Олег Миронов. Конспирология всемирного вируса

Альманах ΤΕΜΕΝΟΣ
13:09, 17 июля 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Около года назад при участии Культурной платформы PROстранства состоялась междисциплинарная конференция, посвящённая анализу вирусного аспекта конспирологического феномена, собравшая учёных, философов и мыслящую аудиторию. Пандемия вируса Covid-19 в 2020 году — мировое событие, в связи с которым у многих людей появилось убеждение, что подлинные причины происходящего скрыты от непосвящённых. Возникли популярные конспирологические версии, объясняющие пандемию, карантин, ограничительные меры, введённые властями разных стран: идеи искусственного создания вируса, закулисного управления во время и после пандемии, планов «чипирования» людей при вакцинации от коронавируса, и многое другое. Вокруг того или иного предположения создаются сообщества, которые могут влиять на общественную жизнь, политику, экономику и религию. Спустя год окинем ретроспективным взглядом, поменялось ли конспирологическое социальное пространство после адаптации и привыкания к новым условиям жизни, по прошествии пика паники и неопределённости, после публикации статей в Nature и Lancet, появления статистики об эффективном применении вакцин. Возможно, конспирология — одна из психических потребностей? Какова её функция? Является ли человек субъектом или объектом конспирологии? Обратимся к статье по мотивам доклада одного из участников прошедшей конференции «Конспирология всемирного вируса».

Автор:

Олег Сергеевич Миронов

психолог, экономист

Image

КРИПТО-ВИРУСОЛОГИЯ


Часть I. Теория всемирного заговора. Теория ли?

____________________

Химеры коллективного бессознательного, как и кошки, бо́льшую часть своего существования проводят в состоянии сна. Время появления первой конспирологической теории в истории человеческой цивилизации неизвестно. Мы лишь являемся свидетелями закономерности: реагируя на некий ключевой стимул, теории заговоров выходят из латентного состояния и становятся предметом социального фольклора, порой принимая и квазирелигиозные формы. Что же это за ключевой стимул? Концепция иллюзорно-компенсаторной функции, разработанная ещё в СССР на Философском факультете МГУ им. Ломоносова [11; 22; 29], определяет его как времена бессилия, катастрофы, неопределённости. Двери третьего десятилетия XXI века открыл один из таких ключевых стимулов, вызвав из коллективных глубин к жизни иллюзии, компенсирующие нанесённую им травму: вирус, коронованный людьми, государствами, СМИ, системами ценностей. Вирус, вокруг которого за короткий срок образовался корпус теорий всемирных заговоров, и так же стремительно вернувшийся в пещеры бессознательного, после того как ограничительные меры были сняты. Надолго ли?

Начиная разговор о мировых заговорах, прежде всего стоило бы понять, насколько правильно общеупотребительное слово «теория», когда речь идёт о так называемых «конспирологических теориях». Например, теория большого взрыва является теорией, так как описывает большинство наблюдаемых в настоящий момент космических процессов и явлений. Это значит, что существуют средства измерения, единицы измерения, методология измерения, и, наконец, существует целая наука, которая формализует их аппарат — математика. Поэтому теория большого взрыва является именно теорией. Говоря о предмете конспирологии, мы имеем дело не с теориями, а с гипотезами мировых заговоров. Это существенно меняет предмет рассмотрения, поскольку у теории и гипотезы разное функциональное назначение. Как правило, теория — это результат успешного тестирования большого числа гипотез. Исходя из данной формализации, на сегодняшний день ни одной теории заговора, строго говоря, не существует — это гипотезы, ни одна из которых не была протестирована успешно. Кроме одной единственной теории, о которой мы обязательно поговорим отдельно. Сейчас же время поразмышлять, зачем нужны гипотезы — в чём их функциональная польза, ценность и смысл: в жизни, в науке, в быту. Это может приблизить нас к ответу на вопрос об истоках и смысле криптотворчества.

Стоит сказать несколько слов об объективности самого феномена, нами обсуждаемого, и об объективности стоящих за ним факторов с точки зрения принципов фальсификации и верификации. Однажды доктор физико-математических наук, профессор А.П. Орешко, на фразу своего оппонента «на самом деле» заметил: «Как на самом деле, не знает никто». Это кантовское замечание можно было бы поставить в качестве эпиграфа к теме конспирологии. Человек создаёт гипотезы и теории именно потому, что явления и сущности не совпадают, потому, что объективное знание нам недоступно. Несовпадение феномена и сущности — это, возможно, единственный универсальный информационный повод на все времена.

В философии, психологии, теории информации рассматриваются разные классификации реальностей: объективная, субъективная, интерсубъективная, дополненная, нулевая, первостепенная, дефицитарная и другие. Существуют религиозны описания разных пространств сознания, об этом шла речь в стратификациях реальности в онтологии адвайта-веданты [19; 28], в буддийских дхъянах, в основной христианской заповеди, дифференцирующей любовь на сердце, душу и разумение, в исламском мистицизме. В естественнонаучной среде формы знания также дифференцированы: на один и тот же феномен биология смотрит по-своему, антропология по-своему, кибернетика по-своему, психофизиология по-своему, и все взгляды справедливы — всё действительное разумно, как говорит нам Гегель, и, по замечанию Василия Васильевича Розанова, из плюральности взглядов рождается тысяча точек зрения, которые и формируют координаты действительности.

Науки, рассматривающие теории заговора, в частности, связанные с Covid-19 и событиями 2020 года, необходимы прежде всего для того, чтобы приблизить для субъекта видение к объективной сущности — безусловно, с точки зрения утилитарности, потому что такое приближение возможно лишь через предметность того, что может произвести субъект видения. Например, понимание, что Земля круглая, а не плоская — результат научной работы. Но какой работы? Работы в рамках определённой реальности. Реальности космических полётов, например. Потому что с точки зрения осуществления религиозного паломничества совершенно не нужно исходить из положения о сферичности или эллипсоидности Земли — возможно, это даже вредно. Если проанализировать историю науки, то именно так она и развивается — с точки зрения утилизации предметов своего интереса. Советская психология так и утверждает [18]: мотив это опредмеченная потребность — полёт в космос, или паломничество, или свинец, который субъект желает преобразовать в золото — это предмет человеческой деятельности, и её частного следствия — человеческого мышления, его мифа для описания реальности. Человек имеет не только физические потребности, но и социальные [20], и это рождает массу социальных смыслов, символов, мифов, и конспирологические гипотезы не исключение.

Советская психология и психиатрия [14] могли бы дать точный ответ со своей стороны на предмет конспирологии. Существует ряд нозологических классификаций бреда, таких как бред изобретательства и бред ущемлённых прав, которые, по сути, и формируют бредовую идею о всемирных заговорах и способах противодействия им. Прежде чем продолжить, стоит напомнить аристотелевскую максиму профессора Орешко: «Как на самом деле не знает никто». Вещи, рассмотрение которых попадает в поле зрения конспирологии, слишком многофакторны. Большинство людей, считающих себя здравомыслящими, тем не менее не видели воочию глав всех основных государств, принимающих участие в криптовирусологической драме с точки зрения продуцентов гипотез о всемирном заговоре, и поэтому не могут поручиться за то, что главы государств существуют на самом деле. Большинство людей не летало в космос, и не может утверждать, что воочию видело, что Земля не плоская, а какая-то другая, а вот то, что она плоская, мы наблюдаем каждый день в своём опыте, ведь и зрение, и даже F-meter для измерения ровности поверхностей сообщает нам, что расстояние от края и до края нашей комнаты — прямая линия. Исходя из этих предпосылок, в качестве базового для настоящего анализа введём кантовский тезис: мы имеем дело не с объектом и нашими социальными реакциями на него, а с моделями объектов и нашей реакцией на них. Данный тезис не противоречит психологии, рассматривающей взаимодействие субъекта с объектами в качестве перцептивной реакции на проксимальный стимул — то есть, собственную реакцию на интерпретируемую с помощью психофизиологического аппарата модель объекта, его виртуальную реальность. О том, как дистальный стимул (ноуменальный факт объективной реакции) приобретает субъективную форму проксимального стимула, до сих пор ведутся многочисленные дискуссии и споры в областях нейронаук, философии сознания, среди психофизиологов и биоинформатиков.

С точки зрения психиатрии «теории заговоров» как бредовые идеи это патологическое явление. Психоанализ [27] же говорит нам о том, что бред это целостная и тотальная система объяснения реальности, которая с помощью символических механизмов поддерживает единство психического мира, субъекта и его взаимосвязь с этим миром: это два элемента и реляция между ними, как и в теории информации Клода Шеннона [31]. Структура бреда и структура личности изоморфны, и потому конспирологический феномен является не патологией, а легитимизайией бредовой идеи, конституирующей личности внутри социальных групп.

Как утверждал Жак Лакан [15; 16; 17], бредят все. Любое описание есть разновидность бреда. Любой бред есть попытка самоисцеления, стабилизации психической среды, в рамках которой транзит информации в той или иной степени нарушен, но этот транзит имеет место быть и направлен на продуктивную жизнедеятельность функциональной системы поведения, ориентированной на полезный для его продуцента приспособительный (адаптивный) результат [1; 2; 3; 4; 5; 6; 7]. Ещё за несколько десятилетий до того, как глобальный мир стал информационным, и стал производить такие хорошо забытые массовые неврозы и психозы как заговор дьявола и сил преисподней против человеческого рода, но в новой обёртке, новом интерфейсе, Лакан сформулировал тезис, согласно которому бред есть следствие переизбытка символического, перепроизводства информации, «означающих», при помощи которых субъект пытается компенсировать пробелы «воображаемого». До Лакана об этом говорил Зигмунд Фройд [26]: бред — попытка самостоятельного излечения от психоза.

Чем бред отличается от мировоззрения, которое также даёт ответы на ключевые вопросы бытия и места человека в этом мире? Бредовая конструкция носит неоспоримый и тотальный характер, бред несомненен. Как справедливо указывал на этот бредовый аспект психоаналитик Д.А. Ольшанский, бред апеллирует к вере и не предполагает верификации своих оснований, он даёт ответы абсолютно на все вопросы жизни и бытия. Бред, в отличие от мировоззрения — это гипотеза, которая не подлежит тестированию. С точки зрения информационной психологии, формула бреда выглядит следующим образом: бред это мировоззрение минус критическая функция.


Бред = Мировоззрение — критическая функция


Невроз обладает критической функцией при сборке реальности — а реальность человек собирает не только и не столько из потребностей, сколько из смыслов. Бред содержит реальность, но не содержит критики. Однако, гипотезы всемирного заговора могут носить и здоровый невротический характер.

Криптовирусология и гипотезы всемирного заговора вообще — разновидность бредовой идеи по Лакану, содержащая в том числе творчески выраженный интерфейс критики существующей социально-экономической системы, реакцию на коллективную травму. На мысль об этом наводит одна общая черта: продуценты таких гипотез никогда не отзываются о «мировой закулисе» с положительной оценкой. Все из рассматриваемых нами криптовирусологических гипотез носят негативный характер, окрашенный в проблему, страх, агрессию по отношению к «мировой закулисе». Это ни что иное, как способ критики неоптимальности среды. Такая критика часто выходит за коридор психической нормы, поскольку, если субъект ничего не может сделать с предметом критики, никак на него повлиять, изменить, то эта критика не канализируется, сознание принимает на себя её диффузный удар, и она превращается в избыточный невроз. Энергоэволюционистский тезис [9] «там, где ты ничего не можешь создать, ты должен разрушить», справедлив как для внешнего поведения, так и для внутреннего. В своей острой фазе такой невроз включает критический мораторий, и субъект может выстроить вокруг себя такую неоспоримую реальность, в которой, как ему кажется, он способен оказывать влияние на «мировую закулису»: он становится шпионом сил добра в стане врага, или борцом с сионским приоратом, или начинает играть в детектива, пророка, мстителя. В пространстве бессмысленности его экзистенции появляется смысл. Современные психиатры жалуются на то, что в среднем современные бредовые идеи стали менее интересными, однако, при включении критического моратория по отношению к гипотезе мирового заговора вариантов идентификации и связанного с ней мироощущения немало. Примечательно, что сегодняшние общественные механизмы позволяют создавать организации на базе интерсубъективного бреда, у этих организаций существуют сайты, пишутся уставы, вводятся награды, ведётся другая деятельность по структуризации и описанию представлений относительно себя, то что Лакан называл semblance — двойником, объектом рассказа о себе самом. Нередко подобная деятельность находит механизмы монетизации: из пространства смыслов бредовая функция переселяется в пространство экономики и эразц социальных лифтов, становясь и способом интеграции субъекта бреда в систему социальных отношений, и средством для фроммовского «бегства от свободы».

Посмотрим, какая функциональная система поведения может стоять за конспирологическими неврозами. Существует такое человеческое качество как подозрительность. Можем ли мы без него жить в условиях текущей природной и социальной среды? Можем, но такой modus vivendi плохо повлияет на качество нашей жизни. Типичный случай произошёл в 2019 году в Петербурге, когда один из воспитанников детского дома в первый же день после выхода из родных пенатов отдал таксисту четыреста тысяч рублей — все деньги, которые у него были — за получасовую поездку по городу, и не заподозрил ничего неладного. Допускать, что за словами, действиями, мыслями Другого может стоять обман — свидетельство психической нормы. Но что такое обман? Обман это незапланированная неожиданность, расходящаяся с текущими представлениями, продукт рассогласования функциональных систем восприятия. Однако, в системе социальных отношений обман приобретает фактор инвазивности, становясь тем, что наносит вред, ущерб обманываемому. Избегать вреда — природная необходимость, заложенная в видовые биомеханизмы. Это естественная работа функциональной системы, которая имеет опережающую функцию прогноза с моделированием будущего и собственной реакции на эту событийную модель. Эта функция не результат антропогенеза, она является древним механизмом, дошедшим к нам из животного мира. Тот, кто кормил уличных кошек знает, как осторожны они бывают. Кошка допускает, что за ласковым голосом и пакетиком с кормом может стоять какой-то заговор. Кошка может выгнуться дугой, распушить хвост и сделать острыми уши — она увеличивается в размере при опасности. На ваш возможный обман она создаёт свою контр-иллюзию. Гипотеза заговора обеспечивает нормальный транзит информации в функциональной системе поведения, необходимого для безопасности и выживания.

Человек идёт дальше животного. Он уже давно, много тысячелетий, сочиняет страшные сказки. А это что за потребность? Мы и так живём не в очень дружелюбном мире, так зачем же эту враждебность мира увеличивать? А вот именно поэтому и сочиняет. Эллинская медицинская традиция предписывала использование театра в терапевтических целях, и именно трагедия должна была вызывать у пациента исцеляющий катарсис. Страшная сказка опережает страшную реальность, адаптирует человека, даёт ему возможность избежать её или преобразовать свою собственную роль в этой сказке, чтобы в реальности стать не жертвой, а героем в этом повествовании. Это гипотеза о рисках, точно такая же, как раздел о рисках в любом бизнес-плане.

Так что же из себя представляет утилитарность гипотез, в том числе и конспирологических? Какова их роль в качестве функциональной системы человеческого самоосуществления? Существует экономический термин: тестирование гипотез — прототипирование и индуцирование так называемых MVP (minimal viable product — использования минимальных ресурсов при эффективно работающем функционале). Моделирование функционала такого минимального жизнеспособного продукта и его тестирование в рамках заданной модели на соответствие необходимым возможностям для достижения необходимого результата по циклу, который в экономике обозначается аббревиатурой HADI: Hypothesis — Action — Data — Insight (Гипотеза — действие — сбор данных — выводы). В случае, если гипотеза не подтверждается заданными моделью ключевыми показателями эффективности на практике, проект требует корректировки текущей гипотезы или разработки новой гипотезы для тестирования. Модель MVP — это производственная модель, то есть её цель — сделать нечто, чего не было раньше, но задачи для чего уже есть сейчас. Например, мы хотим посадить яблони на Марсе — хотим прямо сейчас. Для этого нам нужна минимально жизнеспособная модель того чего не было раньше — марсолёта с отсеками для теплиц и агрономов. Мы начинаем тестировать эту модель до тех пор, пока не создадим хотя бы один маленький космический аппарат, способный доставить на Марс хотя бы пару агрономов и один блок саженцев с системой жизнеобеспечения. По достижении этого MVP можно считать гипотезу готовой к тестированию. В инвестиционной экономике успешно протестированная гипотеза MVP является предпосылкой выхода на следующий раунд инвестиций для масштабирования проекта. То есть, мы собрали летающий аппарат, теперь наша задача сделать его пригодным для выживания человека и яблонь, которые необходимо пересадить на Марсе — теперь уже на практике. Так, тестируя гипотезы, мы создаём прототип настоящего звездолёта, который отправится на Марс уже не гипотетически, а по-настоящему. Предтечами метода тестирования гипотез являются майевтика и системный принцип «знающего незнания» Сократа, который впервые в истории науки ввел в практику последовательное рассмотрение гипотез с помощью вопросов, рассуждений и определений, в результате анализа которых рождается истина («майевтика» от греч. μαιευτική — акушерство). Сократ говорил, что философ «принимает роды знания», предсуществующего в потенции человеческого разума. В современную экономику метод пришел через науку, представители которой с устойчивой эффективностью в свою очередь тестировали гипотезы мифологии, метафизики и религии с помощью опытов и экспериментов. Как замечал философ и исследователь феноменологии алхимии Владимир Васильевич Винокуров [10], научно-просветительский подход к изучению алхимии, соединивший идеи Просвещения с естественной наукой и её историей, рассматривает алхимию как этап развития химии. В частности, рациональные и научные компоненты алхимии рассматриваются с точки зрения истории термодинамики: в основе ряда алхимических опытов лежит совершенно правильное научное представление о термодинамическом эффекте химической реакции.

В рамках тестирования гипотез, может статься, что человеческая цивилизация в определённой степени, в определённой форме, с определённым социальным интерфейсом, более интенсивно или менее — на уровне информационного фона, должна протестировать и протестирует основные конспирологические гипотезы в действии, что и происходит сегодня: можно вспомнить 2015 год, когда в Испании законодательно был введён штраф в 500 тысяч евро за собрание перед правительственными зданиями, и испанцы установили на площади камеры, через которые спроецировали собственные виртуальные изображения с плакатами. Митинг призраков: то, что ещё недавно было предметом произведений фантастов, обретает реальные формы. Гироскоп цивилизации творчески калибруется под тестирование гипотез. Мы живём в турбулентное время, когда закон больших чисел перестаёт быть тотальным, и нам предстоит увидеть ещё очень много нового, а главное, именно мы сегодня очень многое из этого нового можем сделать, создавая новые модели и объединительные смыслы. Сегодняшний глобальный мир — лаборатория для философа. Возможно, никогда ещё в истории человечества у философии не было таких масштабных возможностей оказывать влияние на создание новой эпистемы, а надо сказать, что и в прошлом философия имела очень существенное влияние на культуру и цивилизацию. Как выразился, по свидетельству Плутарха, Александр Македонский после встречи с философом: «Я бы хотел быть Диогеном, если бы не был Александром».

Помимо симптома и попытки исцеления коллективной травмы, конспирологические гипотезы имеют три полезных приспособительных результата:

— Выдумка это нечто плюральное, в противоположность реальности, которая представляет собой нечто единое. Выдумка всегда интерсубъективна, предназначена для социальной утилизации. В чём польза выдумки, гипотезы, воображаемого? Например, для ребёнка это развитие фантазии, обогащение своего конструктора смыслов, красок для описания мира. Выдумка — это творчество. И если исходить из генеративно-когерентного подхода к истине, то выдумка это то, что позволяет выстроить те дополненные реальности, которые продуцируют те плюральности миров, с помощью которых субъект способен измениться, открыть новые горизонты, произвести новые события и перейти в новые пространства мироощущения и событийной реальности.

— Выдумка это опережающая модель действительности, направленная на обеспечение безопасности продуцента этой выдумки. Способность придумывать страшные сказки о мировом заговоре неизбежно содержит в себе и придумывание способов противодействия этой угрозе.

— Выдумка это прототипирование минимально жизнеспособного продукта выживания, общежития, развития (MVP социальных систем) с целью протестировать гипотезы его существования, пользы, утилизации, воздействия. Человечество движется путём проб и ошибок по вектору, который мы называем антропогенезом, а интенциональную движущую силу — цивилизацией. Прогресс неизбежно содержит в себе набор неудачных, кризисных и даже катастрофических опытов, без которого немыслим гомеостаз цивилизации, утверждение человеческого в природной среде.

Конспирологические гипотезы — неотъемлемая часть человеческой культуры, фольклора, когнитивного развития, обеспечивающих, всё творческое, нозологическое, историческое разнообразие человека, и, следуя закону необходимого разнообразия Эшби, его системное развитие.


Часть II. Экономика всемирного заговора.

____________________

За полгода с начала пандемии Covid-19 по экономической стороне теории заговора вокруг вируса уже многое было сказано ведущими мировыми экономистами, и, если вы не верите в мировой заговор ведущих мировых экономистов, то с этой информацией можно ознакомиться в открытом доступе, в частности, британский журнал The Economist писал об этом почти каждую неделю.

Главный экономический вопрос, волнующий умы конспирологов, заключается в рассмотрении возможности организации мировой пандемии и фасада мер по борьбе с ней для закулисного передела мировой экономики и разрушения устоявшихся экономических моделей. Возможен ли контроль и захват рынков под покровом обеспечения антивирусных мероприятий?

Начать анализ этой гипотезы следует с факта: регулирование макроэкономического процесса настолько многофакторный феномен, что спрогнозировать что-либо в мировых масштабах достоверно и точно не удавалось ни одному экономисту за всю историю. Прогнозы в экономике — тот же метод тестирования гипотез, иногда с удачным результатом, гораздо чаще с неудачным. На сегодняшний день наукой уже произведены прототипы квантовых компьютеров, но и они не помогут смоделировать план по переделу мирового рынка и разрушению традиционных экономических моделей. Проблема не в мощностях, а в неопределённости переменных. У нас нет всех параметров для такого уравнения, поскольку когнитивно человек слишком ограничен для принятия во внимание всех необходимых факторов такого моделирования. Существуют отдельные экономические дисциплины, которые занимаются прогнозами: страхование, риск-менеджмент, математическое моделирование экономических процессов, статистика. Однако, их появление, развитие и существование обусловлены именно отсутствием алгоритма, при помощи которого можно было бы устойчиво и гарантированно прогнозировать экономические последствия рыночных, общественных и политических флуктуаций. Если бы такой алгоритм существовал, не было бы ни фондовых рынков, ни бирж. Между тем, в начале объявления пандемии биржи пролихорадило, снизились все индексы, но возвращение к показателям, близких к прежним, произошло спустя два-три месяца: экономика оказалась более устойчивой к вирусу, чем информационное и социальное пространство. Акции компаний, связанных с туризмом и курортами упали, но не более чем на 10%. Московская биржа потеряла 2%. Выросли к рублю доллар и евро, цена на нефть снизилась, но тоже не более чем на 3%. Золото существенно подросло. Перестройка ликвидности рынков — это норма. Это аксиоматика экономической динамики, свидетельствующей о жизнеспособности: всегда что-то дешевеет и что-то дорожает. Рынок воздухоотчистителей для больниц отлично себя чувствует с самого начала событий. Но это, конечно, никакой не заговор, потому что возможные заговорщики не были готовы к такому профициту спроса. Напротив, невольные бенефициары столкнулись с нехваткой производственных мощностей, и компании ломают голову, как распределить промышленную нагрузку в таком объёме, в котором неожиданный спрос показал такие вершины роста.

В целом ситуация с коронавирусом негативно сказалась на всей мировой экономике, и в Европе, и в Китае, и в США; и в сырьевых отраслях, и в производственно-технологических. Исключением стали интеллектуальные отрасли. Здесь напротив, возникли новые возможности.

В глобальном рынке всё взаимозависимо и взаимообусловлено при учёте названной выше аксиоматики неопределённости и слепых пятен огромных групп переменных. Построить рыночный заговор в таких условиях — затея, обречённая на фиаско. Игра в футбол намного более предсказуема. Данные матча между двумя командами можно было бы загрузить в мощный компьютер и пытаться делать расчёты по исходу игр. В футбольном матче и параметры результата очень просты: всего лишь счёт. Или совсем просто, двоично: кто выиграет. Но и это пока не поддаётся точному прогнозу. Этим и живут все букмекерские конторы. А макроэкономика — процесс на порядки сложнее устроенный, чем игра в футбол.

