе современного технологического общества поощряет механический подход к жизни: рациональное мышление, эффективность, утилитаризм, научную отстраненность и веру в то, что место человека в природе связано с собственничеством и превосходством. Отсюда к технологиям можно отнести атомные электростанции, лазерные лучи и спутники. Именно этот подход создавал и продвигал военно-промышленно-научно-медийный комплекс, транснациональные корпорации и рост городов.

Остановить разрушения таких технологий требует не только регулирования или ликвидации отдельных элементов, таких как пестициды или ядерное оружие. Оно требует новых способов мышления о человечестве и новых способов отношения к жизни. Оно требует создания нового мировоззрения.

Принципы неолуддизма и критика технологий

1. Неолуддиты не придерживаются антитехнологических установок*. Технологичность является неотъемлемой частью человеческого творчества и культуры. Мы выступаем против тех видов технологий, которые в корне разрушают человеческие жизни и сообщества. Мы также отвергаем те, что исходят из взгляда на рациональность как на ключ к человеческому потенциалу, приобретение материальных благ ― ключ к самореализации человека, а технологическое развитие ― ключ к социальному прогрессу.

* Антитехнологичность, антитехнология (англ. Anti-Technology) — совокупность взглядов, избирающая главный критическим подходом к современному обществу полный отказ от технологий — в глобальном масштабе всех основанных на принципах и разработках промышленной революции. ― прим. ttw

2. Все технологии неотделимы от политики. Как пишет социальный критик Джерри Мандер в книге «Четыре аргумента в пользу ликвидации телевидения» (Jerry Mander, Four Arguments for the Elimination of Television, 1978), технологии не являются нейтральными инструментами, которые могут быть использованы во благо или во зло в зависимости от того, кто их использует. Они представляют собой структуры, сознательно сконструированные для отражения и обслуживания конкретных интересов влиятельных кругов в конкретных исторических ситуациях. Технологии, созданные массовым технологическим обществом, служат сохранению массового технологического общества. Они, как правило, сконструированы для краткосрочной эффективности, простоты производства, дистрибуции, маркетинга и потенциальной прибыли. Или для ведения военных действий (war-making). В результате они стремятся создать жесткие социальные системы и институты, которые люди не понимают до конца, не могут поменять или проконтролировать.

Как отмечает Мандер, телевидение не просто развлекает и держит в курсе событий домохозяек всему миру. Оно дает корпорациям надежный метод расширения экономического влияния и контроля над социальной и политической мыслью. Это также разрушает семейные связи и сужает внимательность и жизненный опыт у зрителей, опредмечивая окружающую их реальность.

Точно так же внутриматочное устройство Dalkon Shield не просто облегчило контроль над рождаемостью. Это принесло огромную прибыль корпоративным предпринимателям, когда совершеннолетия достигло самое массовое поколение, когда-либо рожденное в Соединенных Штатах (имеется ввиду бэби-бумеры — рожденные в десятилетие после Второй мировой — прим. ttw), и оральные контрацептивы были в немилости. Также оно навредило сотням тысяч женщин, вызвав септические аборты, воспалительные заболевания органов таза, разрывы матки, бесплодие и смерти.

3. Субъективный взгляд на технологию создает опасные ограничения. Популярный аргумент «я не могу жить без текстового редактора» отрицает масштаб последствий широкого использования компьютеров — например, токсичное заражение рабочих на заводах и укрепление корпоративной власти за счет эксклюзивного доступа к новой информации в базах данных.

Как отмечает Мандер, производители и распространители технологий стремятся представить свои творения в оптимистичных, утопических терминах. Пестициды увеличат урожайность, чтобы накормить голодную планету! Атомная энергия будет «слишком дешева, чтобы вообще ее считать»! Противозачаточные освободят женщин! Осмысление критического подхода к технологии требует полного изучения ее социологического контекста, экономических последствий и политических смыслов. Он включает в себя вопрос не только о том, что приобретено, но и о том, что потеряно и для кого. Он предполагает рассмотрение процесса внедрения технологий не только с точки зрения использования человеком, но и с точки зрения их воздействия на других живых существ, природные системы и окружающую среду.

Программа на будущее. Технологии, выбранные людьми для людей

1. Наш шаг к преодолению последствий современных технологий и предотвращению дальнейшего уничтожения жизни — это демонтаж следующих деструктивных разработок:

ядерные технологии ― которые вызывают болезни и смерть на каждой стадии топливного цикла;

химические технологии ― которые перестраивают естественные процессы путем создания синтетических, часто ядовитых химических веществ и оставляют после себя токсичные и не подлежащие утилизации отходы;

технологии генной инженерии ― которые создают опасные мутагены, что при выбросе в биосферу угрожают нам беспрецедентными рисками;

телевидение ― которое функционирует как централизованная сила, контролирующая сознание, разрушает общественную жизнь и отравляет окружающую среду;

электромагнитные технологии — излучение которых изменяет естественную электрическую динамику живых существ, вызывая стресс и болезни;

компьютерные технологии ― которые вызывают болезни и смерть при их производстве и использовании, усиливают централизованную политическую власть и удаляют людей от непосредственного жизненного опыта.

2. Мы выступаем за поиск новых технологических форм. Как говорит политолог Лэндон Виннер в книге «Автономные технологии» (Langdon Winner, Autonomous Technology, MIT Press 1978), мы выступаем за создание технологий людьми, непосредственно вовлеченными в их использование, а не учеными, инженерами и предпринимателями, которые получают финансовую выгоду от массового производства и распространения своих изобретений и которые мало понимают реальный контекст использования свои их разработок.

Мы выступаем за создание технологий таких масштабов и структуры, чтобы они были понятны пользователям и всем, кто находится под их сферой влияния. Гибких технологий, которые бы не оставляли необратимого отпечатка. Технологий, которые способны освободить от потребности в них, а также обеспечивать политическую свободу, экономическую справедливость и экологический баланс.

3. Мы выступаем за создание технологий, в которых политика, мораль, экология и техника объединяются во благо жизни на Земле:

источники энергии в коллективном пользовании, которые задействуют солнечные, ветровые и водные технологии, являются возобновляемыми и укрепляют как общественные отношения, так и уважение к природе;

органические, биологические технологии в агрокультуре, инженерном деле, архитектуре, искусстве, медицине, транспортном сообщении и обороне, которые напрямую вытекают из природных моделей и систем;

технологии разрешения конфликтов, которые отдают преимущество кооперации, пониманию и преемственности отношений;

децентрализованные социальные технологии, которые поощряют участие, ответственность, расширение прав и возможностей.

4. Мы выступаем за развитие жизнеутверждающего мировоззрения в западных технологических обществах. Мы надеемся привить такое восприятие жизни, смерти и человеческого потенциала технологическим обществам, которое будет интегрировать человеческую потребность в творческом самовыражении, духовном опыте и сообществе со способностью к рациональному мышлению и функциональности. Мы воспринимаем человеческую роль не как доминирующую над другими видами и планетарной биологией, а как интегрированную в мир природы и признающую неприкосновенность всех жизней.

Мы предвидим устойчивое будущее человечества, если и когда западные технологические общества перестроят свои механистические проекции и будут способствовать созданию машин, технологий и социальных организаций, уважающих как человеческое достоинство, так и целостность природы. На пути к переходу мы осознаем: нам нечего терять, кроме образа жизни, который ведет к разрушению всей жизни. Мы должны спасти целый мир.

_____________________________________________

Тейст в Телеграме | Тейст Вконтакте | Патреон

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки