radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Журнал Лампа о современном искусстве

DÉJÀ VU

Александра Степанова

Сегодня очень модно стало любить постмодернизм. Сегодня очень модно стало ненавидеть постмодернизм. Вот давайте и поговорим о том, что постоянное культурное дежа вю стоит если не полюбить, то уж точно принять.

Принято считать, что модерн родился вместе с капиталистическим массовым производством. В эпоху нового времени общество и мир вокруг менялись, стали массовыми, потребительскими, индустриальными, и соответственно нужен был термин, который бы отделил предыдущие эпохи от настоящего. Так и родился модерн с его городами из стекла и бетона, радикальным представлением которого стал «Метрополис» Фрица Ланга 1927 года. Именно такая урбанистическая утопия и ждала бы человечество, если бы с информационной эрой не пришёл постмодерн. Это примерно 60-70 гг. Модерн и последующий за ним постмодерн родили массовую культуру, которая в своей основе появилась из массового производства благ. Было много консервов, было много супа «Кэмбелз», было много машин, а в этих машинах играло много музыки, и эти машины везли своих пассажиров в кинотеатры, где было много фильмов. МНОГО. ИЗОБИЛИЕ. Все эти прелести построили массовую культуру 20 века. Грубо говоря, культура стала продуктом капитализма, одним из его обслуживающих придатков, и это вполне нормально, так это работает. Это естественный симбиоз.

Далее возник постмодерн, который стал в своём массовом проявлении переосмыслением прошлого. И тогда, и сейчас он использует образы и темы так называемого «ретро», диалектически преобразовывает их в новые формы. Два кита постмодерна — цитата и ирония — стали драйверами массовой культуры. Яркими примерами этого могут быть ВИА товарища Бруно Марса и бесконечные фильмы от MARVEL, которые уже стали заниматься рекурсией самих себя. Где-то это работает, где-то нет, кто-то называет это кризисом, но, так или иначе, это факт. Всё бы было хорошо, но были люди, которых не устраивал подобный ход вещей.

Такими людьми, например, были Жан Бодрийяр и Энтони Гидденс. Бодрийяар знаменит своей концепцией симулякров, которые, по его мнению, и составляли суть современной постмодернистской культуры. Лучше всего взгляды Бодрияйара отражает фильм «Матрица», который был снят тогда ещё братьями Энди и Лари Вачёвски. Там сплошные симулякры. А что это? Это симуляция того, что не имеет оригинала. Точнее оригинал был когда-то, но уже давно забыт, и всё, что от него осталось, — это его симуляции и симуляции симуляций. Скажем, экранизации книг. Вот «Властелин колец» не имеет реальных образов, значит, и фильм, основанный на книге, тоже не имеет оригинального образа, значит, по мнению Бодрийяра, — всё это симулякр. И в своих рассуждениях он строит картину того, что всё наше мироустройство уже так засимулировало само себя, что дальше нас ожидает постепенное угасание в засилье бесконечных симуляций. Нерадостная картина, правда? Вот и ему об этом говорили, потому что его концепция слишком радикальна и абстрактна, но, тем не менее, если не сгущать краски и оглянуться вокруг, то можно найти здравую суть. Ведь наша эпоха, с её интернетом, твиттером и массовой культурой, основанной на парафразе, является симуляцией вещей, которые мы раньше совершали в реальности. Исходя из этого, делается вывод, что порок постмодерна в том, что он не создаёт нового. Вообще. Ведь зачем изобретать велосипед, если волна креатива начала разных культурных эпох создала референтные образы и шедевры для многих поколений. Их можно просто по-новому интерпретировать и лепить из них всё, что хочешь. Как делает это, к примеру, Тарантино.

Энтони Гидденс, напротив, говорил, что мы живём в эпоху радикализированного модерна. По его мнению, институты общества особо не изменились и просто эволюционируют, но качественного перехода не случилось, а ведь именно он нужен, чтобы называться постмодерном. В его понимании постмодерн нас ждёт в будущем, как и коммунизм, который предвещал Маркс. Но все эти люди были социологами и философами и рассуждали в очень абстрактных категориях. Но нас, простых людей, потребителей, интересует вопрос, что с нашей культурой и как с этим всем быть.

Да, постмодерн в своей сути прост. Но именно с его помощью все мы имеем возможность стать личностями. Идеи гуманизма, выросшие из ренессанса и эпохи просвещения, прошли долгий путь. Можно сказать, мы имеем сейчас то, что пытались сказать мыслители тех времён. Ведь гуманизм ставит в центр мира человека с его индивидуальностью. А как стать индивидуальностью? Личностью? На этот вопрос и отвечает постмодерн с его изобилием возможностей для развития. Мир, как будто гигантская игровая площадка с разбросанными на ней кубиками LEGO, из которых каждый из нас может создать желаемый образ себя. Для себя и для других. Стать личностью, с её невообразимо сложными гранями. Согласитесь, что сложно было быть особенным, когда в 14 веке все читают одну и ту же библию и слушают один и тот же сэмпл от местных музыкантов. Интересно, когда все думают по-разному, а не одинаково.

Можно сколько угодно плеваться на одни и те же фильмы про супергероев по 250 рублей, на вездесущих хипстеров — евангелистов постмодерна, можно ненавидеть одинаковые из года в год айфоны, но именно постмодерн позволяет обратить внимание на другие вещи. Надоела томная Одри Хепберн с её многозначительным взглядом? Нет проблем, вот вам Александр Абдулов. Надоел Стивен Кинг? Вот вам Достоевский. Культура и мир, как один большой супермаркет. Как отражение жизни, которую мы живём. Пусть некоторые из нас и не хотят такого, но у них всегда есть выбор. Но тем ценнее в этом бесконечном потоке симулякров уникальные вещи. Тем ценнее яркие впечатления. И искусство (бог знает, что это вообще такое) сейчас, должно не показывать мир, как это было 300 лет назад, а давать образы будущего и пищу для размышлений. Совсем как русский авангард 20-х гг.

Редкие минуты мечтаний и многогранных образов способны дать нам новые игровые площадки с их новыми кубиками LEGO. Мультивселенные, как это любят говорить в научной фантастике. Мультивселенные, составленные из личностей, ведь общество сейчас — это не группы и классы, а прежде всего люди и их динамические взаимодействия. Именно креатив таких разных мультивселенных способен дать нам новое и уникальное. Создавать новые референтные образы. Собственно говоря, не так важно, что это будет. Новый дом, картина, скульптура или полёт в космос. Вполне вероятно, что вездесущее культурное дежа вю совсем не дежа вю, а мотиватор к действию.

Автор статьи: Влад Чертыков

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author