Откуда берутся конспирологические гипотезы экономического характера в массовом дискурсе? Оттуда же, откуда и любой предмет иллюзорно-компенсаторной функции. Из принципа удовольствия, согласно которому в психике заложено стремление к понижению уровня собственного напряжения [25]. От скуки, ради творчества, в целях компенсации неопределённости, замены усилий на её преодоление упрощёнными, не требующими энергозатрат моделями. Ложь, иллюзия — это разновидность творчества. Это определённое желание и строительство психической реальности в соответствии с желанием. Это свершение выбора. Мы выбираем именно такой образ Другого, такой образ реальности. По какой причине происходит конституирование таких причудливых, иррациональных, противоречивых реальностей, как множество конспирологических версий вокруг Covid-19? Обратимся для понимания к ретроспективе экономических событий пика манифестаций конспирологического фольклора. Весной 2020 года информационное пространство облетела новость о том, что баррель нефти Brent рухнул до отметки в 10 долларов. Посыпались многочисленные обсуждения, что России конец, что страна сидела на нефтяной игле (а это правда — экономика России на ⅘ сырьевая, если не брать в расчёт ВВП), и пора покупать ружьё, гречку, питьевую воду и керосин, потому что теперь экономику ждёт крах. Что же произошло в действительности? Это правда, Brent в апреле 2020 года упал до 10 долларов. Но что это была за нефть? Нефть по фьючерсным контрактам — то есть по обязательствам покупки нефти в заданном объёме. Использование топлива из–за карантинных мер снизилось, столько нефти, сколько планируется в обычном объёме закупки, стало не нужно, а контракт остался. Нефть требует амортизации оборудования и логистики: стоит в танкерах, её хранение вхолостую дорого стоит, а просто вылить её, в соответствии с экологическими законодательными нормами, нельзя — поэтому остаток по этим незакрытым обязательствам выставили за смешную цену в 10 долларов за баррель. Это примерно как когда покупатель приходите в гастроном, и там есть отдельная полочка, с уценкой в 40% — потому что у этих продуктов через пару дней истекает срок годности — это не значит, что они подешевели на 40%, это просто способ саморегуляции рынка — товар продают по демпингу, чтобы он не встал в убыток. Но при взгляде на полку во гастрономе или при взгляде на экран телевизора можно сделать очень разные выводы, иногда очень творческие. Сегодня нет никаких экономических потрясений, которые были бы чем-то принципиально новым или превышали бы по объёму ущерба что-либо из ранее бывавших событий истории: опиумные войны, вторую мировую войну, эпидемии, начиная с Антониновой чумы и заканчивая испанским гриппом. В кризисы все основные тенденции амплифицируются. То, что слабело — погибает, то, что набирало силу — выходит на сцену истории. Например, рост цифровой экономики: дистанционное образование, автоматизация бизнеса, удалённая работа, онлайн-коворкинги, чат-боты, виртуальные экскурсии, культурные платформы и онлайн-альманахи. Мы с вами встретились в цифровом пространстве. Если бы не карантин, для беседы о конспирологии мы бы могли собраться в библиотеке или в университете.

С переделом рынка и образованием новых ниш всё как в природе — правит закон джунглей. Но этими джунглями не управляет тайная закулиса тигров или шимпанзе. Они её часть. У мирового рынка не просто нет, а не может быть центра управления — такова его модель. Как и у человеческого организма нет центра управления — есть контур управления, и всегда, влияя на что-то одно в организме, врач неизбежно повлияет и на всё остальное, но предсказать точно как — даже среди профессиональных медиков на уровне тонкого и редкого искусства, почти что дара.

Когда-то в Европе был существенно более серьёзный кризис, связанный с пандемией и повлиявший на экономику, это Чёрная чума XIV века, кризис, характерный таким же расцветом конспирологических гипотез о природе пандемии и её тайной закулисе. Пособниками зла и виновниками бед видели колдунов, евреев, еретиков, ведьм, иностранцев. В результате этого кризиса пострадали, что интересно, больше сами власть имущие. Убыль сельского населения приобрела слишком большие масштабы, что повлекло за собой изменение аграрного сектора: ценность трудовой единицы существенно возросла, а самостоятельно феодалы произвести ничего не могли. На сельскохозяйственном рынке стал править продавец, а не покупатель, что неизбежно сказалось на переменах в общественной и политической жизни, на пересмотре интерсубъективных ценностей. Например, в Англии трудовые повинности крестьянства почти перестали действовать. Последствия Чёрной чумы открыли ворота из Средневековья в Новое время, а феодалы постепенно превратились в капиталистов.

Сейчас, в XXI веке, дефицита в рабочих руках нет, есть вопрос куда их пристроить — проблема луддитов это не ново. Экономическая модель последнего столетия эти руки ещё и приучила к переизбыточному потреблению. С другой стороны, сегодня главное орудие производства не руки, а мышление. Спрос рождает предложение: рыночный рост сегмента образовательных платформ, коучинга, human design, биохакинга, акселераторов стартапов и онлайн-тренажёров для нейростимуляции. Появилась новая учебная дисциплина — профогенезис, которая изучает возможности человека создавать новые профессии под свои умения, навыки, знания и желания, и выводить это предложение на рынок, осуществлять self-placement так же, как product placement. Экономическая система, как продукт жизнедеятельности человечества, обладает трансцендентной функцией, саморегуляторикой. Так что нет никакой необходимости и в реализации так называемого «плана золотого миллиарда». Это в сегодняшних условиях достаточно глупо. Люди это ресурс, его просто нужно обрабатывать. Массовые средства огранки существуют, и от этого выигрывают и кадры, и капиталист. Скорее бо́льшую проблему представляет низкая культура потребления этих семи миллиардов людей. Вместо уничтожения 85% населения намного эффективнее изменить модель потребительского поведения. Но здесь происходит внутренний конфликт интересов самого капиталиста: с одной стороны, необходимо наращивать производство — это даёт прибыль, а с другой, сокращать уровень потребления сотрудника, обслуживающего это производство, потому что рост его потребительских запросов пропорционален его заработной плате, и в то же время, сократив трудовые выплаты, капиталист сокращает уровень платежеспособности потребителя, что негативно сказывается на показателе эластичности спроса по доходу в отношении производимой продукуции. Сегодня производственные и потребительские мощности — это один и тот же человек. Таков сегодняшний фатум индустриальной цивилизации. И экономика находится в этом замкнутом круге — из которого действительно можно выйти только применив новые модели. Но только новые: то, о чём идёт речь в конспирологических гипотезах по переделу собственности — это отжившие гипотезы, и они уже не сработают. Нельзя войти в одну воду дважды, так же как и невозможно выйти из вод исторического времени без когнитивной трансформации. У экономики цивилизации есть свой жизненный трек. Возможно, представляющие её семь миллиардов и хотели бы вернуться в инфантильный возраст всемогущества, во младенчество рыночной экономики, но никакой организм так не устроен — в том числе организм макроэкономики. Его энтелехия направлена на рост, развитие, старение, смерть и преобразование в новые формы. Таков динамический гомеостаз, описанный в работе «Большие биологические часы» автором элевационной теории старения В.М. Дильманом [13]. Такой механизм существует в любом социальном продукте. Экономическая машина не работает в обратную сторону. Если бы у «мировой закулисы» был консультационный совет, скорее всего согласно его рекомендации сегодня для эффективного управления выгоднее было бы не дорогостоящее содержание наращиваемых силовых структур и ограничение прав и свобод под предлогом борьбы с вирусом, требующих постоянных эксплуатационных расходов, а умная политика лояльности. Безусловный базовый доход даёт намного больше рычагов управления, чем все описанные у Оруэлла, Хаксли и Замятина инструменты подавления, потому что именно социальное государство с высоким уровнем благополучия лучше всего управляется с помощью страха смерти. Давлением на людей такое управление не достигается. Некогда Лао-цзы сформулировал это в максимах: «Лучший правитель тот, о котором народ знает лишь то, что он существует. Несколько хуже те правители, которые требуют от народа их любить и возвышать. Еще хуже те правители, которых народ боится, и хуже всех те, которых народ презирает», «Управляя страной, совершенномудрый делает сердца подданных пустыми, а желудки — полными». Пустые сердца в даосском понимании с его сакральным отношением к пустоте — значит не наполненными страстями, неврозами и тревогами.

