radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Сказки по-французски

Alisa Alexeva

15 октября в Рахманиновском зале Московской консерватории прошел заключительный концерт международного фестиваля «Французские сезоны в Москве».

Пять недель назад «Рахманиновский» и «Малый» залы Московской консерватории стали местом для настоящего волшебства, целительного и вдохновляющего, свойственного разве что самым сказочным землям, где «дикарские» сюиты Рамо идеально сочетаются с сонатами Прокофьева, а умиротворенные меблированные зарисовки Сати плавно перетекают в трио Чайковского. Таким неравнодушным было исполнение, такой прекрасной была музыка, что, наверное, многие слушатели, побывавшие хотя бы в одном из этих концертов, поймали себя на мысли: «а ведь обрести счастье действительно не сложно».

В начале XIX века «русские сезоны» Дягилева будоражили Париж прекрасной музыкой и зрелищными постановками, объединяли культуры и традиции. Сегодня, даже спустя сто лет, наши потребности практически не меняются, мы вновь продолжам начатое, творим и делимся этим с другими.

Выступление Клер Дезер и Эммануэля Штроссер, по-настоящему звездного фортепианного дуэта, стало прекрасным завершением «сезонов», заставившим не просто влюбиться во французскую музыку и культуру еще сильнее, но и усомниться в существовании чего-то более сильного и прекрасного.

Они поднялись на сцену вдвоем, бок-о-бок, подобно мудрой супружеской паре, полной трепетной нежности, уважения и смирения. Вместе им пришлось многое пережить: обучение в парижской и московской консерваториях, гастроли и даже многочисленные записи сочинений для четырех рук, удостоенные множества престижных премий, в том числе «Classica» и «Diapason».

Так они и сели за один рояль, вместе, синхронно. Надев очки, принялись за исполнение нескольких частей «Маленькой сюиты» К. Дебюсси. Лучшего начала придумать, пожалуй, было бы невозможно.

И вот мы «На лодке», собираем розовые кувшинки, наблюдаем за тонкими зелеными прожилками, а затем ложимся и смотрим на воздушное солнечное небо. Или это блестит бронзовая люстра на фоне свежевыкрашенных стен? Грани реальности стираются, чувство эйфории нарастает.

Пианисты не просто мастерски реализовывают все замыслы Дебюсси. Они вовлечены в происходящее, не отрешаются от возможности пофантазировать, как будто ощущают себя на водной глади, а затем, причаливая к берегу, берут друг друга за руки и бросаются в омут стремительного «Шествия». При этом, Дезер, подобно леденящей ночной пустыне (Desért), холодна и сдержана. Все страсти, эмоции бушуют внутри и лишь аккуратно выплескиваются через кисти рук. Таков и Штоссер, музыкант, не связывающий свою глубокую исполнительскую идею с лишними движениями тела. По мнению французского журнала «Pianiste», он настоящий «поэт за фортепиано».

Цикл чувственных пьес Дебюсси сменяется еще одиним знаменитым опусом программных сочинений, «Детскими играми» Ж. Бизе. За «Качелями» — «Волчок», «Кукла» и другие атрибуты веселой забавы. Здесь, под визги, смех и блеск мыльных пузырей, раскрывается совершенно иная драматургия, наполненная далеко «недетскими» поисками, а потому и не такая идиллическая. И в этом произведении было важно сохранить баланс между образной выразительностью и философским содержанием, сгустить яркие краски, погрузить слушателя в состояние медитационной вовлеченности, не утеряв авторских переживаний. Дуэт прекрасно справился с этой задачей.

«Вальс» Равеля в переложении для двух фортепиано ворвался в залу огромным вихрем, окончательно прервал задумчивые мечтания и чувство спокойствия. Уже с первых звуков, таинственных и ужасающих (партия контрабаса), стало понятно, — эти двое сумеют озвучить хореографическую поэму лучше, чем любой симфонический оркестр. И даже расстояние длиной в два рояля не сумеет помешать слаженности их игры, умению безукоризненно чувствовать друг друга, быть единым целым.

Постепенно хаос, мистика и страх заполняют зал, фортиссимо звучит на пределе, череда громких глиссандо становится виртуозным соло Дезер. Грациозные вальсирующие интонации, напоминающие блистательную Вену XIX века с ее многочисленными балами, блеском огней и брызгами шампанского, лишь тщетно пробиваются, не давая ни малейшей надежды на хороший конец. Эта трагедия в звуке заставляет задуматься о том, что беспокоило Равеля: о войне, жестокости и недопонимании между людьми.

Заключительной частью программы становится фа-минорная соната И. Брамса, композитора пусть и немецкого, но зато трактуемого в этот день по-французски. С материалом Дезер и Штроссер были знакомы безукоризненно: сонату, как и другие сочинения романтика, дуэт записал еще в далеком 2005-м на лейбле «Virgin Classics». Казалось, завяжи им глаза, -сыграют так же точно, выверено, без единого промаха.

Главная тема, то размывающаяся дальнейшим развитием, то возвращающаяся вновь, получилась очень музыкальной и трепетной, вернула нас в прежнее состояние идиллии и спокойствия. Опус, исполненный нежно и вдумчиво, как будто потушил обжигающий пыл, то и дело прорывающийся наружу. Победила сказка. Ничто не сумело окончательно разрушить все прекрасное и благоухающее.

Они играли Музыку c большой буквы, музыку, за существование которой хочется благодарить судьбу. Дебюсси, Брамс, Равель и Бизе находятся на вершине мирового искусства, а поэтому кажется, как не сыграй- будет головокружительно. Но как только ты сталкиваешься с особой интерпретацией, эмоциональной и чувственной, как только погружаешься в неизведанные ранее состояния, понимаешь, что это совсем не так, что правильную музыку нужно и слушать правильно. И в этот день Клер Дезер и Эммануэль Штроссер напомнили нам, как именно это нужно делать.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author