Написать текст
избранное/читать

«Вся кремлевская рать» как версия оруженосца

Алексей Юсев 🔥
+3
Зыгарь М. Вся кремлевская рать. Краткая история современной России, М.: Интеллектуальная литература, 2016

Зыгарь М. Вся кремлевская рать. Краткая история современной России, М.: Интеллектуальная литература, 2016

Книга главного редактора «Дождя» Михаила Зыгаря, по умолчанию, должна представлять из себя нечто оппозиционное по духу, учитывая репутацию телеканала. Чтобы понять, как сильно ругают власть в тексте, решено было подсчитать — сколько упоминаний Путина будет в положительном контексте и наоборот? Увы, первое определенно негативное появление президента обнаружилось лишь на 198 странице — самой середине книги и было связано со случайным убийством амурской тигрицы от передозировки транквилизатором в 2008-м. До тех пор Путин представал как вполне адекватный политический деятель, который был даже слишком доверчив в начале своей деятельности, на чем паразитировали мерзкие американцы. Чтобы поддержать этот миф, Зыгарю приходится жонглировать фактами и слухами, иногда приближая оптику до восприятия наивного провинциального журналиста (кем он никогда не был). Например, история с арестом Гусинского в России, когда Путин был в Испании (стр. 36). Указывается, что Путин сказал тогда журналистам, что «не может дозвонится до генерального прокурора». Далее всё представлено так, что президент был раздосадован скандалом и приказал отъем собственности олигарха приостановить. Однако, не упоминается, что в Испании Путин заочно поддержал действия прокуратуры и своими комментариями показывал, что прекрасно в курсе ареста, что, собственно, ежу понятно. Но Зыгарь, используя приемы нынешних федеральных телеканалов, выстраивает другую логическую цепочку, как и в истории с «Курском», сместив весь негатив на то, что запись встречи с родственниками подводников была сделана с нарушением (здесь Путин даже выставлен жертвой черных медиаполиттехнологий, что дало ему формальное право прибрать к рукам «Первый канал»).

Если делить образ нынешнего президента, как он представлен в книге, то первые два срока Путина — он хороший, позитивный и сделал много всего для России, в т.ч. для либералов и с их помощью. Дальше пришел Медведев, который оказался еще лучше. Но затем Путин под влиянием темных окружающих сил (овиков) решил, что ему лучше руководить Россией, чем преемнику и дальше пошло всё не так. Отдалился от мира сверхчеловек и стал доверять окружению, которое его использует и дезинформирует. Отсюда и Крым, где даже промелькнет фраза «агрессор», хотя виновны в истории с полуостровом, согласно книге, не столько Путин, но некие деструктивные силы, постоянно дезинформировавшие президента, отчего ему пришлось вмешаться, во избежании большей крови.

В негативном ключе у Зыгаря представлены единицы политического истеблишмента. Из самых крупных — Кадыров и Патрушев, который, оказывается, единолично придумал и внедрил антиамериканизм в России (еще и Шевкунов, но кто на кого повлиял тут сказать трудно, учитывая взаимоотношения данных персонажей). Зато остальные чиновники — просто тридцать три статных богатыря! Никогда нигде, вместе собранном, не прочитаешь столько хорошего про Сечина! Конечно, может поставить политические интересы выше экономических, но какой трудоголик, оказывается… А Сердюков-то мОлодец какой… — крепкий хозяйственник, павший жертвой недоброжелателей-завистников его и Медведева. В общем, странно, что с такой командой мы до сих пор не построили светлое будущее, если, конечно, не замечаем, что в нем уже живем…

Причина, по которой Зыгарь облизывает практически всю кремлевскую рать, кроется в зависимом положении прессы в России. Не надо иметь третий глаз, чтобы понять — с кем связан или был связан Зыгарь и его телеканал «Дождь». Это Владислав Сурков, который предстает на страницах (положительным) супергероем, поехавшим в любимый Копенгаген перед вводом санкций. Разумеется, выступает он долгое время в связке с Медведевым, пока тот не отказывается от амбиций на второй срок. Известно, что Сурков спонсировал кучу СМИ, имевших самую разную направленность, от либеральных до левых (автор этих строк сам в таких писал (не политические) тексты и читал передовицы). «Дождь» тоже из таких и Синдеева даже не скрывает хороших отношений с Тимаковой. В общем, Зыгарь делает ставку на Суркова/Медведева и кто-то из этой парочки со временем вполне может оказаться на коне или рядом с конем, на котором будет сидеть Главный. До тех пор мы наблюдаем во «Всей кремлевской рати» приписывание заслуг оппозиции Суркову и его команде, что порой доходит до абсурда. Вот, например, как преподносится в книге Болотная, которую редакция «Дождя» наблюдала вблизи. Вот характерная для общего контекста цитата:

