В ожидании карантина: как Беларусь провалила брендинг своего противодействия COVID-19

Andrey Vozyanov
22:22, 10 апреля 2020🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

В эти дни в Беларуси многое делается для смягчения последствий пандемии COVID-19, несмотря на то, что можно подумать после заявлений президента Лукашенко о лечении коронавируса трактором, водкой, хоккеем или сливочным маслом либо его же циничных высказываний в адрес умерших от инфекции. Пандемии в различных формах противодействуют медики, «рядовые горожане», гражданское общество, бизнес и государственные институты Беларуси. Написанное ниже НЕ является суждением эксперта по эпидемиологии; это (очень неполная) этнографическая заметка культурного антрополога. Публикуя её, я присоединяюсь к тем, кто считает пандемию коронавируса политическим и социальным явлением не меньше, чем «природным» (например, к Бруно Латуру).

Отмечу, что в начале эпидемии поведение официальной Беларуси не было одиозным. В начале февраля страна направила в Китай 20 тонн помощи и группу специалистов; на здание Национальной библиотеки проецировались слова поддержки «Держись, Ухань» на белорусском и китайском языках; Минздрав публиковал отчеты о случаях заболевания ежедневно. Отчеты начали появляться с задержками тогда, когда явно назрела необходимость решительных действий от государства. Непрозрачность информирования населения об эпидемии вызвала в интернет-СМИ и соцсетях Беларуси шквал возмущения.

Граждане Беларуси собрали за введение карантина 150 тысяч подписей, а рядовые врачи, несмотря на запреты от начальства и подписки о неразглашении, рассказывают о переполненных отделениях и нехватке элементарных ресурсов. Тем не менее, государство объявляет введение карантина нецелесообразным. По состоянию на вечер 10 апреля 2020 года, в Беларуси не действует ни запрета на въезд для иностранных граждан, ни запрета на выезд для своих, ни какой-либо меры, аналогичной карантину, локдауну, или «отпуску» в масштабах страны. Для пользования общественным транспортом или выхода в город не нужен пропуск. Барам, ресторанам и клубам не запрещено работать. Рабочие промышленных предприятий не отправлены в оплачиваемый отпуск или простой.

Однако это не значит, что жизнь в Минске не изменилась значительно с начала пандемии.

Ниже я приведу свои наблюдения из беларусской столицы и ссылки на внешние, не только минские, источники. Отмечу, что я сам перешёл на работу из дома начиная с 12 марта и покидаю квартиру только для выгула с собакой (раз в день) и покупки продуктов в гипермаркете, куда еду на велосипеде либо иду пешком (дважды в неделю).

Что изменилось?

Прежде всего, на улицах Минска все более распространенным становится ношение масок. Это особенно заметно среди молодежи, женщин и детей; в прошлую пятницу я видел, что до половины молодых девушек были в масках в моем (достаточно пролетарском) районе Минска. Маски также носят кассир_ки и мерчендайзер_ки в супермаркетах; маникюрщицы, персонал салонов связи, таксисты. У входа в супермаркеты и государственные учреждения, в туалетах офисных зданий и торговых центров ещё в середине марта обычно можно было найти дезинфицирующее средство для рук. На подходе к кассам на полу супермаркетов наклеены линии, обозначающие безопасную дистанцию в очереди; а в динамиках вперемешку с рекламными роликами звучат просьбы о социальном дистанцировании. Уже десять дней назад 30% работодателей, зарегистрированных на rabota.tut.by, отправили своих работников на удаленную работу. Некоторые крупные предприятия находятся в карантине, отдельными цехами либо полностью. Даже наша местная ЖЭС отменила собрание жителей во дворе, не скрывая причин (см. фото).

Местная ЖЭС отменила собрание жителей из-за пандемии

Местная ЖЭС отменила собрание жителей из-за пандемии

Большая часть публичных мероприятий в Минске отменена: практически все места, которые я регулярно посещал, объявили карантин (и, кстати, вынуждены краудфандить себе на аренду). Уже в конце марта белорусы посещали рестораны и кафе на 67% реже чем до пандемии. Некоторые небольшие магазины также перешли в онлайн. Что касается часто упоминаемого национального чемпионата по футболу, то игры де-факто проходят при пустых трибунах (это видно из любого спортивного обзора игр). Фанатские группы ведущих футбольных клубов Беларуси призывают приостановить чемпионат и игнорировать матчи.