Экономическая мировая система устроена намного сложнее и намного непредсказуемее представлений гипотез мирового заговора об устройстве «мировой закулисы», которые являются семантическим инструментом упрощения мировоззренческих конструктов в условиях компенсации коллективной травмы от перепроизводства символического, переизбытка информации и усложнения материальных структур. Это вселяет надежду и оптимизм.


Часть III. Вирусная конспирология. Версия Х.

____________________

Не только в древнем, но и в современном мире существуют конспирологические гипотезы. Их обычное состояние — латентное, но иногда они приобретают актуальный статус. Пандемия вируса Covid-19 в 2020 году — мировое событие, в связи с которым у многих людей появилось убеждение, что подлинные причины происходящего скрыты от непосвящённых. Есть популярные версии, объясняющие пандемию, карантин, ограничительные меры, введённые властями разных стран. Например, это идея искусственного создания вируса, закулисного управления во время и после пандемии, планов чипирования людей при вакцинации от коронавируса и многое другое. Вокруг этих предположений, верований и убеждений создаются сообщества, которые могут влиять на общественную жизнь, политику, экономику и религию.

Гипотезы происхождения коронавируса и назначения тестирования технологий контроля как пандемии, так и населения со стороны администраций государств в криптовирусологическом фольклоре получили несколько основных устойчивых версий:

1. Искусственное происхождение вируса;

2. «Мировая закулиса»: а) персонализированная (Ротшильды, Рокфеллеры, Гейтс, автократы и госадминистрации, etc.), б) анонимная (мировой терроризм);

3. Экономическая версия (передел собственности и разрушение традиционных экономических моделей);

4. Тоталитарно-футурологическая версия (переустройство общества, «1984» Оруэлла, «О дивный новый мир» Хаксли, «Мы» Замятина);

5. Наночипирование (абсолютизация контроля и унификация жизни населения всей планеты через инкорпорацию аппаратного управления с помощью микрочипа, тайно вживляемого через прививки от вируса);

6. Политическая версия (искусственно созданная угроза как информационный повод для повышения снижающихся на фоне социально-политического застоя предвыборных рейтингов);

7. Иллюзорно-компенсаторная или психологическая версия (перефразируя Вольтера, «Если бы коронавируса не существовало, его следовало бы изобрести» — как фольколорный феномен);

8. Культурологическая версия (модель бесконтактной цивилизации, вирус как предпосылка и оправдание человеческого влечения к атомизации и изоляционизму);

9. Стихийная версия («Чёрный лебедь» Нассима Талеба);

10. Версия Х (версия-ничто, версия-загадка, версия-коан — любая версия, не укладывающаяся в штатную логику текущей эпистемы).

Девять первых пунктов за год с момента бенефиса коронованного вируса в информационном пространстве были множество раз подвергнуты анализу и стали предметами конференций психиатров, религиоведов, культурологов, психологов, философов, историков, филологов, экономистов.

Однако, по неумолимой логике и закону инкорпорации информации в сознание, конспирологи и учёные обошли стороной Версию Х — невозможно представить себе реальность того, что не вписано в качестве символического конструкта в жизненный мир субъекта представления.

В чём же заключается Версия X? Как было сказано, человек склонен создавать страшные сказки для построения опережающей модели действительности, для успешной психической адаптации к угрозам из сценариев этой сказки. Однако, в попытке избежать угроз со стороны гипотетической «мировой закулисы» через моделирование негативных сценариев и подготовки к ним, есть существенный подводный камень. Любая конспирологическая гипотеза представляет собой своего рода детективную историю, в которой продуцент этой гипотезы является одновременно и жертвой, и детективом, и рассказчиком. В детективах существует несколько нетривиальных типов развязки и ответа на вопрос «кто убийца». Убийца — это сам убитый. Убийца — это сыщик. Убийца — это все действующие лица одновременно. В мировой художественной литературе предложены самые разные творческие варианты. В том числе и такой — автор обращается к читателю: это ты и убил. Тем, что прочитал историю об убийстве, например.

Если вспомнить замечательную детскую книжку Джоэля Харриса «Сказки дядюшки Римуса», в ней есть формула, или функциональная модель поведения, транзактная модель по Эрику Бёрну: «Только не бросай меня в терновый куст» — театрально умоляет Братец Кролик Братца Лиса. Последний и понятия не имеет о терновом кусте, но формула срабатывает — он делает именно это, запускает Братца Кролика в терновый куст, следуя принципу инкорпорации информации в реальность субъекта и аксиоме психофизиологического отреагирования. Так и в истории с вирусной конспирологией: когда человек начинает бороться с какими-то химерами, терновыми кустами, ветряными мельницами, он эти химеры неизбежно утверждает. Так, начиная с раннего средневековья фигура дьявола стала небывало сильной во многом благодаря Церкви. Как замечал создатель процессуально-ориентированной терапии Арнольд Минделл, борьба есть скрытая воля к интеграции. Как только мы говорим о борьбе с новым для реальности объектом, этот объект возникает в потенции нашей реальности, независимо от оснований своего существования — символически.

И если Декарт говорит, что существует субъект cogito, то Хайдеггер уже утверждает, что и объект cogito также существует. И с точки зрения информационного подхода в отношении конспирологии Хайдеггер ближе к разгадке Версии Х. С помощью конспирологических гипотез общество само провоцирует и подсказывает потенциальных реализаторов такой гипотезы, если они могут быть, к её исполнению. Это и есть формула «только не бросай меня в терновый куст». Как предупреждал ещё Фридрих Ницше в своей работе «По ту сторону добра и зла»: «Кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем. И если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя». Психологические механизмы этой бездны, как ни странно, весьма прозаичны, и описаны в соответствующих разделах общей психологии. Стоит остановиться на их описании, чтобы пролить свет на Версию Х, согласно которой главными продуцентами и бенефициарами появления конспирологических гипотез являются те, чьи коварные планы, казалось бы, и раскрывают эти конспирологические гипотезы. Однако об этом ещё не знают. Те, кто ещё не стал «мировой закулисой», но могут к этому стремиться, и выращивают эти модели в коллективном мифотворчестве. А их главными помощниками становятся те, кто сегодня бьёт в этот набат.

Основывается такая гипотеза на двух психологических механизмах.

1) Проективная идентификация. Работу этого механизма можно проиллюстрировать ситуацией, когда талантливый педагог попадает в класс с проблемными детьми, но за счёт того, что он внушает им, что они не проблемные, а умные, умелые и продуктивные — они такими и становятся. Точно так же проективная идентификация работает и в деструктивную сторону. Можно вспомнить, как судья Оуэн из «Десяти негритят» на протяжении повествования исподволь внушает последней жертве Вере Клейторн ярлык «убийца», той, в чьём умысле убийства не было и в помине — и она приводит свой приговор в исполнение собственноручно. Многое зависит от индивидуальной лабильности психики, но в какой-то степени проективной идентификации подвержены все люди. Спросим себя: кому выгодно постоянно производить бойцов невидимого фронта с «мировой закулисой», формируя с помощью проекции идентичность общества с теми, кого в этих гипотезах «тёмные силы злобно гнетут»?