«Медведевский лагерь переживал удивительный ренессанс. Легендарной стала фраза, приписываемая Наталье Тимаковой: «Если бы мы знали, что за нас выйдет столько народу, мы бы иначе вели себя в сентябре». Говорила она это или нет — бесспорно было одно: «медведевские» чувствовали участников митингов на Болотной своими единомышленниками. Более того, они считали — и во многом не напрасно, — что протесты стали последствием 24 сентября, возвращения Путина, которого прогрессивная интеллигенция уже больше не хотела видеть своим президентом.» (стр. 260)

ранее говорится, что «На площадь неожиданно пришли не только записные оппозиционеры, бывшие наблюдатели и молодые «сетевые хомячки», но и едва ли не половина администрации президента, включая Михаила Абызова, миллиардера и сподвижника Медведева, который спустя несколько месяцев станет одним из министров его будущего правительства. Почти у всех присутствующих возникло ощущение странной эйфории.» (стр. 260)

далее про Болотную и Суркова: «Одновременно с политреформой Медведева случилось покаяние Суркова — в тот же день, 22 декабря, газета «Известия» опубликовала программное интервью, в которой идеолог Кремля и убежденный борец с «цветной революцией» восхвалял Болотную, правда, в своем диалектическом стиле. Он уверял, что начавшиеся протесты — это вовсе не протесты («Тектонические структуры общества пришли в движение, социальная ткань приобрела новое качество. Мы уже в будущем. И будущее это неспокойно. Но не стоит пугаться. Турбулентность, даже сильная, — все–таки не катастрофа, а разновидность стабильности»). Протестующих Сурков называл «лучшей частью нашего общества или, вернее, наиболее продуктивной его частью». «Нельзя высокомерно отмахиваться от их мнения. Конечно, можно утверждать, что вышедшие на улицу — это меньшинство. Это так, зато какое это меньшинство!» — проповедовал перековавшийся охранитель…» (стр. 261, 262)

Забавно то, что Зыгарь, жонглируя смыслом сказанного Сурковым, в цитате из интервью «Известиям» убрал последнее предложение, после «…не катастрофа, а разновидность стабильности.» Далее было написано: «Всё будет хорошо.», что никак не вяжется с «неспокойным» будущим.

Зыгарем делается приписать самые яркие проявления протестного движения в заслугу Суркову и Медведеву. Еще фрагмент (стр. 265) «В окружении Путина на “болотные протесты» смотрели совершенно иначе. Во-первых, премьер-министру постоянно приносили распечатки разговоров в окружении Медведева, из которых следовало, что многие сотрудники администрации президента вовсе не огорчены происходящим, а радуются. Во-вторых, нашлось немало свидетельств того, что люди, получавшие или даже продолжающие получать немалое финансирование по линии Суркова, активно участвовали в протестах. За примерами далеко ходить не надо — телетрансляцию митингов осуществляло за свой (т. е. бюджетный) счет государственное информагентство РИА «Новости” (два года спустя оно будет расформировано).»

Даже патриарха Кирилла записали в поддержавших протест. Вот цитаты из портрета главного религиозного деятеля.

«Владыка Кирилл долгое время считался едва ли не самым просвещенным человеком в России. В лихие девяностые он начал вести свою программу на Первом канале российского телевидения — «Слово пастыря», — которая отличалась тем, что он говорил на красивом современном русском языке, его программы были ясными, философскими, глубокими и очень современными. Он казался таким модернистом и реформистом, что консервативные церковные иерархи начали обвинять его в ереси, близости к католикам, чрезмерном западничестве и либеральности… Все понимали, что для церкви «симпатия к католичеству» была самым опасным обвинением — на грани измены. Став патриархом, Кирилл подобрал в свою команду ярких интеллектуалов…» (стр. 281).

Чем можно объяснить эквилибристику здравого смысла? Вероятно, среди источников Зыгаря было слишком много сурковских, которые преподносили своё видение политической ситуации. Поэтому, «Вся кремлевская рать» — это версия одной стороны российского истеблишмента, сомнительно ценная лишь тем, что хоть и пристрастная, но всё равно, редкий голос на фоне стены молчания. Куда больший вес в нынешних реалиях имеют взломы переписок, которые не так раскручены и авторитетны (как источник, на который можно сослаться), но куда интересней, чем самые яркие пассажи книги главреда «Дождя». Самым главным плюсом для общества в книге Зыгаря является то, что она способна примирить потенциально оппозиционную молодежь с окружающей действительностью, задать ей созидательный вектор направления течения жизни. Удобно, когда в каждом акте протеста простой люд видит руку Госдепа, а просвещенный — руку кремлевских политтехнологов.

У книги уже сложилась некоторая история, после выхода в свет. Зыгарь оставил должность главного редактора «Дождя». Тут же несколько известных фигур СМИ поведало, что произошло это из–за выхода книги — мол, обиделись некоторые из власти. Но пресс-секретарь Медведева парировала, что Зыгарю не стоит переоценивать свою книгу. Да и сам журналист будет продолжать вести еженедельную передачу на своем телеканале. В общем, каждый волен выбрать свою версию происшедшего, при том, что не факт, что среди озвученных присутствовала настоящая. Зыгарь одну такую версию политической истории в своей книге уже изложил.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+3

Автор

Алексей Юсев
Алексей Юсев
Подписаться