radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
International Art Collaboration SALT

Жизнь и правила творчества Романа Барсукова

Anna IV 🔥

28-летний добрый тепло-сентябрьский художник об искусстве, путешествиях автостопом и интуиции, в жанре легкости ведущей его по жизни.

Роман Барсуков, фото из личного архива

Роман Барсуков, фото из личного архива

Ташкент — прекрасный мир. Там я вырос и сформировался. Совсем другая культура и другая атмосфера. Я рос среди солнца, любви. Там классно. Ребятишками бегали на крышу, змеев пускали, жили на деревьях.

Девяностые. Пришлось уехать на Урал. У меня родители там родились и выросли.

Такая школа жизни началась. Дети показались страшные, на улицах наркоманы, суровые условия. Все побаиваются, сторонятся.

Я закончил 11-й класс, начал думать, как жить-то дальше. Брат поступил в Магнитогорск на педагогический, художником. Решил пойти по его стопам. Рисовать мне всегда нравилось.

Сначала пошел в художку. И меня туда взяли, дядьку такого. Обычно же детишек берут, и они там в течение 5 лет учатся. А я такой пришел, и мне тоже, видите ли, рисовать надо.

На меня повлияло то, что я видел комету. Как раз в то время пролетала какая-то комета и у нас было видно ее прямо из окошка. Я каждый день в течение недели наблюдал, как она медленно-медленно передвигается. Такое зрелище…

Неплохо, конечно, учиться основам.Но это совсем необязательно. Я учился. Правда тогда ничего не соображал. Очень любил рисовать, знал, что существует определенная система и стал делать как все вокруг. В общем, год я там отучился и поступил в Магнитогорск на заочку.

Я читал книгу о Микеланджело, он хотел учиться рисованию. Его готовы были обучать за определенную плату, а Микеланджело убедил обучать его за плату его отцу. У меня как-то так и вышло с училищем в Челябинске. Хотели взять на архитектуру. Я сказал, что пойду только на художника. Туда и взяли.

Под конец 4-го курса у меня появилась девушка. Друг ее семьи — Балясников Владимир Васильевич. Он учил детей и взрослых рисовать в маленькой студии. Бесплатно. Хотел приобщить людей к искусству. Я попал под его крыло, когда стал заниматься, стал выбрасывать свои эмоции.

Для искусства важна свобода мышления

Роман Барсуков, фото из личного архива

Роман Барсуков, фото из личного архива

Я сбежал из училища. Потому что, то чему нас учат это вообще не то, чему надо учить. Учат с каких-то азов. Говорят, вам нужно научиться тому и этому. А на самом деле нет никакого слова «надо» или «не надо». Это же мой личный мир, мои эмоции. Их надо чувствовать. И только я знаю, как их выразить. «Делать так, а не иначе…»? Ну, это очень странно звучит.

Впервые автостопом путешествовал — ехал в Великий Новгород на заработки. Что-то реставрировал. Поехал и доверился вселенной. В итоге не пропал.

Для художника необходимо вырывать себя из этого замкнутого круга реальности. Ставить себя в ситуации, где ты уже не контролируешь происходящее. Доверять себя сверхъестественному.

Путешествуя, я почувствовал свободу. Понял, что я нифига не раб этой системы. Могу запросто передвигаться на такие расстояния.

Талант есть есть у каждого. Даже не талант, естественная потребность человека к искусству. Но не каждый это выражает. В полотнах или кино.

У меня отец умер. Перелом в жизни заставляет думать.

Я выражал свои эмоции через автопортреты. Садился перед зеркалом. Я же себя знаю, мне легко себя исказить, что-то выдумать.

Природа каждый раз как будто направляет. Важно уметь доверять ей, доверять жизни.

У меня нет темы творчества. Не хочу себя ограничивать темой. Делаю, что чувствую. Например, иду по парку, темно и тут раз и накрыло. Я увидел картину. Такую: кусок парка, какие-то торчат деревья, все утопает в темноте. Я взял и у меня это все пережилось внутри. Я увидел лежащую фигуру. Захотел это выразить. Пришел домой, быстро взял масло и намалевал. Свои чувства посредством каких-то образов.

Когда попадаю в какую-то суету, бытовуху, что-то меня начинает грузить, я вспоминаю о том, что жизнь она конечна. И мне хочется наслаждаться жизнью. Это ценно и важно.

Роман Барсуков, фото из личного архива

Роман Барсуков, фото из личного архива

Меня очень часто вдохновляют детали. Воробушки какие-то. Птичка мимо пролетает, и я вообще счастлив. Я восхищаюсь, что она летит, что у нее какая-то форма. Они прекрасны. И так все что угодно.

