Написать текст
Редакция «Времена» (АСТ)

Эльфрида Елинек: отрывок из книги «Чисто рейнское ЗОЛОТО»

Издательский проект "Ангедония" 🔥

В.: Я. Дитя. Так много ты еще никогда не говорила! Я часами слушаю тебя, но что ты сказала? Я уже не помню. Ты хочешь двойную свадьбу, но не знаешь, кто должен стать второй парой? Этого хотели многие девушки, а потом вдруг оказывались втроем, и сами оказывались лишними! И каждая хочет героя, ну, разумеется, кого же еще. Кого-то, кто с чувством долга возьмет на себя долги и будет их выплачивать. Я: пример, но дурной! В договорах господин, по договорам лишь раб. Должен прийти человек, должен сначала прийти человек, кто-то, кого мы еще не видали, ибо те, кого мы знаем, они не могут. Тот, на кого мы все сможем повесить. От меня можете больше ничего не ждать, у меня были возможности, и еще какие, но теперь должен прийти человек, который сделает это лучше. Кто-то, кому я не должен буду помогать, это само по себе было бы чем-то новым. Кто-то, кто, чуждый богу, свободно живет себе во благо, неосознанно, я имею в виду, не осознавая, что вообще есть бог, кто всегда, в данном случае я, знать осознанно, неосознанно, и никто ему ничего не делает, он сделает из самого себя, кто-то, кто совершает поступки, не важно какие. Поступки. Что идут впереди воззрений, и у них есть задние фары. Всегда, когда тормозят, загораются еще и дополнительные, сзади часто очень интересно, часто многовато тормозят, сперва движение распознается сзади. И тогда нужно бежать в другую сторону или же это движение побороть. Без меня. Так. Я не должен ничего ему советовать, не должен помогать, не должен ничего ему желать, он даже не будет знать, что я единственный, кто вообще может чего-то хотеть, это дружелюбный враг, как мне найти его? Ну, не будем преследовать этот интерес дальше. Не то он начнет преследовать нас. Как создать свободного человека, которому не нужны кредиты, поручительства, собственность, внешность и внутренность, упрямого, который не выплачивает проценты, которые набежали еще до его рождения, подбежали, подошли к старту, чтобы убить его, о том змее, который стережет собственный капитал банка, я и говорить не хочу, это червь, но большой, и не в компьютере! как мне сделать этого другого, как мне произвести этого человека, который бы не был более мной и действовал сам по себе, как я и хотел? И как мне по-быстрому найти глупца, который будет сам по себе делать то, что хочу я? Да, как? Дураков так много, среди них должен быть хотя бы один такой! Я противный, противен самому себе. Но где мне найти этого человека? То другое, чего я вожделею, это другое я никогда не увижу, потому что свободный должен сотворить себя сам. Именно эту возможность он и высматривает! Когда я сам подхожу к пластилину и леплю, округляю руки, леплю и леплю, всегда выходит одно и тоже, и это: слуги. Я хочу создать кого-то, кто выглядит подобно богу, но у меня не получается, собственно, его полагается поставить на торт для двойной свадьбы, но так, как он смотрит, я не могу никому этого доверить. Нет, ни одно сопоставление вас не убедит, потому что герой как должное примет на себя все мои долги и должен будет умереть. Маленькую фигуру на торте нельзя с ним сравнить, он будет похож скорее на засахаренную вишенку, я думаю. Возможно, мне еще удастся сделать локти и колени, но кисти и стопы точно нет, это чертовски тяжело. Вишенка останется на торте, а слуга, мой слуга, только рассмеется и бросит свою жизнь через плечо, словно вишневую косточку. И тогда у меня больше никого не останется. Тогда я буду слугой самому себе, другие слуги, в том числе мои собственные, теперь точно больше не явятся. Последний самолет отбыл. Больше ни одного не будет. Я не хочу обманывать самого себя, ибо это именно то, чего я хочу. Чтобы все по собственному желанию желали того, чего желаю я. Чтобы пришел кто-то, в маленький банк для среднего класса, допустим, от которого не укрылись драматические изменения на мировых финансовых рынках. И вот он здесь и не знает, что делать, он знает только, что он должен что-то сделать. Такие дела всегда тяжелы, но я заранее вытащил косточку, прежде чем попытался создать человеческую фигурку, потому что такого дела не хватило бы. И что же вышло? Герой, который хочет получать доходы с собственного капитала, каких не бывало. А кто хочет получать такие дивиденды, тому нужна продукция, какой у нас не бывало, эту продукцию он создает из ничего, точно так же, как я создал человека. Только я, разумеется, был успешнее. Однако мои достижения оказались более устойчивыми. Люди все еще существуют. Герой размышляет. Он не умеет считать, но он хочет достичь лучшего банковского баланса, а если не получится, ему придется приукрасить старый, накрасить невесту, положить вишенку на торт, если получится, надеть кольцо, в качестве рычага, как бы ни функционировало то, что он надеется использовать. Вишенку, которая задумывалась как фигурка человека, ему удастся доставить наверх только с лестницы. Или ему наконец-то придется украсть кольцо, он знает, где оно. И оно уже у него! Все это время оно было у него на пальце! Далеко ходить не