2) Эриксоновский гипноз. Вспомним Катона Старшего, римского сенатора, который на каждом собрании, будь оно посвящено строительству, налогам, акведукам, религии, неизменно повторял: «Карфаген должен быть разрушен». В конце концов действительно, Рим дошёл до Карфагена и разрушил его. Это похоже на механизм условного рефлекса: сильный стимул и его постоянное повторение формирует устойчивую реакцию, количественное выражение которой может переходит в качественное. Зададимся вопросом, кому выгодно постоянно повторять: «Мировая закулиса существует. Мировой порядок существует. Будет цифровая диктатура, и с этой системой управления ничего нельзя сделать». Технологии пропаганды, некогда используемые Йозефом Геббельсом, во многом похожи на современные информационные каноны тестирования гипотез через подконтрольные в большей или меньшей степени госадминистрациям СМИ, но, стоит ради оптимизма вспомнить, что в своё время они не помогли Геббельсу и его работодателю достичь своих целей. Для чего необходимо поддержание конспирологического мифотворчества? Для того, чтобы адаптировать общество к идее того, что такой сценарий в принципе возможен, а значит может быть реализован в действительности, а значит допустим, а значит будет — следуя транзактному механизму «тернового куста». С этой точки зрения, на первый взгляд скорее всего полезнее всего было бы вообще не смотреть в эту пессимистичную сторону гипотез о мировых заговорах, а использовать в информационном пространстве гипотезы более продуктивные. По крайней мере гипотеза о построении светлого будущего просуществовала на несколько десятилетий дольше идей Третьего рейха.

Как писал бихевиорист Беррес Скиннер: «Человек может управляться средой, но следует помнить, что среда почти полностью формируется им» [32]. Поведение формируется и стабилизируется своими собственными результатами. Если результат действия имеет значение, смысл для человека, а смысл — это информационное выражение проксимального стимула, его перевод из объективного агрегатного состояния в субъективное, то этот результат управляет его поведением. Процесс воздействия результата действия на последующее поведение называется подкреплением. Поскольку поведение человека существенно детерминировано социальной средой, то, меняя среду, можно влиять на людей. Скиннер считал, что «создание общества, социальной среды, где было бы много положительных подкреплений и мало наказаний — именно этот принцип открывает огромные возможности для обучения человека» — этот принцип лёг в основу теории научения. Лояльность стоит намного дороже армий и аппаратизации цифрового контроля, а достигается намного проще, и она же намного ликвиднее, и ликвидность эта растёт со временем — время работает на объект лояльности — это называется «традиция». Но так как не только субъект, но и объект cogito существует, услышав шёпот или набат, повествующие о всемирном заговоре, стоит присмотреться — ведь повествующий и есть главный заговорщик, не ведающий о том, что это — его заговор. И «потому не спрашивай никогда, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе».


Часть IV. Единственная настоящая теория заговора.

____________________

Итак, как было сказано выше, с научной точки зрения конспирологических теорий в действительности не существует. По своему функциональному назначению, признакам и компонентности это не теории, а гипотезы — все известные в истории так называемые теории заговора. Эти конспирологические гипотезы можно поделить на подлежащие тестированию — нормативное проявление социального фольклора как критической функции, гипотезы, направленные на исцеление коллективной травмы, и на гипотезы не подлежащие тестированию — бредовые идеи и психозы. Однако, было бы грустно жить одними гипотезами, без теорий вообще. К счастью, одна конспирологическая теория, в научном смысле термина «теория», всё же существует.

Именно из–за этой конспирологической теории учёные во все времена и собирались на конференции, симпозиумы, диспуты, именно из–за этой теории строились университеты, гимназии, академии всего мира. Именно из–за этой теории Вы решили посвятить время чтению этого текста, а не чему-то иному. Все мы в большей или меньшей степени пытаемся понять, что является истиной, а что ложью, что кажущееся, а что настоящее, и что за ними стоит — именно потому, что явления и сущности не совпадают, именно потому, что объективное знание нам недоступно.

Прежде чем назвать единственную теория заговора, определим общие критерии отличия гипотезы от теории: измерение, метод, верификация, формализация. Говоря об отношении к конспирологии со стороны самого общества, в случае с «экспертизой» субъектом так называемых конспирологических теорий во многих случаях принципы валидности, надёжности и эксперимента не применяются. Как мы помним, бредовая идея апеллирует к вере и не предполагает верификации своих оснований, то есть не нуждается в тестировании гипотезы, исходной для развития идеи. Согласно информационной психологии формула механизма принятия бредовой идеи такова: Бред равно бессознательное содержание плюс система преобразования впечатлений.


Бред = Содержание бессознательного + Система преобразования впечатлений


Как говорил один из апологетов американской школы трансперсональной психотерапии, доктор Леонард Орр [21], человеческое сознание ведет себя так, как если бы оно состояло из двух частей, Думающего и Доказывающего: «Думающий может думать практически обо всем. Как показала история, он может думать, что Земля держится на спинах бесконечных черепах, или что она внутри полая, или что она висит в пространстве. В это верят миллиарды людей. Сравнительная религия и философия показывают, что Думающий может считать себя смертным, бессмертным, одновременно смертным и бессмертным (реинкарнационная модель) или даже несуществующим (буддизм). Как часто наблюдалось психиатрами и психотерапевтами, Думающий может придумать себе болезнь и даже выздоровление.

Доказывающий — это гораздо более простой механизм. Он работает по единственному закону: что бы ни думал Думающий, Доказывающий это доказывает. Типичный пример: если Думающий думает, что все евреи богаты, Доказывающий это докажет. Он найдет свидетельства в пользу того, что самый нищий еврей в самом захудалом гетто где-то прячет деньги».

Конечно, довольно легко понять, что сознание других людей устроено именно так, и ещё легче относится к этому снисходительно-иронично; намного труднее осознать, что точно так же устроено наше собственное сознание. Посмотрим, как формируется механизм, который Леонард Орр называет Думающим. В этом нам поможет психофизический закон, открытый Густавом Фехнером и Эрнстом Вебером [24] в середине XIX века, и объясняющий наличие зависимости между душевными и материальными явлениями, по математической формуле

P = logS

— сила ощущения пропорциональна логарифму интенсивности раздражителя.

Image

Ощущение — первый психический интерфейс в градиенте бессознательное-сознание. Простейший психический процесс, представляющий собой отражение отдельных свойств и состояний внешней среды. Можно смотреть на конспирологию и так: истоки мирового заговора стоит искать в ближайшем к бессознательному интерфейсе — ощущении, или, как это называет общая психология, в первичном психическом процессе интериоризации объективной реальности в субъективную.

Теперь выйдем за пределы субъекта и посмотрим, что такое в действительности раздражитель. Нечто внешнее? Дистальный стимул? Внешний объект, вызывающий предметное восприятие. Тогда почему на один и тот же дистальный стимул возникает разная перцептивная реакция — у разных индивидов? По реакции общества на информацию в СМИ в первые месяцы знакомства с пандемической парадигмой реальности стало очевидно, что у кого-то из обстановки, связанной с коронавирусом рождаются одни ощущения, один индивидуальный миф, а у кого-то совершенно другие, вплоть до противоположных. Например, некоторые из российских клириков были рады пандемии, в том числе и священники, прошедшие через ИВЛ и реанимацию — они считают, что пандемия на пользу душе человека и довольны тем, что в наше теплохладное время, попуская эпидемию, Всевышний даёт возможность человеческим душам расти. А кто-то в связи с этой ситуацией приходит к суициду, например, весной 2020 года застрелился один из российских олигархов — по ряду свидетельств этот поступок был связан со страхом социального взрыва. Как видно, сильный ключевой стимул амплифицирует не только экономические, но и психические процессы, как созидательные, так и деструктивные. По разности интерпретаций и реакций можно заключить, что у психики существует некоторая внутренняя структура, не сводимая к механизму Фехнера-Вебера, и регулирующая через самоосознание и волевой акт квалитативные свойства проксимального стимула и индивидуальной реакции на этот стимул. В информационной психологии эта внутренняя структура носит название информационный трансформер — система преобразования впечатлений.

Мы подошли к главному аспекту единственной теории заговора. Каков основной или один из основных фундаментальных конспирологических принципов? «Явление не равно сущности». То, что мы видим, не равно тому, что стоит за тем, что мы видим, и тому, как объект восприятия устроен объективно, внесубъектно. Если бы явление и сущность совпадали, то не нужна была бы никакая наука. Наука — отражение познавательной мотивации. Мир для субъекта — исходно конспирологичен. Мы не знаем и не узнаем «как всё на самом деле» в силу своих аппаратных или когнитивных особенностей, а возможно, в энтелехии нашего развития заложена программа, в соответствии с которой человек никогда не должен до конца выйти из платоновской пещеры, никогда не должен дотянуться до эйдоса — и это самый великий конспирологический заговор из всех: заговор реальности.

Конспирологическая теория реальности — исходно научная теория, поскольку именно этому заговору вся наука и обязана своим появлением. Как образуются конспирологические гипотезы, из одних которых и состоит наша психическая реальность? Исходя из подхода Пола Фейерабенда [23], из эпистемологического анархизма, недетерминированности каким-либо априорным критерием истинности, существуют разные интерсубъективные конспирологические гипотезы — например, гипотеза, что мы все люди. Человека, который заявит, что «на самом деле» все мы экстрапланарные существа, могут считать ненормальным. Но вероятность того, что он в действительности прав, не меньшая, чем у нашего утверждения, что мы люди. Понимание нормы интерпретации зависит от символического конструкта, из которого состоит язык субъекта. О выдающемся математике Андрее Николаевиче Колмагорове выпускники Мехмата МГУ рассказывали, что после успешных ответов на вопросы по экзаменационному билету профессор задавал студенту итоговый вопрос: сколько будет дважды два. Если звучал ответ «четыре», зачётка возвращалась студенту со словами «Жду на пересдаче». На недоумение возмущённого студента о том, каков же по мнению профессора правильный ответ, Колмогоров говорил: «Прежде чем отвечать сколько будет дважды два, вы должны были спросить меня: в какой системе считать?». Эта шутливая мехматовская легенда на примере точной науки математики иллюстрирует сущностную динамичность, переменность любого интерпретируемого объекта или групп объектов реальности в зависимости от парадигмы субъекта. Один из коллег автора, психиатр, в ответ на вопрос о том, что такое шизофрения, выводил следующую формулировку: «шизофрения — это субъективное заключение психиатра о его собственных субъективных ощущениях о субъективном состоянии пациента». Дополнительно, помимо субъективных, квалитативных, психопатогенных фильтров восприятия реальности, человек попадает под эффект семантического шума, описанного в мысленном эксперименте «жук в коробке» Людвигом Витгенштейном [12], и демонстрирующего квалитативные границы семантики языка, обусловленные индивидуальным опытом. Интерсубъективный элемент никогда не равен представлению ни одного из субъектов, являясь «среднеарифметической» величиной их бредовой идее об элементе. Ещё одна конспирологическая гипотеза — мы живые. А что такое жизнь? Водно-углеродная форма? Значит, из крана в ванной течёт жизнь? А коронавирус — жизнь? Понятие жизни не формализовано в науке. Есть разные способы говорить о ней — от Сократа до Гельмгольца, но унификации жизни в единой формулировке, так, чтобы при этом все с ней согласились, не выработано и не утверждено. О какой науке можно говорить без формализации? Следовательно, преимущественно мы оперируем не точными, а интуитивными конструктами, и нам кажется, что мы друг друга понимаем, находясь во власти очередной конспирологической гипотезы: будь то солипсическая гипотеза или гипотеза объективного идеализма.

Итак, что такое конспирологическая гипотеза? Это бессознательные содержания, первично возникающие на уровне ощущений плюс работа индивидуального или интерсубъективного преобразователя впечатлений.


Конспирологическая гипотеза = Бессознательные содержания + Работа информационного преобразователя впечатлений


Подводя итог сказанному, вынесем следующее утверждение: единственная и всеобъемлющая конспирологическая теория — это теория заговора объективного в отношении субъекта. Исходя из наблюдений, устойчиво повторяемых в интерсубъективном опыте, можно заключить, что на сей раз перед нами не гипотеза, а именно теория. Её изучением занимались великие умы всех эпох, начиная по крайней мере с первого осевого времени: от Аристотеля с его концепцией первой и второй сущности до Жиля Делёза с декодированием первичного текста. О ноуменальном мире мы не можем сказать ничего определённого, и потому жизнь исходно коспирологична. Философские попытки раскрыть конспирологический заговор реальности — это приглашение в лабиринт. Загадка лабиринта — это и загадка первичного текста — объективного, Dasein, эйдоса, и загадка, загаданная Сфинксом Эдипу, антропологическая загадка, ибо идущий через лабиринт — не меньшая загадка, чем сам лабиринт.

Человек, в отличие от других животных, обладает особой категории рефлексии: профессиональной конспирологией. Мыслители человечества занимаются этими поисками в лабиринте с тех пор, как впервые был осознан поставленный вопрос. Как всё устроено? Кто мы? Куда движется наш мир? Что он такое? Как мы познаём его? Для входа в этот лабиринт необходимо определённое мужество. Наука и культура получили своё развитие в человеческой цивилизации именно благодаря этому мужеству: не бояться проблематизации, не обманывать себя окончательными ответами, искать истину, даже если её не существует, стремиться к выходу за онтологические границы, даже если это невозможно. Таково подлинное философское кредо. И конечно, наш путь становится возможным во многом благодаря тому, что в лабиринте мы не одни. Мы в хорошей компании. С нами Аристотель, Деррида, Конфуций, Бэкон, Спиноза, Гегель, Рассел, Васиштха, Бердяев, Шестов и многие другие достойные спутники. И конечно, мы с вами: единомышленники, современники. Тогда может быть проделан путь не только к философии, но и к отношению с Другими, как с такими же, философскими субъектами. Этот подход к антропологии, как и к отношениям между людьми, мы делаем центром своего внимания. Он выражен в формуле «человек человеку философ». До встречи в лабиринте.


Часть V. Послесловие.

____________________

В 2020 году в истории человеческой культуры произошло событие — если пользоваться терминологией Жиля Делёза, считавшего событием обнуление реальности. Впервые предметом массового фольклора, увлечённости и конспирологических гипотез стал вирус. Вирусы сопровождали человека всю его историю, но никогда прежде вирус не был публично коронован.

Общество, возможно, впервые массово заинтересовалось феноменом: что такое вирус? Современные обыватели поняли, что не знали о вирусах ничего, просто потому что ранее в этом не было необходимости. Но в начале третьего десятилетия третьего тысячелетия, когда вирус запер людей в их домах, необходимость познания стала опредмеченной потребностью. Что же такое вирус? Мог ли он быть выведен искусственно? Насколько он враждебен или смертелен?

Помимо так называемых конспирологических теорий, существуют теории научные. В частности, существует теория аппарата горизонтального переноса генов. Вирусы — слой биогеноценоза, слой горизонтального переноса генов в составе системы органической жизнедеятельности на планете. Вертикальный способ передачи генов — от родителей к потомству, горизонтальный — от одного животного к другому, причём даже не одного вида. Роль этого переноса генов чрезвычайно велика. С ним, в частности, связан такой феномен, как видообразование. Образование вида — это нелетальная мутация. В современной теории эволюции, возможно, несколько не хватает факторов образования видов. Одним из таких факторов видообразования является вирусная жизнь.

И если вирусы являются аппаратом горизонтального переноса генов, то стало бы понятно, почему в вирусах находятся «части» от разных животных: мышей, свиней, птиц — это информационная история их жизненного пути. Могут ли вирусы перенести ген или даже некоторый пакет генов? Может ли новый вид образоваться вследствие поражения какими-то вирусами старого вида, и как следствие претерпеть плавное, жизнеспособное, но существенное видоизменение?

Горизонтальный перенос генов хорошо описан и изучен, хотя нет таких вирусов, которые переносили бы гены мышей, куриц и других отдельных животных. В нашем геноме существует большое количество бывших вирусов, которые выполняют важные функции. И с помощью науки на сегодняшний день достаточно легко проследить, когда они проникли в наш геном. Существует совокупность генетических элементов, которая, например, присутствует у всех приматов, или у всех млекопитающих. Когда-то это были вирусные элементы, которые в данный момент практически неактивны, и зачастую используются клеткой в своих интересах. В частности, некоторые из генетических элементов, когда-то бывших вирусами, отвечают за регулирование активности организма при очень раннем развитии, когда формируется зигота, количество клеток мало, и необходимо индуцировать в работу две-три сотни генов. Это и делают бывшие вирусы. Таких бывших вирусов в составе нашего генома более 40%. Вирусы участвуют в эволюции — и когда начинают размножаться, и когда клетка начинает адаптировать их под себя, использовать генетическую последовательность вирусов в своих собственных интересах. Так что это, конечно, не модель паразитизма и не модель поражения заболеванием. Это модель симбиоза. При вирусной инфекции вирус может принести какие-то гены с собой, бывают вирусы которые действуют совместно, например, когда каждый из них по отдельности не может размножаться, но когда оба попадают в клетку, получают возможность взаимной репродукции и работы. Бывает, при инфицировании вирусы встраивают свой геном в геном клетки хозяина, и если это встраивание произойдёт в каком-то важном месте, то ген может быть или повреждён, или удвоен, это может стать стартовым процессом для появления подвида и даже нового вида. Благодаря биологии мы очень много знаем об эволюции видов на уровне микроэволюции. Генетика популяции — очень точная наука, детально и подробно на разных уровнях показывающая предмет нашего интереса. А как происходит на макроуровне, к чему приводит глобально — известно нам лишь на уровне теории. Во всяком случае, можно констатировать научный факт — вирус это механизм видообразования в эволюции. За миллиарды лет этот механизм привёл к появлению разумной жизни. Таким феноменом как разум вселенная обязана в том числе вирусам.