Дуновение ветра, что-то неуловимое. В этом и заключается творчество человека.

Достаточно часа-двух, чтобы нарисовать картину. У меня такое бывает. Я чувствую, то что я хочу. И когда я растворяюсь в этой реальности, все как-то легко получается. Рисую, и я доволен.

Все должно быть легко, на мой взгляд. Если я долго что-то делаю, подкрашиваю, дорисовываю, как правило я это просто рву и выкидываю. Грязь получается, что ли. Я много-много чего туда вкладываю и у меня этот энергетический посыл не чистый.

Моя мастерская — комната в общаге

Я переехал в Питер весной, походил на подготовительные курсы, поступил и уже стал учиться в Мухе. Я трудился, хотел этого и все получилось.

Думал поступить на иконопись в Московскую духовную академию. Взял академ, смеха ради, первого апреля. Получил благословения епископа. Но передумал.

Вера… Я стал задаваться вопросами, почему что-то запрещено между людьми. Если ты искренне любишь, почему что-то нельзя делать?

Если человек свободен в своем выборе и Бог — это любовь, какие могут быть границы? Любовь же безгранична. Я никак это не мог понять.

Решил подвергнуть себя испытанию. Новое путешествие автостопом

Роман Барсуков, фото из личного архива

Роман Барсуков, фото из личного архива

Решил подвергнуть себя испытанию. Новое путешествие автостопом. Года 4 назад. Перешагнуть через то, что мне мешало, что мне мешало быть собой. Все что у меня было с собой — пенка. Уговорил друга поехать до Урала, откуда хотели в Абхазию. Взял резаки для гравюр, у меня не было фотоаппарата и так я мог «фотографировать». Нас подвез киргиз-дальнобойщик. Добрый, открытый. Он в Краснодар через Москву ехал.

Я тогда впервые увидел море. Сюрреалистическая картина.

Ближайшая часть моря освещается фонарями. Возле берега тела. То ли люди, то ли тюлени, то ли вообще инопланетяне. А за ними небо, стена циклона и иногда сверкают вспышки молний.

Я мечтал поехать в Абхазию, сплести хижину из березы как в «Доме Солнца» и жить там.

В Абхазии мне снились классные, цветные сны про мандариновые деревья. Мы нашли место прямо возле моря и там жили неделю. Питались улитками и чечевицей.

Я не спал ночи, просто сидел у костра с фонарем на лбу и рисовал.

Я боролся со своими барьерами в творчестве. Пытался прослушиваться к своему внутреннему видению. У человека же существует анатомия. А я не оглядываюсь на анатомию, пытаясь чувствовать, решил нарисовать человека с помощью интуиции. Для гармонии, чувствую, что на ноге пятно добавить. Смотрю в книгу и все совпадает. Нужно доверять интуиции.

Не оглядываясь на анатомию, решил нарисовать человека с помощью интуиции. Для гармонии, чувствую, что на ноге пятно добавить. Смотрю в книгу — всё совпадает. Нужно доверять интуиции — бороться со своими барьерами в творчестве.


Любимый цвет? У меня его нет. В картинах все как-то интуитивно.

Нравится общаться с поверхностями. С бумагой, с холостом. Сначала рисую ту линии, которую хочу, чувствую. Острую или волнистую. И она дает мне подсказку, что рисовать дальше. Получается такой диалог с поверхностью. Я что-то вбрасываю, а она дальше меня направляет. Постепенно я начинаю видеть образ. Раз и цветок, а из цветка вырастает человек. Начинаются полеты фантазии.

Я научился возвращаться в детство. Пришел в Мухе в общую группу, там стоял обогреватель. Дует ветер теплый. Я сел, расслабился. Этот запах, этот воздух, этот ветер. И я в детстве, в Ташкенте. Поднимался по лестнице, залезал на деревья, все в воображении. Иногда я так переношусь. Картины Ташкенту посвящаю.

Цена картины зависит от моды

Нельзя говорить, что это искусство, а это не искусство. Это все перемывание косточек, дурацкие сплетни, мнения отдельных людей.

Мне очень нравятся инсталляции из мусора. Был мусор, никому не нужный и тут бац стал произведением искусства.

Многие выставки надуманные, ненастоящие. Просто демагогия, болтовня. А в искусстве очень важно попутешествовать. Когда человек приходит в галерею или на выставку, нужно окунуть его в эту реальность, в этот мир. Сделать это убедительно, честно, доверяясь себе.

Любить — цель у человека поставлена.

Порадовался, когда смотрел детские рисунки. Каждый рисунок совершенно своеобразный, целый мир. Было здорово там находится. У детишек это было действительно искренне.


Подготовлено специально для проекта SALT .


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author

Anna IV
Anna IV
Follow