Create post
Балет

Ведущая солистка Ростовского музыкального театра Мари Ито: В детстве совсем не любила балет

Anastasia Menyaylova 🔥
Мари Ито, «Жизель»

Мари Ито, «Жизель»

Год назад ведущая солистка Ростовского музыкального театра Мари Ито с триумфом предстала перед зрителями в главной партии в балете Чайковского «Лебединое озеро». Трогательная, пронзительно-эмоциональная, грациозная, хрупкая балерина из Японии воплотила собой, казалось бы, идеальные образы черного и белого лебедей.

Мари Ито выступает в театре уже третий сезон, на ее счету, кроме партий Одетты и Одиллии, гамлетовская Офелия, Надежда в чеховской «Драме на охоте», Пиккилия в балете «Дон Кихот» и Никия из «Баядерки». В этом году 3 февраля у Мари Ито состоялась премьера в партии Жизели в одноименном балете Адольфа Адана. Ростовский зритель увидел на сцене театра красивую, жертвенную любовь. Эмоциональная сторона сюжета переплеталась с легкими, плавными движениями балерины, погружая зрителя в атмосферу любви, страдания, безумия и бесконечной нежности.

Мари Ито, «Жизель»

Мари Ито, «Жизель»

Мари Ито, «Жизель»

Мари Ито, «Жизель»

Мари Ито и Анатолий Устимов (Заслуженный артист Республики Молдова), «Жизель»

Мари Ито и Анатолий Устимов (Заслуженный артист Республики Молдова), «Жизель»

Мне удалось встретиться с балериной и узнать, как ей далась новая партия, почему в детстве она так не любила танцевать, как ее мечтой стала партия Китри из балета «Дон Кихот», почему долго привыкала к России и многое другое.

— 3 февраля у вас состоялась премьера «Жизели», где вы танцевали главную партию. Расскажите, как вы работали над созданием своего образа Жизели?

— Было очень тяжело. Год назад у меня состоялась премьера балета «Лебединое озеро». Когда я готовила партии Одетты и Одиллии, у меня еще не было так много и таких тяжелых спектаклей, как сейчас, и я не чувствовала такой усталости. При подготовке партии Жизели у меня даже была истерика, я много переживала. Мне было очень тяжело готовить этот спектакль, не могу сказать точно, почему так получилось. Возможно, слишком много думала о том, как играть, как показать молодую и нежную девушку Жизель. Была сложна ее эмоциональная сторона. Если говорить про технику, то партия Жизели легче партий Одетты и Одиллии. Сам спектакль мне был очень интересен. Готовились к нему где-то месяц. Примерно за две-три недели до спектакля я ничего не чувствовала. Не чувствовала, что делаю, что танцую. Не понимала, кого я играю, кто такая Жизель. Из–за этого переживала, что не смогу показать хороший спектакль. И только за 4 дня до премьеры ко мне пришло понимание и чувство, ко мне пришла моя Жизель.

Мари Ито и Анатолий Устимов (Заслуженный артист Республики Молдова), «Жизель»

Мари Ито и Анатолий Устимов (Заслуженный артист Республики Молдова), «Жизель»

Мари Ито и Анатолий Устимов (Заслуженный артист Республики Молдова), «Жизель»

Мари Ито и Анатолий Устимов (Заслуженный артист Республики Молдова), «Жизель»

— При подготовке партии вы на кого-то равнялись из балерин, чей образ Жизели вам показался идеальным? Из чего состояла ваша подготовка?

— Я посмотрела много редакций этого балета, которые смогла найти в Интернете. Также педагог дал мне диск с записями разных спектаклей. Но я не хотела, чтобы мне потом говорили, что я на кого-то похожа и кого-то копирую. Конечно, примечала для себя какие-то движения рук, головы. Это помогло мне привнести в этот балет что-то свое и сделать свою Жизель. Мне кажется, изучение разных спектаклей только помогает создать свой образ, особенно такой сложный, как Жизель.

Мари Ито, «Жизель»

Мари Ито, «Жизель»

— Партия Жизели предполагает жизненную мудрость балерины, которая определяется годами и пережитыми эмоциями. Как думаете, когда вы сможете создать идеальный образ Жизели?

— Очень сложный вопрос. Мне кажется, через 3-4 года моя Жизель будет такой же, как и сейчас. Если бы я в первый раз танцевала Жизель в более зрелом возрасте, думаю, танцевала бы так же, было бы так же тяжело себя искать в этой партии. Считаю, нет разницы, когда бы я станцевала Жизель. Сейчас благодаря новым партиям у меня появляется больше опыта, так что, думаю, дальше будет даже немного легче.

— Расскажите про вашего партнера (прим. — Заслуженный артист Республики Молдова Анатолий Устимов) в музыкальном театре, с которым вы выступили на своей премьере балета «Жизель»?

— Анатолий очень хороший и партнер, и человек. Он постоянно мне помогает, поддерживает. Бывает, что что-то не получается, он успокаивает. Есть такие партнеры, которые на его месте, когда у партнерши что-то не выходит, нервничают, Толя же поможет. Он для меня самый лучший и идеальный партнер.

Мари Ито и Анатолий Устимов (Заслуженный артист Республики Молдова), «Жизель»

Мари Ито и Анатолий Устимов (Заслуженный артист Республики Молдова), «Жизель»

— Когда вы готовили балет «Лебединое озеро», с какими сложностями столкнулись?

— К этому балету тоже готовилась примерно месяц. При подготовке партий Одетты и Одиллии, наверное, больше думала про Одиллию и больше переживала за второй акт, чем за первый. Во втором отделении довольно волнительное черное па-де-де. Мне кажется, все балерины переживают именно этот момент. Ведь Одиллия должна быть настолько красивой, яркой, экспрессивной, чтобы никто из зрителей не мог глаз отвести. К тому же у партии Одиллии очень сложная техника. Одетта — тоже сложный образ, который я искала, но для меня Одетта была легче, она нежная, легкая, безмятежная, тело как-то сразу почувствовало и пошло.

