Энгель Тагиров. Закроется ли «ящик Пандоры»?

Альманах ΤΕΜΕΝΟΣ
14:56, 20 июня 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

В эллинском сюжете Пандора как протоженщина и первомать олицетворяла осевую, архетипическую фигуру Великой Богини хтонической природы. Метафора «ящика Пандоры» может быть понята как символическое лоно, утроба, в которой запечатано нечто, что будучи рождённым, имеет силу преобразования мира. Миф говорит нам о том, что Пандора — материально-чувственная проекция божественной, эйдетической женщины, платоновская хора. Так что же было в ящике Пандоры? Мрачная греческая эсхатология в качестве одной из версий предлагает пессимистический ответ: в наказание миру Пандора открывает своё лоно и порождает человека — величайшее проклятие и несчастие всего сущего.

Аналитическая ретроспектива всей человеческой истории ставит перед наблюдателем вопрос, требующий честного и трезвого, но одновременно не ведущего к безнадёжности ответа: действительно ли человек враждебен миру по природе, и обладает ли он возможностью освободиться от оков хоры и вернуться к своему эйдосу… или, может быть, создать его самому?

Во время-кайрос на поиск миротворческих ответов нас приглашает ректор Института культуры мира ЮНЕСКО Энгель Ризакович Тагиров в прологе своего феноменологического исследования миротворчества и философии мира «Творение тишины»: человечество у порога Мира».

Автор:

Энгель Ризакович Тагиров

доктор исторических наук, профессор

Image

Всему свое время, и время всякой вещи под небом… время убивать, и время врачевать… время разрушать и время строить… время разбрасывать камни, и время собирать камни…время мечтать, и время говорить… время войне, и время миру…

Екклесиаст

«Мне кажется, что даже не всякий понимает нынешнее время… Я по крайней мере сознаюсь в этом, но сознаете ли вы?» Великий писатель Н. Гоголь обратил этот вопрос великому критику В. Белинскому, имея в виду сложность, непроницаемость картины будущего мира, горя желанием снять паутину неизвестности, рассеять угрозы неопределенности, дать ответы на мучительные вопросы: куда несет локомотив Истории человечество, как называется очередная станция на пути его движения. И оно, это состояние «томления духа» было характерно не только для страны, застрявшей на крепостнической развилке. Европа, изрядно измотав ресурсы прошлых эпох — Возрождения, Просвещения, также была «беременна» вожделенной идеей переформатирования собственного цивилизационного Дома.

Раздвигая пелену европейских социальных революций, «отцы-мудрецы» старого континента пытались предсказать будущее Европы. Альтернативных вариантов было не счесть, но прояснения в представлениях о настоящем и предстоящем не наступало. Восток также находился в судорогах, свойственных моменту смертельной схватки настоящего с прошлым. «Краснея», он созрел до «кровавой» модернизации. Китай, его цитадель приступил к решению этой задачи в маньчжурском варианте, призвав от собственного бессилия «варягов». Мир в целом приходил в движение — хаотичное, революционно-суровое.

Процессы цивилизационного эшелонирования стран и народов набирали обороты. Но никто, как и человечество в целом, не обладал даром высветить на табло времени ответы на вопросы метафизического порядка — «куда идем?», «что впереди?» Вопросы, объективно возникшие на рубеже крушения старого и наступающего нового. Капитализм входил в двери Истории без стука. Отсюда оцепенение. Кризис в умах. Даже вещун транзитного времени Н. Гоголь вынужден был признаться: «Мы ребёнки перед этим веком».

Человечество всегда будет оставаться «ребёнком» перед сложностью прочтения шифрограммы будущего, непроглядностью и многозначностью надвигающихся планетарных перемен. При всей их катастрофичности и закономерности, выталкивающих обветшалый «Ноев ковчег» человеческого рода из рутины, застоя к новому началу. Обрекая народы и цивилизации на сложнейший первооткрывательский удел. Так раскручивается пружина времени, приводящая в действие закон «отрицание отрицания», превращающего бытие человечества в вечное блуждание между порогом ада и порогом рая. История есть перманентное обновление его духа и плоти.

Рождающийся на наших глазах новый эон пугает кефолическими призраками «войны всех против всех», «конца истории», «последнего дня Помпеи». Такое катастрофическое начало очередного глобального транзита можно связать со вступлением в третье тысячелетие, но, скорее всего, это субъективная подгонка начавшегося общепланетарного «тайфуна» под календарный хронос. На самом деле глобальные перемены начинают заявлять о себе лишь после этапа их внутриутробного созревания. Тогда и открывается очередная раскаленная фаза всемирной истории, называемая «временем-кайрос». Это особо значимое время для решения неотложно-назревших, космически крупных исторических задач.

Война как явление вновь пытается перехватить инициативу в определении приоритетов человечества, формировании вопросов его повестки дня. Тема побед в Космосе, глубинах Океана и житнице человечества — Земле на ленты и экраны информационных каналов прорываются лишь для разбавления главных действ — подготовки к войнам (бум военных учений, испытаний ультрасовременной боевой техники, парады и выставки вооружений) или их ведения на всем планетарном пространстве. «Горячих точек» в мире уже не счесть. Они становятся обыденностью. Гонка вооружений и «возгонка» температуры окопно-баррикадного сознания — новые, но уже ставшие характерными приметы современности. В мире в 2017 году насчитывалось 14935 единиц ядерного вооружения. По официальным данным, из них на боевом дежурстве — 9345. Вирус и психоз агрессивности оккупируют жизнетворные клетки социума — от семейно-родового до глобального.

Из недр неспокойной повседневности вырывается возрастающая в числе, сложности и масштабности критически кипящая масса конфликтов. Философия миролюбия подавляется психологией мирозлобия, идеология войны и насилия одерживает тактическую «победу» над культурой мира, согласия и диалога, до сих пор сдерживавшей людские эмоции и действия в рамках этико-нравственных канонов. Все четче вырисовывается силуэт «времени-кайрос», по поводу которого можно сказать: «Бог умер, теперь все дозволено» (Ф. Ницше). Иначе как объяснить печально-тревожные факты? Только за 12 лет XXI в. число войн превысило статистическую цифру 40. Средний индекс миролюбия на планете снизился на два порядка и в такой же мере повысился уровень милитаризации государств. На издержки, связанные с насилием, в современном мире тратится 14,3 трлн долларов или 13,4% мирового ВВП. Глобальная ориентация на насилие — войну размывает не только экологический, но и духовный остов Планеты: для сохранения жизни скоро потребуется вторая Земля. Не этим ли объясняется рождение на наших еще глазах еще одного, нового поколения войн?

Речь о войне геостратегически зацикленных амбициозных проектах колонизации небесных тел. Разряженность «воздуха жизни», потеря перспектив и смысла бытия на Земле, ощущение угрозы отстать (и остаться доживать на нашей одичавшей планете) в войне за Луну, Марс, Венеру… придает проблеме лихорадочно-конкурентный характер. Происходящее выталкивает homo sapiens, последнего из 6 известных с начала цивилизации видов людей, на Небеса. Не любознательность, не романтика и даже не жажда диалога и сотрудничества с инопланетянами с целью совместно продолжить разведку космического пространства, а, к сожалению — алчность, бизнес-интересы довлеют. Державы, сражающиеся за кольцо властелинства на Земле, исступленно взирая на Небо, замечают, что «красный» Космос выцветает и начинает отдавать «желтизной». В этом они, несомненно, угадывают «почерк желтого дракона» — Китая. «Оцифрованные племена» Земли, инфицированные вирусом войны, готовятся продолжить разборку между собой и в Космосе. Такой сценарий будущего вполне вероятен. Но есть и другой. Человек по своему божественно-космологическому предназначению создан для сотворения мира на Земле и на Небесах. Так и просится поправка к излюбленному мудромыслию: «Пути Господни неисповедимы. Автор книги наполнен верой, что Пути Господни исповедимы, и ведут они к миру. Человек в таком прочтении, устремленный в Космос, будет преисполнен стремлением открыть иные планеты с одной лишь целью — превратить их в территорию мира, в пространство царствования в них философии тишины. И под ее покровом продолжать космический роман межчеловеческой любви.

Замечено: человечество быстро устает от мира. Быстрее, чем от войны. Мир ввергается, по контрасту с эпически-героическим, в блаженно-монотонное состояние, когда отчетливее слышится «поскрипывание» стрелок Часов хроноса, когда сужается площадка для войно-буйства. В спокойном, трактуемом как «болото» мире рождаются черти, водятся дьяволы. Бывает, что даже «невеста» мира — тишина захватывает человека ненадолго. Насыщение эфиром тишины, ослабление его миропрограммированных ментальных начал, рождают мысли о войне. Тогда случается то, что в «войне богов», Эйрену — богиню мира, побеждает бог войны — Марс. Разражается каскад разрушительных процессов, на ликах людей проступают знаки над небосклоном мирной жизни, оживают тени библейско-мифологических войн. Не успев переварить и осмыслить трагедию Первой и Второй мировых войн, человек вновь бросает спичку в топку войны, в результате возникает картина разбомленного Вьетнама, разорванной на кроваво-рваные куски Югославии. Затем настает черед войны на Ближнем Востоке. Который в силу своей геостратегической и углеводородной обозначенности превратился в новую в «пороховую бочку» мира. «Сирийский излом» в этом контексте стал апогеем возгонки температуры кипения новорожденных геостратегических страстей. Но не концом-финалом их угасания. Сирия, при всей масштабности данного фронта конфронтации по линии «Восток-Запад», стала лишь прелюдией, репетицией для следующего драматического, более опасного акта всемирной истории. Речь о феномене «Украинский майдан-2». После Второй Мировой войны он стал первым случаем столь близкого, буквально физического противостояния военно-стратегической и информационно-технологической мощи разно-заряженных величин — Запада и Востока. Этот вариант конфронтации впервые за 75 послевоенных лет обозначил угрозу потери главного, оплаченного неисчислимыми жертвами итога Победы над фашизмом — Мира. Россия, как и СССР в 1930-е, оказалась главной мишенью на пути милитаристского демарша. Как и тогда, реалиями стали «дипломатические войны», санкции, выход США из «обруча» международных договоров. Накал сшибки ядерных держав, США и России, владеющих 93% всего мирового ядерного потенциала, фактически подвел мир к порогу новой Мировой войны.

«Время-кайрос» как время решения особо крупных — судьбоносных задач, рождается в переломные моменты истории. В его рамках вечно ключевой вопрос война или мир, дважды вставал в повестку дня Организации Объединенных Наций.

Зарождение современных миротворческих институтов, прежде всего, в лице Организации Объединенных Наций, вписываются в период Второй мировой войны. Пять лет шла дискуссия, борьба концептуальных, межгосударственных, геополитических подходов-трактовок новых правил организации жизнедеятельности народов в послевоенном мире. Разная в степени, угроза тогда была «одна на всех» — фашизм. Ныне число угроз исчисляется сотнями. И каждая, переплетенная с другими, представляет собой опасность взаимоистребления. Перелом на стыке от войны к миру образца 1945 г. и от войны к миру современного образца — две стадии миропоискового исторического процесса. В первом случае народами мира двигала цель осуществить вековую мечту — искоренить войну из практики отношений людей и государств. Привлекательность порыва вдохновляла и объединяла, выступая консолидирующей идеей. В «эпохе-кайрос» такой идеи нет. Ее рождение вероятно, если человечество ощутит потребность в наступлении Времени тишины, предназначенной для радикальной зачистки жизненного пространства от чертополоха агрессивизма — от исходного индивидуального уровня сознания, где первоначально и рождается мысль о войне, до высоты отношений между людьми, народами, государствами. Во втором случае мысль о войне не только материализуется, но воспроизводится в множащихся формах-типологиях. Но ведь в умах людей рождается и мысль о мире, счастье, любви… В нишу ума и сознания вмонтированы метафизические начала войны и мира. Война побеждает в случае крена сознания «влево» («путь разума»), мир же наступает в результате его поворота «вправо» («путь сердца»). Обеспечить «встречу» этих двух начал, создать равновесие между двумя полушариями мозга — единственный способ сохранения Часа тишины на Земле.

Задача выполнимая. Надо лишь исходить из презумпции торжества мира без войн, и этот мир возможен. Мир, выстроенный благодаря способности находить язык общения, взаимопонимания, взаимоуважения между землянами — гражданами одной Планеты. Мир для них — «бесценный приз», который они могут получить, преодолев «заветную высоту взаимопонимания». Человечество не придумало иного способа перевода стрелок часов Истории в их движении с отметки «война» на состояние «мира», кроме как через строительство «мостов» общения, доверия, установления диалога. Именно на этой основе может быть отвоевана пауза тишины. Тишины не в ипостаси затишья перед неизбежной перестрелкой, а как времени поиска путей спасения, рождения модели устойчивого развития. Длительность и наполненность времени Тишины в предлагаемом формате существенно зависят от умонастроений-ветров эпохи с присущими ей фобиями и солидаристскими предпочтениями.

В значительной степени предпосылки торжества Тишины определяются за столом переговоров. Вспомним строки, ставшие Посланием будущим поколениям, из энциклики главы католической церкви Папа Римского Иоанна Павла II: «Пусть люди всерьез задумаются над тем, сколь абсурдна и несправедлива любая война — на ее арене, полной смерти и боли, остается нетронутым лишь стол переговоров. Война — это поражение для всего человечества».

Любая и каждая война завершается за столом переговоров. Но каждый раунд поствоенных миротворческих переговоров обретает новый класс сложности. В ходе дипломатических контактов случаются провалы, тупики, задержки. Не только по причине, что уступать, терять завоеванные позиции, приобретенные «козыри» становится труднее. Дело в том, что наступает новое, более сложное историческое время, и за стол переговоров, где раздаются «карты Истории», садятся новые люди, иные поколения политиков, не познавших цены побед и потерь, вкус крови и запах смерти. Того, что было познано их отцами-дедами.

Вот почему преступно взваливать на плечи молодых поколений решение проблем выхода из тупиков войны. Им следует оставлять Время тишины. Передавать иное научное, интеллектуальное, духовное, нравственное наследие. Для облегчения их прыжка в будущее — светлое, счастливое.

Смена эпох всегда протекает болезненно. Это смена не только типов мышления, культур, цивилизаций и систем ценностей, но и зарождение новых моделей поведения, мировоззренческих основ поколений, народов, человечества. Разница между типологией человечества образца в XXI и XXII веков будет неизмеримо глубокой. Дело лишь в том, что «уход» старых и пришествие новых будет протекать в жанре исторической драмы, вновь и вновь, сквозь пласты эпох, возводя в список горячих проблем повестки дня вечные вопросы — что впереди: возгорание или догорание «свечи жизни»?

«Человечество стоит перед необходимостью “переделки мира”. Чтобы его перестроить, необходим идеал возвышения — духовный, гармоничный, целостный. Задача актуальна для человечества, вырастающая из недр исторической жизни, задача всеобщего объединения народов и государств. Несмотря на разгул центробежных устремлений, кипение удушливых национальных эгоизмов и угар международной ненависти, а отчасти, может быть, и вследствие всего этого, — путь единства и мира диктуется сам собою, с упорной, упрямой настоятельностью. Все очевиднее вырисовывается дилемма объединения, либо всеобщая катастрофа».

Таков диагноз, поставленный глобальному «пациенту» — человечеству на развилке эпох историком ХХ века Н.В. Устряловым, точно определившим нынешний дух планетян на марше-переходе через новый Рубикон. Впереди опаснейший транзит от берега прошлого к берегу, покрытому завесой неопределенности. В их походном ранце тяжелый груз ошибок и невыученных уроков истории, груз, перевешивающий степень готовности к «переделке мира», к строительству новой — гуманистической цивилизации. Но жребий брошен, Рубикон должен быть перейден. Пути назад нет. Осталась надежда на преодоление Пути испытаний. Ибо еще не испарилась «аттическая соль» мирософии. В Чаше истории землян сохранилось зерно Жизни. Значит, придет Время тишины, и его торжество неизбежно.


Краткие сведения об авторе книги:

Image

Энгель Ризакович Тагиров

доктор исторических наук, профессор, ректор Института культуры мира (ЮНЕСКО), президент Международной гуманитарной академии «Европа-Азия», член Комиссии Республики Татарстан по делам ЮНЕСКО, член президиума Российской ассоциации содействия ООН, посол мира Федерации за всеобщий мир, посол культуры Международной ассоциации культуры «Симург» (Татарстан, Казань).

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File