От символической поддержки до коллективного действия

Согласно опросу SATIO, явное большинство белорусов выступает за отмену публичных мероприятий и переход на удаленную работу на время эпидемии. Индекс самоизоляции от Яндекса показывает, что на улицах Минска сейчас примерно втрое меньше людей, чем до пандемии. Белорусские операторы мобильной связи добавляют в свои строки состояния «оставайсядома» и «stayonline» свои имена в строке состояния на смартфона. Мобильный оператор А1 предоставил своим абонентам безлимитный доступ в Интернет до конца августа. В Минске появилась художественная инсталляция, состоящая из огромных медицинских масок на деревьях, призывающих людей осознать опасность вируса. В Гродно на стену торгового центра спроецировали видео с благодарностью медикам на разных языках. Новостной сайт Hrodna life специально изменил свой логотип, поставив между двумя частями своего названия знак 1,5 м, а внизу — подпись «Трымай дыстанцыю» («Держи дистанцию»).

Параллельно наблюдается огромная волна волонтерства, краудфандинга и других низовых инициатив, направленных на то, чтобы помочь пожилым людям остаться дома, а медицинских работников поддержать масками, лекарствами, аппаратами ИВЛ и другими ресурсами (чаты в Телеграме, адресная благотворительность интерактивные карты помощи, солидарности, и распространения коронавируса в том числе в государственных медиа — и это лишь малая часть ссылок). Коммерческая компания в Витебске разработала экспресс-тесты на коронавирус, которые также были сертифицированы в течение нескольких дней (против привычных для таких процедур в Беларуси месяцев).

В течение нескольких дней беларусы и беларуски собрали более 1 млн евро на специальный счет пожертвований Минздрава.

Наконец, государственные органы далеки от полного отрицания вируса. Например, администрация президента приостановила прием посетителей в обычном режиме и на время пандемии коронавируса коммуницирует только по переписке. Весенние школьные каникулы в Беларуси продлены (пока что на одну неделю), а в отдельных областях отменены все спортивные мероприятия с участием детей. Тестирование на вирус идёт сравнимыми с показателями некоторых стран ЕС темпами (так, по состоянию на 10 апреля Беларусь провела в два раза больше тестов на миллион населения чем Польша или Болгария). Медицинские учреждения срочно реорганизуются для приема большего количества пациентов с симптомами пневмонии. Под давлением общественности, после двух- и трёхдневных пауз беларусский Минздрав стал ежедневно публиковать отчеты о новых заражениях, пригласив в страну делегацию ВОЗ. Есть и точечные экономические меры: государство ввело запрет на повышение цен более чем на 0,5% в месяц на время пандемии; а после коллективного обращения туроператоров в завязанном на туризм Гродно арендная плата для 20 из них снижена до июля 2020 года.

Обесценивание дел словами и коммуникативный провал

Приводя эти разрозненные свидетельства, я ни в коем случае не хочу сказать, что белорусское государство делает достаточно для борьбы с вирусом. В его срочной помощи нуждается медицинская сфера, а также малый бизнес, культурные индустрии, турфирмы и многие другие экономические акторы. Населению необходимо более прозрачное информирование о ходе пандемии и планах противодействия ей; в Беларуси отсутствуют адекватные социальные гарантии заболевшим или потерявшим работу из–за пандемии. Однако де-факто изменения в жизни людей, вызванные COVID-19 в Беларуси, весьма похожи на изменения в других странах.

Разница в том, что многие из этих изменений происходят в Беларуси не из–за запрета, введённого государством под страхом наказания, а в результате социальной ответственности, сотрудничества на низовом уровне, инициатив бизнеса и освещения в независимых СМИ (такими в Беларуси выступают онлайн-издания). Конечно, нельзя сбрасывать со счетов элементарный страх, а также влияние российского медиапространства в Беларуси: оно наверняка снижает здесь уровень коронаскепсиса. Тем не менее, при взгляд на нынешнюю гражданскую активность против угроз «COVID-19» в Беларуси видно (по локализации усилий и практике коммуникации), что ее ключевые акторы едва ли относятся к аудитории российских телеканалов.