— Ваш любимый балет «Дон Кихот». Когда вы впервые увидели его?

— Это было в Японии в Токио. Мне было тогда 12 или 13 лет. Главную партию в этом спектакле танцевала моя любимая балерина Нина Ананиашвили. Кстати, это был первый балет, который я увидела целиком. Увиденное — и балет, и танец — произвело на меня такое сильное впечатление, что станцевать партию Китри стало моей мечтой. Возможно, эта мечта скоро сбудется.

— Считаете, что уже готовы?

— Надо попробовать. Но желание танцевать в этом балете очень большое.

— Когда и кто вас привел в балет?

— Мне было 3 года, когда мама отдала меня в балет. Было ли это ее мечтой? До сих пор не знаю, все забываю спросить, почему было решение отдать меня именно в балетный кружок. Мои родители сами занимались всю жизнь танцами. Но они не артисты балета. Танцевали в Диснейленде. Может, поэтому и отдали на танцы. Когда меня привели в кружок, я настолько не любила танцевать, совсем не любила балет.

— Вам совсем не нравилась хореография в детстве?

— Балет — это каждодневные уроки, классы, тяжелая работа. Постоянно все болит. Я тогда так не хотела танцевать, занятия были очень тяжелыми, к тому же мне было лень что-то делать. В общем, вообще не понравилось. Когда мне было лет 15, стала готовиться к разным конкурсам. И у меня как-то все пошло. Мне впервые понравилось, как я танцую. И я полюбила балет. Тогда для себя твердо решила, что буду балериной и буду дальше танцевать.

— С педагогом общаетесь, который у вас был в Японии?

— Да, общаемся. До сих пор обсуждаем разные моменты, она смотрит записи моих балетов и дает советы. Конечно, уже меньше говорит замечаний, все–таки у меня уже достаточно большой профессиональный опыт. Она очень радуется за то, что я так танцую в России.

— Как попали в Россию?

— Мне было 18 лет, когда в Токио приехали преподаватели из хореографического училища имени Вагановой, они просматривали талантливых ребят в Японии. В итоге отобрали для учебы в России четырех девушек, в том числе и меня, и двух мальчиков. Мама сказала, что такой шанс нельзя упускать. Не каждый может учиться в одной из самых сильных балетных школ.

— Было ли такое, когда хотели все бросить в России и уехать обратно домой в Японию?

— Поначалу, когда только приехала в Россию, много плакала, потому что все было настолько чужим и непривычным, к тому же я не знала ни одного слова по-русски. Постоянно носила с собой словарик. Два раза в неделю ходила на занятия по русскому языку, который преподавали в училище иностранцам. К тому же не могла привыкнуть к здешней еде. На первых зимних каникулах хотела вернуться в Японию, позвонила маме, а она мне заявила: «Ты приняла решение, что попробуешь пожить в России год. Этот срок еще не прошел. Нельзя опускать руки». И я осталась, за что очень благодарна маме. Во второй половине года начала осваиваться, стала лучше говорить по-русски, у меня даже появились русские подруги. Привыкла к русской кухне и даже ее полюбила.

— Помните свой выпускной спектакль в Академии?

— Должна была танцевать вместе с другими ребятами в выпускном спектакле, мы долго к нему готовились, но в конце обучения я получила травму, поэтому смотрела спектакль из зала. Конечно, расстроилась, но такое случается.

— Как попали в Ростов?

— После окончания Академии поехала в Петрозаводск, куда меня пригласили попробовать себя на сцене местного театра. Через некоторое время вернулась в Петербург, где танцевала в театре Константина Тачкина. Спустя какое-то время мне поступило приглашение присоединиться к труппе ростовского театра, которое я с радостью приняла.

— Чем отличается японский зритель от российского?

— Японцы сами по себе немного жестче. Они не так ярко проявляют свои эмоции. Русские очень гостеприимные и добрые по отношению к окружающим. Я это почувствовала еще в первый год пребывания здесь. Это касается и зрителей.

— Любите современную хореографию?

— Мне нравится современная хореография, но больше всего мне ближе классический танец. Возможно, чуть позже я ею заинтересуюсь больше, но сейчас хочу перетанцевать весь классический репертуар.

- Какую сцену Вы бы выбрали для себя — Большого или Мариинского театра?

— Конечно, Ростовского (улыбается). Моя мечта — танцевать в Мариинском театре, но это только мечта. Работать на сцене такого театра это огромный труд. Кстати, еще обучаясь в Академии, мне и другим девочкам выпала возможность потанцевать на сцене Мариинского. Это было необыкновенное ощущение! Красивый величественный зал, старая сцена. Просто непередаваемые эмоции!

— Недавно завершился телевизионный проект «Большой балет». Вы за кого болели?

— С некоторыми танцорами из этого сезона знакома. Больше всего болела за Мидори Тэрада и Коя Окаву из Татарского театра оперы и балета имени Джалиля. Очень приятно было наблюдать в этом конкурсе за своими соотечественниками. Также очень понравилась пара из Мариинского театра. Надежда Батоева и Эрнест Латыпов просто великолепны! Такие проекты нужны — они развивают самих артистов и популяризируют балет.

— И напоследок. Есть такой балет, в котором вы бы не хотели танцевать? Например, Светлана Захарова когда-то танцевала в балете «Юноша и смерть», спустя какое-то время она поняла, что больше не хочет его танцевать.

— У меня часто спрашивают, в каких балетах я хочу танцевать, и я всегда отвечаю, что во всех. Нет нелюбимых партий.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author