Create post
Мои тексты

Образ женщины в философии Сёрена Кьеркегора

Андрей Волоховский 🔥


Кьеркегор, как известно, был в какой-то степени «заново открыт» в 20 веке. Этому способствовала деятельность философов, провозгласивших, что на их собственные взгляды повлияли работы датчанина. В русской философской мысли, конечно, сразу хочется назвать Льва Шестова, посвятившего Кьеркегору целую книгу, также им интересовался Бердяев; огромную роль в повышении интереса к философу сыграли писатели, которых принято называть экзистенциалистами: Сартр, Камю, Хайдеггер. «Ницше, не зная Кьеркегора, выступил через несколько десятилетий его последователем» — пишет Ясперс в работе «Духовная ситуация времени». Однако, на мой взгляд, хоть сколько-то внятно понять позицию Кьеркегора, почитав мыслителей, испытавших его влияние, нельзя. Вопрос о женщине как нельзя хорошо это иллюстрирует. Поэтому в этой работе я буду в основном обращаться к имеющимся у меня в наличии переведенным первоисточникам. Да, все названные выше мыслители жили несколько позже Кьеркегора, в других обществах и других условиях вообще; никто из них не утверждал, что во всех положениях согласен с датским мыслителем, что было бы, в общем-то, признанием в собственном интеллектуальном бессилии и философским самоубийством. Но их взгляды на женщину, как будет показано ниже, уж очень существенно отличаются от взглядов Кьеркегора. Но, тем не менее, для понимания всех вышеназванных философов и всего процесса развития философии вообще, мне кажется необходимым под лупой рассмотреть вопрос женщины в философии Кьеркегора.

Я выбрал для названия слово «образ» не случайно. Это связано со специфической манерой датчанина излагать свои мысли. Вся философия Сёрена образна в том смысле, что она художественная, редко чему дается строгая дефиниция, раз и навсегда установленная. Большинство идей Кьеркегор старается донести через художественные произведения, а не строго философские, чем напоминает Сартра. В рамках данного текста я постараюсь привести самые важные высказывания философа о женщине, используя его различные работы, а также биографические данные.

Конечно, в самих произведениях, посвященных любви, находит свое место образ женщины, но наиболее полное представление можно увидеть в тексте «Идеал женщины» (1 стр. 359). Здесь Кьеркегор в свойственной манере и с обильными отсылками размышляет о достоинствах и недостатках такого важного для него объекта — женщины. Не случайно я употребляю слово «объект». Весь этот текст, на первый взгляд, представляет собой не что иное, как объективацию женщины. «Опредмечивает» женщину и герой текста «Дневник соблазнителя», называя возлюбленную «самый интересный предмет моих мыслей» (2 стр. 430). Философ, с одной стороны, многого лишает женщину, с другой же — приписывает ей не самые очевидные для человека нашего времени достоинства.

Первое, что мыслитель вменяет женщине — молчание. «Да будет она молчалива; молчанием своим она сохранит Слово; молчание ее выразит то, что она хранит глубоко-глубоко внутри» (1 стр. 359). В произведениях Кьеркегора действительно нельзя найти особенно много речей, срывающихся с уст женщины. Куда большее внимание уделяется одежде, грации, умению держаться. Мыслитель последовательно отказывает женщине в речи. Примечательно еще в этом контексте то, что Йоханнес, главный герой «Дневника соблазнителя», «вскоре после того, как покинул Корделию (возлюбленную — прим. автора), получил от нее несколько писем, которые отослал назад не открывая» (2 стр. 341). А Регина Ольсен, возлюбленная Кьеркегора, тоже, как и Корделия, написала ему несколько писем. Эти письма, по всей видимости, философ сжег, так как среди наследства, оставленного им все той же Регине, их не оказалось. Женщина Кьеркегора не говорит в прямом смысле слова, но своим молчанием сообщает, на мой взгляд, куда больше, чем могла бы сообщить в беседе. «Если бы, обозрев современное состояние мира, всей нашей жизни, мы вынуждены были бы по-христиански сказать (для чего, вероятно, у нас есть христианское право): «мы, наше общество — больны», и если бы я был врачом и кто-то бы спросил меня: «как ты думаешь, что же нужно делать?» — я бы ответил: «Первое, непременное условие для того, чтобы мочь что-то сделать, следовательно, самое первое, что нужно сделать, это — творить молчание, добиваться молчание, ибо уже невозможно стало услышать Божие слово» (1 стр. 361). Таким образом, женщина в философии Кьеркегора, хотя и лишается возможности говорить, становится спасительницей мира, погрязшего в болтовне.

После молчания, вернее, наряду с молчанием, датский философ выделяет вторую наиважнейшую, как он считает, черту идеальной женщины — домовитость. «Так вот, что касается меня — дайте ей сверх того все таланты, а в придачу пусть она будет еще и знаменитостью, но если она домовитостью не обладает и если у нее нет глубокого уважения к домовитости — со всеми своими талантами, красотой и известностью она останется обыкновенной бабой» (1 стр. 365). Вот так, весьма жестко, Кьеркегор обходится с недомовитыми женщинами. Стоит, конечно, отметить, что в этом отрывке такие качества, как известность, красота и обладание талантами, подчеркиваются как располагающие к женщине, украшающие ее. В этом же текст Кьеркегор пишет, что домовитость и молчаливость и «самую обыкновенную мещанку» делают ничуть не хуже королевы (1 стр. 364). Можно смело полагать, что философ видит вполне нормальным такое положение дел, когда мужчина тщательно взвешивает при оценке женщины ее социальное положение, обращая особенное внимание на молчаливую домовитость, в чем ясно угадывается распространенное для того времени сословное и патриархальное мышление.

Теперь стало ясно, что в философии предтечи экзистенциализма, женщина это молчаливая домохозяйка, в чьих руках находится панацея от той болезни, что превратила наш мир в шумное от пустой болтовни место, где невозможно услышать Божие слово. Невольно вспоминается понятие Мартина Хайдеггера, другого экзистенциального мыслителя, «молва». Порождение анонимной коллективности, молва только затуманивает взгляд человека на действительность. «Молва беспочвенна, поскольку она не имеет исходного отношения к самому делу и помещается между человеком и действительностью, подобно почти что непроницаемой завесе. Она уже с самого начала ведет человеческое понимание некоторым предначертанным образом и делает невозможным любое подлинное соприкосновение с реальностью.» (3 стр. 71). Конечно, Хайдеггер не говорит ни о Божием слове, ни о женщине, однако в этой параллели отчетливо видна преемственность, свойственная всем экзистенциальным мыслителям. Как отмечается в книге Дж. Реале и Д. Антисери: экзистенциализм и сегодня можно трактовать как Kierkegaard-ренессанс (4 стр. 153).

Конечно, нужно заметить, что нужно рассматривать взгляды Кьеркегора на женщину с оглядкой на его философское творчество вообще. Мыслитель утверждает, что внутренний мир человека много важнее его того, что происходит вокруг. Замыкаться в себе никто не просит, но гегелевская безразличность к душевным переживаниям конкретного человека датчанином критикуется.

В заключении хочется сделать основные выводы. Кьеркегор, как можно заключить, оглянувшись на вышесказанное, в вопросе положения женщины в обществе держится весьма консервативных взглядов. Философия Кьеркегора, оказав влияние на самых прогрессивных мыслителей своего времени, была в этом вопросе более чем старомодной. Кьеркегор считает, как видно из этих текстов, что женщина не только в быту должна быть молчаливой и домовитой, но и вообще. Например, Кьеркегор в работе «Повторение» утверждает, что эмансипация женщин была ошибкой. Голос, вместо которого Кьеркегор предлагает женщине молчание, может быть понят максимально широко, в том числе и как «голос» избирателя, например. Понимая, что Кьеркегор не современный в прямом смысле мыслитель, тем не менее, на мой взгляд, нужно признать, что и по сегодняшним меркам, и даже в сравнении с взглядами последователей, в его творчестве женщина терпит поражение в правах.

Список литературы:

1. Сёрен Киркегор сам о себе / Петер П. Роде. :Урал ЛТД 1998. ISBN 5-8029-0024-5

2. Кьеркегор С. К 97 Или — или. Фрагмент из жизни: в 2 ч. / Сёрен Кьеркегор; пер. с дат., вступ. ст., коммент., примеч. Н. Исаевой и С. Исаева. — СПб. : Издательство Русской Христианской Гуманитарной Академии : Амфора. ТИ Д Амфора, 2011. — 823 с.

3. Отто Фридрих Больнов «Философия экзистенциализма» Перевод с немецкого и предисловие С.Э. НикулинаСПб.: Издательство «Лань», 1999. —224 с. ISBN: 5-8114-0120-5 Серия: Мир философии

4. Д. Реале, Д. Антисери. Западная философия от истоков до наших дней. Том 4. От романтизма до наших дней. — ТОО ТК «Петрополис», Санкт-Петербург, 1997. — 880 с.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author