Есть и такой взгляд: homo sapience — это вирус. Существует ряд концепций: биологических, философских, этических, фантастических — описывающих поведение человечества на планете как поведение вируса. От других животных человека в его поведении и отношении к природе отличает именно эта приставка: sapience. Разум во вселенной — это вирус, инкорпорирующийся в природную среду подобно тому, как вирусный агент встраивается в клетку носителя. И если вспомнить, чем являются вирусы в эволюционном механизме биогеоценоза, и если рассматривать пакет генов как агрегатное состояние информации, то стоит задуматься и поразмышлять о том, что разум, сознание, апперцептивная масса, гиперсеть когнитомов, всё то, что мы привыкли считать собой — один из горизонтальных механизмов передачи информации во вселенной. За несколько лет до коронавирусной пандемии биологи доказали, что синтез белка, являющийся одним из аппаратных отражений сознания и психики в организме homo sapience, является результатом генетического кодирования, продуцентом которого является вирус. Передача информации в психофизиологической системе, память, нейросетевые структуры — результат взаимоотношений организмов и вирусов в планетарных биоценозах. Сам феномен информационного транзита становится возможен благодаря вирусу. Исходя из этого знания, взгляд на человека как на вирус перестаёт быть метафорой.

Кто мог предположить, что в конце последней главы криптовирусологического детектива, на страницах которого было разыграно множество версий и гипотез о происхождении вируса и его тайных бенефициарах, читатель увидит эпитафию: «Вирус — это ты».


Библиография

1. Анохин П.К. Идеи и факты в теории разработки функциональных систем. Психологический журнал, т. 5, 1984. — С. 107-118.

2. Анохин П.К. Избранные труды: Кибернетика функциональных систем / Под ред. К.В. Судакова. Сост. В.А. Макаров. — М.: Медицина, 1998. — 400 с.

3. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. — М.: Медицина, 1975. С. 17-59

4. Анохин П.К. Проблема принятия решения в психологии и физиологии / П.К. Анохин // Вопросы психологии / Ред. А.А. Смирнов, О.А. Конопкин. — 1974. — №4 июль-август 1974. — с. 21-30.

5. Анохин П.К. Теория отражения и современная наука о мозге. — М. : Знание, 1970. — 44, [2] с. — (Новое в жизни, науке, технике. Серия «Медицина»; 5)

6. Анохин П.К. Узловые вопросы теории функциональных систем. М.: Наука, 1980, 196 с.

7. Анохин П.К. Философские аспекты теории функциональной системы. М.: Наука, 1978 г. — 399 с.

8. Бабин С. Психотерапия психозов: практическое руководство. — СПб.: СпецЛит, 2012. — 335 с.

9. Веллер Михаил. Психология энергоэволюционизма. М.: ООО «Издательство АСТ», 2011 — 415 с.

10. Винокуров В.В. Алхимия в современном мире — magnum ignotum. Часть вторая. Основные подходы в изучении алхимии и ее направления // Ученые записки Орловского государственного университета. — 2013. — Т. 4, № 54. — С. 153–156.

11. Винокуров В.В. Компенсаторная функция: будущее одной полемики // Религиоведческий

12. Витгенштейн Людвиг. Избранные работы / Пер. с нем. и англ. В. Руднева. М.: Издательский дом «Территория будущего», 2005. — с. 440.

13. Дильман В.М. Большие биологические часы. Введение в интегральную медицину / 2-е изд. перераб. и доп. М.: Знание", 1986 — 256 с.

14. Карвасарский Б.Д. Клиническая психология. Учебник для вузов. — 4-е изд. — СПб.: Питер, 2004. — 553 с.

15. Лакан Ж. «Я" в теории Фрейда и в технике психоанализа (1954/55). Пер с фр./ Перевод А. Черноглазова. М.: Издательство «Гнозис», Издательство "Логос». 1999. — 520 с.

16. Лакан Ж. Изнанка психоанализа (Семинар, Книга XVII (1969-70)). Пер. с фр./ А. Черноглазова. М.: Издательство «Гнозис», Издательство «Логос». 2008. — 272 стр.

17. Лакан Ж. Инстанция буквы, или судьба разума после Фрейда. М.: Русское феноменологическое общество; Логос, 1997. — 184 с.

18. Леонтьев А.H. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975. — 130 с.

19. Лобанов С.В. Агамическое знание в теории познания Абхинавагупты / Пути гнозиса: мистико-эзотерические традиции и гностическое мировоззрение от древности до наших дней. Сб. материалов международного научного симпозиума (10–13 апреля 2013 г., Москва) / Отв. ред. С.В. Пахомов. СПб. : РХГА, 2014. С. 88-95.

20. Маслоу А. Мотивация и личность. 3-е изд. / Пер. с англ. СПб.: Питер, 2012. — 352 с. — (Серия «Мастера психологии»).

21. Орр Леонард. Бросьте привычку умирать: наука о вечной жизни / Перевод с английского под редакцией И.Старых. М.: ООО Издательский дом «София», 2004. — 224 с.

22. Угринович Д.М. Психология религии. М.: Политиздат, 1986. — 352 с.

23. Фейерабенд, П. Наука в свободном обществе / Пол Фейерабенд; пер. с англ. А.Л. Никифорова. — М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2010. — 378, [6] с. — (Philosophy).

24. Фехнер, Густав Теодор. Элементы психофизики (Elemente der Psychophysik, Breitkopf & Härtel, Leipzig, 1860) — 336 с.

25. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия : [сборник]: пер. с нем. / Зигмунд Фрейд ; сост. , послесл. , с. 519-542, и коммент. А.А. Гугнина ; биогр. очерк С. Цвейга, с. 3-90]. — М. : Прогресс : Литера, 1992. — 567, [3] с.

26. Фрейд Зигмунд. Будущее одной иллюзии / М.: Издательство Фолио, 2013. — 158 с.

27. Фрейд Зигмунд. Психоанализ, религия, культура / М.: Ренессанс, 1992. — 296 с. — (Серия «Страницы Мировой Философии»).

28. Шохин В.К. Первый опыт трехуровневой стратификации реальности в индийской философии (по тексту «Ланкаватара-сутры») // Историко-философский ежегодник, 2003. — С. 245-274.

29. Яблоков И.Н. Понятие и функции религии (в новой редакции) // Научный информационно#аналитический, культурно-просветительный журнал «Государство, религия, Церковь в России и за рубежом». — 2011. — № 1. — С. 204–211.

30. Karl Friston, James Kilner, Lee Harrison. A free energy principle for the brain // Journal of Physiology. No. 100, 2006, pp. 70-87.

31. Shannon C.E. A Mathematical Theory of Communication / Bell System Technical Journal. — 1948. — Vol. 27. — P. 379-423.

32. Skinner, B.F. The Behaviour of Organisms: An Experimental Analysis. New York: Appleton-Century-Crofts, 1938. — 457 p.



Краткие сведения об авторе статьи:

Image

Олег Сергеевич Миронов -

психолог, экономист, доктор философии,

научный руководитель Московского центра информационной психологии,

член Федерации психологов образования России,

действительный член Международной гуманитарной академии «Европа — Азия»,

действительный член Ассоциации исследователей эзотеризма и мистицизма (АИЭМ).

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки