Написать текст

Больше, чем физика. Часть 21. Единство и борьба противоположностей

Александр Чушков

Они сошлись. Волна и камень,

Стихи и проза, лед и пламень

(А.С. Пушкин)

В славянской мифологии существовали пары богов, где каждому богу соответствовал бог, противоположный ему по смыслу. Пожалуй, самая знаменитая такая пара богов была Белобог и Чернобог. Как нетрудно догадаться, Белобог считался добрым, а Чернобог — злым. Были у славян бог, который отвечал за небо, и бог, который отвечал за землю, бог, который отвечал за холод, и бог, который отвечал за тепло, бог, который отвечал за далеко, и бог, который отвечал за близко. В логике такие конструкции называют бинарными оппозициями.

Древние китайцы выразили эту универсальную конструкцию в понятиях Инь и Ян. Наверное, всем известно символическое изображение — кружок с белой и чёрной половинками? Этот символ, если кто обращал внимание, отражён во флаге Южной Кореи. Открыв понятия, Инь и Ян, древние китайцы задолго до европейцев открыли один из законов диалектики, закон единства и борьбы противоположностей.

О чём этот закон говорит? О том, что противоположности не просто взаимодействуют, а взаимно дополняют друг друга, составляя, тем самым, некое единство. Это единство ещё называют диалектическим. Если возвращаться к тем же славянским богам, то каждая их пара тоже составляла диалектическое единство. К примеру, бог лета и бог зимы, в своём извечном противостоянии создавали смену времён года, сезонность, и, тем самым, обеспечивали определённый климат на данной территории. Единство и борьба лета и зимы, холода и тепла, дождя и солнца создавали тот, или иной тип сельского хозяйства. Наши предки, как и предки китайцев, видели мир во взаимодействии различных пар противоположностей. То есть, уже в те времена мыслили диалектически.

Вообще мировые религии можно поделить по такому признаку, как число первопричин. Скажем, в иудаизме всё выводится из одной единой первопричины. Иудеи считают, что всё, что есть в мире, плохое оно, или хорошее, создано одним богом. В этом плане иудеи близки к Аристотелю.

Если говорить о восточных религиях, таких как буддизм и даосизм, то в их основе лежит та самая концепция «Инь — Ян», там всё выводится из двух взаимодополняющих источников.

В индуизме одним из главных понятий является понятие тримурти. Как видно из названия, индусы выводят мир из трёх взаимодействующих источников.

Ну, и, наконец, в античном язычестве мы видим большое множество никак не систематизируемых богов. Зевс, вроде как, и считается главным богом, но он не есть первопричина. Сам Зевс, как мы знаем, является сыном Кроноса, Кронос, в свою очередь — сын Урана, у Урана отец — Эфир, у Эфира — Эреб, у Эреба — Хаос, но и сам Хаос нельзя назвать первопричиной. Не только потому, что Хаос есть порождение Мглы, но и потому, что ни Хаос, ни Мгла не совершали акта сотворения мира. Да и само имя Хаос говорит о том, что все его порождения были, скорее всего, случайными, то есть, не содержали в себе божественного замысла.

Итак, если мы всё это обобщим, то можно будет выделить четыре концепции бытия:

1) в основе мироздания лежит одна единая первопричина

2) в основе мироздания лежит взаимодействие двух противоположностей

3) в основе мироздания лежит взаимодействие трёх взаимодополняющих начал

4) в основе мироздания лежит беспорядочная случайность.

Я не буду говорить, что из этого более верно. Мир так сложен, что верными могут быть все четыре утверждения. Как в том анекдоте про Хаджу Насреддина:

— И ты прав, и ты прав.

— Но ведь не могут они оба быть правы?

— И ты прав.

И обратите внимание, что в христианстве, как раз, чёткого ответа на этот вопрос нет. Вроде как есть Бог-творец, который сотворил Вселенную, но есть ещё и какой-то сатана, который противостоит Богу. А, с третьей стороны, сам Бог — это не единый бог, а святая троица, то есть, три бога.

Почему так всё сложно? Думаю, потому что христианство вобрало в себя сразу несколько более древних учений. От иудеев христианство взяло единого Бога, от тех же древних славян — борьбу доброго Бога со злым дьяволом, от тех народов, которые взаимодействовали с Индией, тримурти, то есть, троицу. Ну, и, думаю, ни для кого не секрет, что очень многие христианские святые являются не реально жившими людьми, а адаптированными под христианство античными богами. Кто такой святой Дионисий, как ни бог Дионис?

Скажите, мешанина? Но посмотрите на физику. Есть электрон — элементарная частица. Вроде как выводится из одного первоисточника — из материи, обладает массой — неуничтожимым свойством. А, с другой стороны, во многих случаях ведёт себя как волна, подобно свету. То есть, уже составляет бинарную оппозицию. Но, с третьей стороны, чаще всего, существует не сам по себе, а в составе атома, куда, помимо электрона, входят протон и нейтрон. Вот вам уже и тримурти. Про хаос и второе начало термодинамики мы с вами говорили достаточно. Так кто прав? Все правы. Каждый на своём участке изучения мира.

Но задержимся, всё-таки, на втором случае. Очень уж он интересен.