придется! Хитро! Значительные достижения банкира благодаря банку! У него есть кольцо, у него есть сокровища, он основал фонд Рейнской земли, резиденция: Нормандский остров Джерси, моя любимая Ирландия! имя: Лорелея, она сидит и поет, мимо проплывают корабли и тонут. Потому что на них сел поднимающийся на ноги герой из Рейнской земли, так что лодка, челн оказался переполнен. Как и твоя писанина, точно как твоя писанина, дитя! Вот видишь, что бывает, когда слишком много пишешь или когда герой переводит и не знает куда. Он схоронился однозначно глубоко, скромник! Да, лошадь тоже приплели! Лошадь перевели тоже, рейнские винторезы что-то подкрутили, чтобы челнок остался на плаву. Они все–таки тоже должны что-то зарабатывать, но с их винтами ничего не выйдет, кто бы их ни крутил, войти не выходит. Они основательно посадили корабль на мель, и только на том основании, что акционеры хотели больше. Этот винт ничего не принесет. Рычаг все исправит. Нет, рычаг тоже ничего не даст. Нужно подкрутить в каком-то другом месте, нужно нарычать на кого-то другого. Ключевое дело банка все еще слишком тяжело, даже если деньги прилежно работают. Маржа просто смехотворная. Почему бы нам не украсть весь банк, папа? — спросила ты однажды, Не знаю, дитя. Я правда не знал. Я с жадностью сохранял золото. 15% налогов на прибыль с капитала, даже если и не у нас! То есть у нас такого нет, но есть что-то подобное, что в итоге всегда означает, что не платят вообще ничего. Особенно мне, богу, ничего не платят. Но и государству не отдают того, что ему принадлежит. Они думают, просто потому, что они меня не видят, они не должны выплачивать мне проценты! Они думают, просто потому, что хотят выйти на рынок недвижимости, они смогут на нем что-нибудь выгадать! Эта затея с недвижимостью — это движение не в ту сторону. Нужная сторона лежит совершенно в другом направлении, но направо — это тоже мимо. Нужно не работать, нужно просто прочесывать леса, там достаточно работы, хотя ее так и не называют. Деревья тоже доставляют много хлопот, даже когда упадут. Герои тоже доставляют много хлопот, даже когда падут. Дома тоже доставляют много хлопот, прежде чем обрушиваются. От моей мести этого человека защищает только то, что я сделал. Мой меч. Ударо- и уколопрочное оружие. Но ничего этого больше не будет, дитя. Все это перевяжут, как нить норм, дочерей земли, я имею в виду норм, дочерей людей. Сначала они производят нить, и то, что вплетено в нить, кроме тех случаев, когда это ты сам, кто повесился, сплетают в заговор и торгуют, это ничто, вот что там торгуют, и по нему это видно. Оно выглядит как ничто, и это и есть ничто. Но люди этому не верят. С ничем ведутся переговоры. И самое большое ничто — это любовь. За нее никто ничего не даст, за нее никто ничего не получит. Кого она интересует? Ни даже бога. Нет, в корне неверно, все в ней заинтересованы. Она ведь ничего не стоит. И да, то, что я люблю, я должен покинуть, также и тебя, дитя, ты этого даже не заметишь, тут и говорить-то не о чем, к тому же ты и без того будешь спать. Я обладаю усыпляющим воздействием. Иначе не пойдет. При таких законах, которые я сам и установил, я не могу остаться. Иначе и мне пришлось бы их соблюдать. Законы остаются, я не останусь. Их надлежит соблюдать только вам, несвободным людям, законам процентов и процентов с процентов, банк между тем прибавит газу, но дальше не уедет, он останется на том же месте, я думаю, в Дюссельдорфе, да, там он и останется, он не знает, куда девать себя самого, и не знает, куда девать свои деньги, их становится все меньше, при этом их должно становиться больше, он что-то делает не так, но прибавляет еще больше газу, и к тому же банк находится не на той территории, ничего не выйдет, чем больше газа, тем меньше кэша, чем больше кэша, тем меньше газа можно прибавить; вступает государство, государство выходит, вступает, выходит, тут уж можно сразу ложиться! Это ты сейчас и сделаешь, дитя. Засыпай! Это хорошая идея, конечно, моя, я же видел, что происходит, когда банк и когда государство начинают двигаться, к тому же в разных направлениях. Они делают это неправильно. То, как они это делают, это неправильно. Покажи мне возможность превзойти этих богов, к которым также отношусь и я, и я схвачусь за нее. Но таковой нет. Даже для меня. Ложись, отдохни. Все, что я построил, должно обрушиться! Я так хочу. По мне, так страховые компании должны заплатить, но все должно обрушиться. Да, а потом обрушатся и страховые компании. Должно возникнуть нечто новое, я еще не знаю, что именно. Но одно знаю точно: без меня! Без меня. Я хочу теперь только одного: конца. А теперь отдыхай, дитя. Передохни здесь немного, позволь себе отдых! Да, речь о тебе! Вообще-то я решил так, что ты будешь спать беззаботно, а не просто вечно.

Издатель Илья Данишевский («Ангедония», АСТ) подготовил к выходу книгу Эльфриды Елинек «Чисто рейнское ЗОЛОТО». Перевод — А. Филиппова-Чехова.

Издатель Илья Данишевский («Ангедония», АСТ) подготовил к выходу книгу Эльфриды Елинек «Чисто рейнское ЗОЛОТО». Перевод — А. Филиппова-Чехова.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор