Create post
Notes

Интервью с новым Президентом Флорентийского общества, профессором Института философии РАН Алексеем Кара-Мурзой

Анастасия Конищева 

А.К.: Алексей Алексеевич, позвольте поздравить Вас с избранием Президентом Московского Флорентийского общества.

А.К.-М.: Спасибо большое. Да, я сменил на этом посту основателя Общества, выдающегося российского юриста Петра (Пиетро) Баренбойма, кстати, большого друга нашего Института философии. Многие мероприятия Общества проходили у нас в Институте — раньше на Волхонке, а в последние годы — в новом здании на Гончарной, 12. Большим поклонником Флоренции был и остается научный руководитель Института (бывший наш Директор), академик Абдусалам Гусейнов — Почетный член Флорентийского общества.

А.К.: По-видимому, при избрании нового руководителя, коллеги приняли во внимание, что именно Вы являетесь крупнейшим специалистом по «русской Флоренции», автором нескольких книг.

А.К.-М.: Еще в 2001 г., т.е. двадцать лет назад, вышла моя первая книга «Знаменитые русские о Флоренции», где я писал о флорентийских маршрутах Федора Достоевского, Петра Чайковского, Александра Блока, Павла Муратова, Анны Ахматовой, Николая Гумилева. В 2005 г. расширенный вариант книги вышел на итальянском языке в Риме и получил высокую оценку итальянских русистов. Ну, а относительно недавно, в 2016 г., вышло новое издание моих «Русских о Флоренции», увеличившееся в объеме в два раза. Разумеется, особое место в моей панораме «русской Флоренции» занимают коллеги — крупнейшие русские философы, обожавшие тосканский «город цветов»: Петр Чаадаев, Николай Станкевич, Александр Герцен, Владимир Соловьев, Василий Розанов, Лев Карсавин, Иван Ильин.

Знаменитые русские о Флоренции.- М.: Издательство Ольги Морозовой, 2016

Знаменитые русские о Флоренции.- М.: Издательство Ольги Морозовой, 2016

А.К.: Алексей Алексеевич! Вы ведь любите водить экскурсии по «русской Флоренции» с рассказом о конкретных местах, связанных с именами великих русских?

А.К.-М.: Да, это одно из моих увлечений — я ведь не только академический исследователь, но и университетский профессор. Я даже придумал новый жанр — «философское краеведение», который позволяет соединить историко-философское исследование с максимально точным знанием географического и бытового контекста, в котором тот или иной философский текст был создан. Пару лет назад мы, с несколькими коллегами-философами, были с лекциями во Флорентийском университете, и я показывал маленький отель-пансион на берегу Арно, где Николай Бердяев писал в 1912 г. свой знаменитый трактат «Смысл творчества». А потом мы прошлись флорентийскими маршрутами Бердяева, описанными в мемуарах его тогдашней спутницы Евгении Герцык, специально останавливались в церквах и галереях перед произведениями, которые особенно поразили Бердяева и послужили импульсами для его философского творчества.

А.К.: Очевидно, что подобные лекции-импровизации требуют большой предварительной работы.

А.К.-М.: Такая работа, вживание в контекст — и есть главное счастье ученого. Помню, приехав лет десять назад во Флоренцию, я специально поселился в том самом отеле (и, рискую предположить, в том же самом номере — номер комнаты и вид из окна полностью совпали), где летом 1862 г. жил Федор Достоевский, в первый раз после освобождения из «Мертвого дома» приехавший в Европу. А почти рядом находилась библиотека, в которую Федор Достоевский регулярно ходил — кстати, в ней сохранился формуляр читателя, лично заполненный Федором Михайловичем.

А.К.: В этом году исполняется 200 лет со дня рождения Федора Достоевского. Мы знаем, что «Итальянский клуб» Института философии под Вашим руководством собирается по-своему отметить этот юбилей.

А.К.-М.: Не знаю, удастся ли в этом году поехать в Италию. Но договоренность с нашими флорентийскими коллегами-русистами — отметить юбилей нашего гения — существует. Ведь именно во Флоренции, в 1868-1869 гг., Федор Достоевский написал большую часть своего романа «Идиот» — флорентийцы хорошо знают об этом.

А.К.: Алексей Алексеевич, последний на сегодня вопрос. Из Ваших итальянских книг мы знаем, что Италию очень любили ваши дед и бабушка, оставившие свой след в русской культуре Серебряного века.

А.К.-М.: Да это так. Мой дед — Сергей Георгиевич Кара-Мурза, и бабушка — Мария Алексеевна (урожденная Головкина) были очень культурными людьми, любили путешествовать и, кстати, хорошо лично знали многих героев моих итальянских книг — Антона Чехова, Валерия Брюсова, Максимилиана Волошина, Бориса Зайцева, Павла Муратова. Весной 1913 г. они останавливались во Флоренции в отеле «Милано» — и тоже, как я понимаю, неслучайно: это был любимый флорентийский отель Петра Чайковского, которого оба, особенно бабушка, — обожали. Так что, считайте, что любовь к Италии у меня наследственная.

Беседу вела специалист отдела научной коммуникации и популяризации науки Института философии РАН Анастасия Конищева

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author