Я уже вспоминал как-то околонаучную байку, которая заканчивается словами: «А звали студента Альберт Эйнштейн». Я говорил, что к реальному Эйнштейну она не имеет никакого отношения, но рассуждения, которые в ней приводит воображаемый Эйнштейн, заслуживают внимания. Он там говорит, что в природе нет холода, есть недостаток тепла. И мы с вами говорили об этом. Ещё он говорит о том, что нет тьмы, есть недостаток света. И об этом мы говорили. И, под конец, он делает вывод, что в мире нет зла, есть недостаток добра. То есть, воображаемый Эйнштейн подводит к тому, что в мире есть только одна первопричина. К слову, реальный Эйнштейн, в силу своего иудейского происхождения, тоже мог так думать, так что байка не так уж и примитивна.

Но давайте вспомним, что, говоря о тепле, мы делали предположение, что за горизонтом возможного может существовать абсолютный холод, активное начало, которое не является недостатком тепла, а есть нечто самостоятельное. И мы говорили, что за горизонтом возможного живёт вполне привычная нам тень, которая не всегда ведёт себя как просто недостаток света, а может проявлять себя как нечто самостоятельное. А ещё мы делали предположение об отрицательной массе, которая должна быть связана с абсолютным холодом. Ещё мы говорили о том, что лежит за пределами пространства, и приводили в пример чёрную дыру. А в той же чёрной дыре, помимо непространства должно быть ещё и невремя, или время, которое течёт в обратную сторону. Ну, и, наконец, мы говорили о некротическом, то есть, мёртвом, но таком мёртвом, которое является не просто отсутствием жизни, а чем-то особым, активным.

А ещё, говоря о тени, я сказал, что тень, хоть и не обладает материальным содержанием, зато содержит в себе информацию. А информация ещё и тесно связана с энтропией. Энтропия является не только мерой беспорядка, но и количеством информации.

И вот смотрите, какой расклад у нас вырисовывается. С одной стороны: тепло, свет, масса, пространство, время, жизнь, порядок. А с другой — нечто, что лежит за горизонтом возможного, но каким-то образом проникает в наш мир.

Возникает вопрос, а не это ли невозможное, проникающее в наш мир, древние славяне называли Чернобогом? Ведь помните, я говорил, что и чёрная дыра, и тень лежат по ту сторону возможного? Обозначение потустороннего как чёрного физически вполне обосновано. А ведь есть ещё и тёмная материя, которую в английском языке так и называют: Dark matter.

В прошлый раз я уже обращал внимание на христианский парадокс: если Бог — добро, то откуда в мире зло? Простолюдины закономерно списывали зло на дьявола, то есть, на того самого славянского Чернобога, но богословы такой ответ принять не могли. Люцифер, как мы знаем, был всего лишь падшим ангелом. Его, как и других ангелов, сотворил Бог. Потом Люцифер возгордился и восстал против Господа. Но чего это он, вдруг, возгордился? Ангелам ведь Бог даже не дал свободу воли, не дал права выбирать между добром и злом, сделал их, по умолчанию, добрыми. Адам и Ева уже могли выбирать, потому их смог искусить Змий. А Змий, он кто? Его ведь тоже сотворил Бог. Тогда чего это вдруг Змий решил искушать? У него тоже была свобода воли, как и у людей?

Получается, и у Люцифера, и у Змия изначально был какой-то дефект, из–за которого они переходили, выражаясь языком известного фильма, на тёмную сторону силы. Ещё и других с собой туда тащили. Значит, тёмная сторона силы изначально была? А откуда она могла взяться, если Бог, сотворивший Вселенную — это светлая сторона?

И вот тут мы возвращаемся к проклятым вопросам человечества. Где Бог сотворил Вселенную, и что было до того, как он её сотворил? Мы уже подробно обсуждали эти вопросы, когда говорили о Большом Взрыве. И тогда же я упомянул тьму предвечную, и связал её с античным Хаосом, или Мглой. Тут у древних греков не всё понятно. Вроде как Хаос есть порождение Мглы, и, в то же время, первые боги появлялись от взаимодействия Хаоса и Мглы. Но это не столь важно, считали ли античные греки Хаос и Мглу единым целым, или двумя самостоятельными силами? Важно, что до сотворения нашего мира (я тут уже говорю и не о религиозном сотворении, а о нулевой точке, о Большом Взрыве) могло существовать нечто.

Это нечто физики называют словом сингулярность, но эта же сингулярность имеет место там, где возможное переходит в невозможное. Так что же тогда, наша Вселенная? Есть Вселенная, которая состоит из материи. У этой материи есть физические свойства: энергия, масса, температура. И всё это ограничено пределами возможного. А за пределами Вселенной, за пределами возможного, существует что-то, что мы интуитивно называем тёмным, и что противостоит нашей светлой Вселенной. И именно в этом тёмном родилась наша светлая Вселенная, но тёмное не является для светлого первопричиной, а составляет с ним бинарную оппозицию, или диалектическое единство.

Свет и тьма, жизнь и смерть, космос и хаос, добро и зло. Древние китайцы объединили всё это в два единственных понятия: Ян и Инь, древние славяне разделяли мир на бесчисленные пары противоборствующих богов. Так что же такое это самое Инь, или Dark? Неотъемлемая часть нашего мира, или что-то, что вторгается к нам с той стороны возможного?

Вопрос не столь праздный, как может показаться, ведь это вопрос происхождения добра и зла. В сказках добро всегда побеждает зло. Будет ли когда-нибудь окончательная победа добра над злом и в реальной жизни? Как её достичь? И что это вообще может быть за победа?

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Александр Чушков
Александр Чушков
Подписаться