Написать текст
Балет

«Уравновешенный» балет

Anastasia Klobukova 🔥

«Что я оставлю после себя?» — такой вопрос мучает героя Сергея Безрукова в фильме Анны Матисон «После тебя», который стал отправной точкой создания нового балета в Мариинском театре. 30 декабря в паре с классицистским «Аполлоном» Джорджа Баланчина под перекрестным огнем десятка видеокамер была представлена первая балетная премьера 233 сезона — «Симфония в трех движениях» на одноименную музыку Игоря Стравинского в постановке Анны Матисон с хореографией Раду Поклитару. Кто что после себя оставил разбиралась Анастасия Клобукова.

Фото из Instagram Сергея Безрукова (@ s_bezrukov)

Фото из Instagram Сергея Безрукова (@ s_bezrukov)

Анна Матисон

Анна Матисон

Сотрудничество Мариинского театра и Анны Матисон началось с создания документальных фильмов о классической музыке. Потом — постановка балетов «Бемби» и «В джунглях» и оперы «Золотой петушок». Теперь Матисон заказала Поклитару поставить балет специально для съемок её нового фильма «После тебя» о бывшем артисте балета, который занят вопросом «что он после себя оставит». По сюжету фильма главный герой (Сергей Безруков) решает поставить балет, замысел которого давно вынашивал — это и есть «Симфония в трех движениях» в Мариинском.

Юрий Смекалов (Он), Ирина Толчильщикова (Парка-юность) и Дарья Павленко (Парка-старость) в сцене из балета «Симфония в трех движениях». Фото: Наташа Разина

Юрий Смекалов (Он), Ирина Толчильщикова (Парка-юность) и Дарья Павленко (Парка-старость) в сцене из балета «Симфония в трех движениях». Фото: Наташа Разина

Как и симфония, балет построен по трехчастному принципу с ясной и предельно простой драматургией. На фоне космического пространства судьбой мира правят три Парки (юность, зрелость и старость), также известные под именем Мойры. В первой части по их воле из кордебалетный кучи, оформленной под потрескавшуюся глину, появляются главные герои — Он (Юрий Смекалов) и Она (Светлана Иванова).

Ирина Толчильщикова (Парка-юность), Надежда Гончар (Парка-зрелость), Дарья Павленко (Парка-старость и Светлана Иванова (Она) в сцене из балета «Симфония в трех движениях». Фото: Наташа Разина

Ирина Толчильщикова (Парка-юность), Надежда Гончар (Парка-зрелость), Дарья Павленко (Парка-старость и Светлана Иванова (Она) в сцене из балета «Симфония в трех движениях». Фото: Наташа Разина

Раду Поклитару

Раду Поклитару

Во второй части, музыкально более светлой, чем две другие, декорации преобразуются в белую комнату, где главные герои балуются с пластическими возможностями своих тел. Всё под присмотром Парки-юности, которая в какой-то момент начинает сладострастно приставать к мужчине.

Третья часть симфонии, построенная на квадратных маршевых ритмах, интерпретирована Поклитару-Матисон как уничтожение мужчины и женщины армией Третьего рейха под руководством Парок. Обозначая связь армии с глиняной массой из первой части, Поклитару строит хореографию кордебалета на ритмичных повторяющихся машинных шагах и резких движениях рук. Странно лишь то, что при такой грубой буквальности, бедный кордебалет вынужден топать и скакать босым — выглядит довольно комично. Итак, босая армия, почти копируя сцену «врата ада» из Эйфмановского «Родена», растерзывает на большой железной конструкции-троне женщину и поглощает мужчину, «слепляясь» в композицию, с которой балет начинался и тем самым закольцовывая его.

Симфония в трех движениях. Фото: Наташа Разина

Симфония в трех движениях. Фото: Наташа Разина

Maurits Cornelis Escher. Two Birds (No. 87). 1952 Ink, watercolor.

Maurits Cornelis Escher. Two Birds (No. 87). 1952 Ink, watercolor.

По словам Стравинского, первая часть симфонии «была подсказана документальным фильмом о тактике выжженной земли в Китае», и есть ли в глиняности кордебалета буквальное прочтение слов композитора остается только гадать. Стравинский отмечал, что симфония непрограммна, хоть и написана под впечатлением от войны — в балете же «буквальность» стала главной характеристикой постановки: рождение героев сопровождается перерезанием пуповины, на протяжении всего балета на видео-декорации (автор Александр Кравченко) летают белые голуби, нацистские черные орлы, военные истребители и прочее, выстраиваясь в узоры, подобные мозаикам Маурица Эшера.

К мрачной предновогодней премьере Мариинского театра прекрасно подошел бы эпиграф, выбранный когда-то для «Дара» Владимиром Набоковым: «Россия — наше отечество. Смерть неизбежна». Безыскусная режиссура и понятная драматургия в некотором смысле уравновесили друг друга. Одним словом — вышли в ноль. Если говорить о том, кто что после себя оставил, то помнить зрители наверняка будут прекрасную музыку Стравинского в безупречном исполнении оркестра Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева и атлетичного Юрия Смекалова с миниатюрной Светланой Ивановой, завороживших скульптурностью своих тел.

Он (Юрий Смекалов) и Она (Светлана Иванова). Симфония в трех движениях. Фото: Наташа Разина

Он (Юрий Смекалов) и Она (Светлана Иванова). Симфония в трех движениях. Фото: Наташа Разина


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Anastasia Klobukova
Anastasia Klobukova
Подписаться