Скриншот из видео на стене одного из торговых центров Гродно

Скриншот из видео на стене одного из торговых центров Гродно

Что белорусскому государству совсем не удаётся сейчас, так это создать впечатление, что оно предпринимает всё возможное для борьбы с пандемией и держит ситуацию под контролем. Вместо милитаристской риторики «войны с вирусами», слышной во всех странах вокруг, в Беларуси на поверхность выходят слова «коронаидиота номер один» (как его окрестило немецкое телешоу), а также вопиющий коммуникативный провал со стороны Минздрава. Последний риторически обесценивает огромные усилия белорусских медиков, которые в эти дни делают самую тяжелую работу (да и даже усилия самого министерства обесценивает). А президент вершит чистое зло по отношению к белорусским гражданам, которым после высказываний Лукашенко наверняка ещё на месяцы будет заказан въезд в любую другую (риторически более успешную) страну. Беларусы как народ (а не один их президент) уже опозорены и высмеиваются в иностранных публикациях и вирусных мемах о COVID-19.

В это же время внешняя критика действий Беларуси в ситуации пандемии начинает заглушать голоса тех, кто пытается прийти ко взаимопониманию внутри страны. После смерти 25-летнего гражданина России в Витебске российский общественный деятель Антон Красовский заявил, что «не должно быть никакого Лукашенко. И никакой Беларуси»; и это не единственное заявление против белорусского суверенитета за время нового коронавируса, как показывает исследование ISANS. При повторении «итальянского сценария» в Беларуси трудно будет ожидать в её адрес ту волну сострадания и поддержки, которую европейские общества выразили Италии.

Упущенный шанс шведского подхода

В ситуации, когда готовых решений нет, а страны действуют разрозненно и на ощупь, белорусские власти могли бы скорректировать свою стратегию и позиционировать ее как шведский подход к пандемии коронавируса. Это не шутка: сходства между политикой и реакцией общества на вирус в Швеции и Беларуси значительные. Здесь и там, большинство ограничений вводятся по рекомендации и собственной инициативе. Власти обеих стран оправдывают свои решения мнениями экспертов (хотя уровень прозрачности в их аргументации, конечно, несопоставим). Медики обращаются к обществу с просьбой ограничить контакты с пожилыми людьми и другими группами риска, а не прекращать свою активность полностью. Несмотря на вышесказанное, горстка должностных лиц в Беларуси своими словами выставляет всю страну на посмешище. Будучи буквально брендированной как диктатура, Беларусь провалила брендинг своей политики перед лицом COVID-19 в качестве либерального подхода к смягчению последствий пандемии.

Да, именно брендингом себя через риторику и символическую расстановку акцентов сейчас занимается каждое европейское государство, наряду с тем, что собственно борется против вируса.

Пока я пишу эти строки, ситуация меняется ежечасно — и не станет сюрпризом, если карантин в Минске объявят в ближайшие дни. Нет оснований ожидать, что наряду с желаемым эпидемиологическим эффектом такие меры в Беларуси приведут к меньшему количеству насилия, произвола или абсурда, чем российский «некарантин» или полноформатный украинский локдаун. Подавление свободы передвижения и выписывание штрафов — это то, что белорусское государство умеет очень хорошо. Без сомнения, ему также не составит труда ввести в свой уголовный кодекс новые пункты за нарушение режима карантина. Наверняка, если постараться, найдутся и средства для массовой закупки камер наблюдения (а то и дронов).

Более того, у меня нет компетенции критиковать такие решения. Для их принятия и оценки есть опытные, дипломированные эпидемиологи и экономисты.

На сегодняшний день белорусское общество сталкивается с беспрецедентной потребностью организовываться и добиваться исполнения обязанностей от своего безответственного и слабого, но весьма жестокого государства. Карантин приведёт Беларусь к нормальности сразу в двух смыслах: вернёт её к привычному приказному тону общения с собственными гражданами, а также гармонизирует её состояние с тем режимом полицейского государства, что царит сегодня в соседних странах.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки