Руслан Поланин о поиске иных способов понимания самоорганизации с опорой на новый материализм

Анна Наумова
16:21, 13 марта 2021🔥1
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

В издательской программе Музея «Гараж» вышла книга «Открытые системы. Опыты художественной самоорганизации в России. 2000-2020». Это единственный в своем роде справочник независимых художественных инициатив по всей России за последние 20 лет — результат исследования научного отдела, которые длилось 5 лет, включало в себя выставки, собирание архива и вот книга.

В «Открытые системы» вошли пять вводных статей и 101 разворот про самоорганизации из 30 городов России. На каждом развороте: анкета, текст-концепция от организаторов инициативы и фотографии.

19 марта в 19:00 в «Смене» (Казань) пройдет презентация книги с куратором проекта Антониной Трубицыной. В предверии события публикуем на сигме исследовательскую статью Руслана Поланина из сборника.

фото: Константин Еременко

фото: Константин Еременко

Self-organizing, или Пересобирая самоорганизацию

Задача этой статьи — переопределить способы понимания самоорганизации как таковой, что включает в себя пересмотр природы ее целостности, отказ от понятия «горизонтальные связи» и противопоставления самоорганизаций институциям. Важно отметить, что это не научная статья, не исследование конкретных самоорганизаций или записи о времени, проведенных в них, а теоретическое эссе художника, практикующего самоорганизованный подход в искусстве последние четыре года.

Итак, приступим. Обычно появление самоорганизаций рассматривается в различных публикациях как реакция на такое состояние арт-системы, когда она неспособна включить в свою работу всех, кто в ней заинтересован; сюда же входит осмысление самоорганизации как альтернативного или противопоставленного институциям пространства [1], когда рассматриваются такие аспекты самоорганизации, как процессуальность и коммуникация внутри сообщества, противопоставленные нацеленности на результат и «упорядоченности» работы институций. Также самоорганизованная инициатива может анализироваться как оппозиция существующей культурной политике [2].

Я хотел бы сместиться в иное поле и обратиться к пониманию самой морфологии (формы и строения) самоорганизации, опираясь в основном на наработки такой теоретической области исследования, как новый материализм (но не ограничиваясь им) [3]. Эта система воззрений важна здесь, так как ее основными задачами являются схлопывание оппозиций мышления, устранение эссенциалистского подхода в описании природы вещей, внимание к нечеловеческим агентностям, а также представление явлений (в своей основе — материи) как процесса и совокупности отношений. Я надеюсь, что рассматриваемый мною подход заполнит зазор между существующими на данный момент устоявшимися теориями и актуальными практиками самоорганизаций и поможет в решении некоторых вопросов их функционирования, среди которых стоит выделить такие, как самоопределение и взаимодействие с другими сообществами, организация трудового процесса и распределение ресурсов.

фото: Константин Еременко

фото: Константин Еременко

Целостность как множество

Для перехода к новому пониманию самоорганизаций начнем с рассмотрения привычного для описания самоорганизованных сообществ постфордистского дискурса и теории множества. Самоорганизация предполагает совокупность элементов (ее участников), которую можно представить как множество, обладающее определенной целостностью, но не образующего однородного поля или, используя термин итальянского философа и семиолога Паоло Вирно, Единого. Но в то же время, по словам Вирно, «множества не противопоставляются Единому, но заново его определяют» [4]. Единое в его теории выступает как общее место, поле, на фоне которого можно выделять элементы, образующие множество (а не наоборот) [5]. Такое соотношение Единого и множества является важным моментом для понимания анатомии самоорганизации и, принимая его во внимание, можно двигаться в сторону отказа от определения самоорганизации как гомогенного образования, стремящегося к единству.

Помимо всего прочего, самоорганизация обладает уникальным свойством целостности — это условное «объединение», где господствуют центробежные, а не центростремительные силы [6]. Участники самоорганизации, влекомые различными факторами, например, заинтересованностью в реализации сторонних проектов или работой в институциях, будут постоянно вытягиваться из такой социальной структуры, как самоорганизация. Встает вопрос: каким образом самоорганизация может функционировать в подобных условиях. Следует учитывать два важных момента. Первый: неоднородность внутреннего содержания самоорганизации определяется непрерывным процессом ее самостановления и самоопределения, второй: сущность скрепляющих самоорганизацию элементов отношений имеет экстериорную природу, то есть внешний характер. Концепция экстериорных отношений заимствована у одного из теоретиков нового материализма, мексикано-американского писателя и философа Мануэля Деланда, который пришел к пониманию качественных различий между подходами описания сообществ как единого организма и как ассамбляжа [7]. В ассамбляже отношения между частями могут изменяться, даже если они сами остаются неизменными (автономия членов ассамбляжа). Таким образом можно помыслить структуру самоорганизации и взаимодействие ее элементов в экстериорных отношениях (в то время как в организме соединения интериорные) или представить ее собственно как ассамбляж [8].

Ассамбляжи

Для описания самоорганизации как ассамбляжа одним из важных моментов является именно структура ассамбляжа — синтез целого, несводимого к простому перечислению своих частей. Самоорганизацию, как было сказано выше, не стоит рассматривать как некий единый организм. В самоорганизации как в одном из типов множества происходит такой процесс, как индивидуация, то есть становление каждого из элементов, а не слияние их в организм. Работая вместе, участники самоорганизации начинают лучше понимать, что они делают, в какую сторону двигаются и вокруг каких тем вращаются их собственная практика и мысли. Можно сказать, что отдельные части самоорганизации независимы от целого, взаимозаменяемы и сохраняют свою функциональность — в отличие от органов в структуре организма. И в то же время свойства ее элементов не определяют конечное свойство этой системы.

Такой взгляд помогает не только пересмотреть содержание самоорганизации, функционал каждого из ее членов, но и обратиться к сферам, где задействованы нечеловеческие факторы и ресурсы, например, рабочее пространство (выставочная площадка или мастерская) или, если пространство находится на охраняемой территории, пропускная система, которая регулирует поток посетителей. Я останавливаюсь столь подробно на элементах множества именно потому, что в дальнейшем хочу показать неоднородный состав самоорганизаций, в которые могут входить не только люди, но и различные объекты. В теории Паоло Вирно под множеством подразумевается только сообщество людей, но, сделав шаг от операизма в сторону нового материализма, актуальной становится концепция сборки или ассамбляжа. Правда, при таком подходе возникает проблема размытия границ определения самоорганизации: из–за возможности быть открытой системой и включать или исключать различные элементы, все превращается в общую систему искусства.

В то же время идея ассамбляжа позволяет избегать демонизации институций и их «левиафанизации», то есть представления о них как о совокупности различных акторов, объединенных в монструозный организм, который стремится к поглощению более мелких структур. В институциях функционируют такие же элементы, как и в самоорганизациях: различные люди и обстоятельства, которые при прочих равных могут входить и быть частью самоорганизаций без попыток насильственного поглощения. Для участников самоорганизации даже допустимо называть ее собственной институцией (границы теперь плавающие или вообще размыты), отличие же в том, что это организация, где можно использовать время в своих же интересах (что отличает такое взаимодействие участников друг с другом от условий работы в сторонних организациях [9], когда нужно тратить время на формальные действия, — заполнение заявок, ведение деловой переписки и т. д.). Общественная кооперация ведется в более свободном режиме.

Сети и горизонтальные связи

Теперь нет необходимости говорить о самоорганизации как об антиподе институции или как о некоем противоборствующем начале, она вполне может существовать, основываясь на интенции расширения имеющегося поля искусства и на желании создания своего контекста. Это активная позиция структурирования пространства возможностей, а не реактивная позиция в ситуации иллюзорной войны с институциями, понимаемыми как абстрактное зло. К тому же противостояние существующей норме вводит оппозицию с отрицанием в один ассамбляж. Об этом говорит не только ницшеанская логика активного и реактивного начала, но и сама теория ассамбляжей Деланда [10]. Во многом эти знания помогают менять направление позиционирования и осмысления самоорганизованных сообществ. Конечно, следует добавить, что обычно в поисках отличий самоорганизации и институции делается упор на горизонтальные связи в первой и иерархическую структуру в последней. Но обе структуры, как и любое социальное пространство, строятся на связях. Горизонтальные связи можно понимать как равномерную вовлеченность ее участников в дела самоорганизации, распределение ответственности и взаимодействие без посредников. Но, как часто бывает, невозможно создать однородное поле и неиерархичную структуру, всегда есть места сгущения и усиления. Так и в самоорганизации происходят колебания и возмущения социального поля. В разных ситуациях разные участники могут брать на себя инициативу, диктовать условия работы.

В разговоре о художественных самоорганизациях не стоит забывать, что их «соучастниками» часто выступают посетители мероприятий, выставок и других событий, и взаимодействие со зрителем является неотъемлемой составляющей художественной практики. Соучастие давно вошло в лексикон теории искусства (думаю, нет никакого смысла пояснять это через концепцию смерти автора). Один из главных теоретиков реляционной эстетики (искусства взаимодействия) Николя Буррио рассматривал в одноименном тексте любое произведение искусства как «объект взаимодействия, геометрическое место коммуникации между бесчисленными корреспондентами и адресатами» [11]. С такой же позиции можно рассмотреть и художественное событие, и саму самоорганизацию как сетевую совокупность вышеперечисленного. Самоорганизация своим существованием может подчеркнуть форму искусства как пучка взаимоотношений, пространства взаимодействия и построения новых форм социальности. Буррио пишет, что, исходя из таких позиций, следует отказаться от «навязываемой групповщины» в пользу «самостоятельно созданных реляционных сетей» [12]. Такие сети, безусловно, включают в себя множество участников, акторов, явлений из разных структур, которые лучше оставлять в сетевом представлении, чем пытаться вписать в концепт горизонтальных связей. Горизонтальные связи — это всего лишь подмножество сетевого множества связей. И горизонтализация также вряд ли может служить самоцелью функционирования самоорганизаций. Здесь мне бы хотелось сказать, перефразируя пассаж о виталистическом материализме американского философа Джейн Беннетт, что одной из целей самоорганизации является не идеальное равенство ее участников, а такое образование, «между членами которого было бы как можно больше каналов связи» [13].

Процессуальность и self-organizing

Уже много было сказано про условность противопоставления институций и самоорганизаций, являющихся в то же время продуктами одной арт-системы и процессов, происходящих в ней. Связь институций и самоорганизаций сильна: достаточно вспомнить ежегодные конференции, паблик-токи, круглые столы и дискуссий по теме, которые организуют крупные институции (Центр современного искусства «Винзавод» или Музей современного искусства «Гараж»), или практику подготовки художников, обучающихся в различных арт-школах, к дальнейшей самоорганизованной деятельности [14] (причем организация таких самоорганизованных сообществ может проходить и естественным путем, и по заданию преподавателей [15]. Возможно, являясь новообразованием на теле искусства, самоорганизация в той или иной степени сформирована самой арт-системой, по крайней мере, не без ее участия.

Самоорганизация — подвижная система. И здесь важна процессуальность в функционировании самоорганизации как ассамбляжа, который включает в себя не только его участников, но и события. К тому же ассамбляж — это процесс сборки, он ситуативен и контингентен [16]. Как формулирует Мануэль Деланда, «идентичность всякого ассамбляжа любого масштаба всегда является результатом процесса» [17]. Самоорганизация мыслится как процесс идентификации своих элементов, их местоположения и характера взаимоотношения как друг с другом, так и с соучастниками. Сила самоорганизации и ее главное преимущество перед конвенциональными организациями и сложившимися институциями кроется в процессуальности и в постоянной пересборке самой себя. Формами поддержания процесса пересборки могут быть, например, практики ускользания и самопереопределения или поиск различий. Система остается подвижной и видоизменяется, ей нелегко дать определение и вписать в привычные рамки, участники же имеют возможность не бояться превращения их идей в идеологию, с легкостью проникающей в любые сообщества и структурирующей деятельность участников. Возможно, главная задача самоорганизации — не становиться чем-то завершенным и однородным либо находиться в постоянной игре с идентичностями. Можно внести изменения и в сам термин «самоорганизация», понимая ее как длящийся процесс. Так как в русском языке сложнее передать оттенок процессуальности в слове организация, то я использую английский язык для акцентуации этого аспекта. На английском самоорганизация — self-organization, я же предлагаю термин self-organizing, то есть самоструктурирование (organizo — структура на латыни), или самособирание, или самосборка. Но, конечно, насколько это структурирование относится именно к «само», если в нем участвует множество элементов, материальных агентностей, пока еще остается для меня дискуссионным вопросом.

_________________________________________________________________________________

Примечания

1. См.: Матвеева Л. Север-7: Процесс взаимодействия // URL: www.aroundart.org/2015/01/15/sever-7; Филиппов Д. Создание ситуаций: о новом независимом искусстве // Художественный журнал. — 2015. — № 95. — С. 40.

2. Cм.: Левченко Л. «Кина не будет»: Как рождаются и умирают независимые культурные пространства в России // URL: http://www.the-village.ru/village/city/research/305573-dk; Ищенко Е. Почему будущее самоорганизовано // URL: http://www.aroundart.org/2016/03/23/self-organised; Самоорганизация и ее неудовольствия // Художественный журнал. — 2017. — № 101. — С. 84.

3. К сожалению, на русском языке есть не так много информации о новом материализме. Одним из лучших источников о нем является лекция Александра Писарева «Как собиралась материя: small talk нового материализма», прочитанная в 2018 году в рамках курса «Назад к вещам! Новейшие философские течения» Философского клуба Центра современного искусства «Винзавод». Как сказано в аннотации к лекции, «новый материализм — это ассамбляж, заимствующий интуиции, тезисы и ориентиры из исследований медиа, феминизма, экологии, научпопа, философии, антропологии и критической теории, и определенным образом собравший под одним титулом давно витающие в воздухе идеи продуктивной материализации, процессуальности, реляционности, освобождения агентности, сложности, текучести и стирания границ между природой и культурой». На английском языке см.: Sencindiver S.Y. New Materialism // URL: http://www.oxfordbibliographies.com/view/document/obo-9780190221911/obo-9780190221911-0016.xml.

4. Вирно П. Грамматика множества: к анализу форм современной жизни. — М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2013. — С. 17.

5. «Многие должны мыслиться как индивидуация универсального, родового, разделяемого. Так, симметричным образом, нужно понимать Единое, которое, далекое от того, чтобы быть чем-то законченным, является основой, позволяющей дифференцирование, или же допускает политико-социальное существование многих в качестве многих». — Вирно. Грамматика множества. — С. 17.

6. «Множество, наоборот, результат центробежности: от Единого — к Многим». — Вирно. Грамматика множества. — С. 40.

7. «Сегодня основной теоретической альтернативой органическим тотальностям является то, что Жиль Делёз называет ассамбляжами, — целостностями, для которых характерны отношения экстериорности. В первую очередь эти отношения предполагают, что составная часть ассамбляжа может быть отделена и помещена в другой ассамбляж, с иными формами взаимодействия». — Деланда М. Новая философия общества: Теория ассамбляжей и социальная сложность. — Пермь: Гиле Пресс, 2018. — С. 19.

8. «Ключевым понятием этой теории [органического единства] является то, что мы называем отношениями интериорности: части-компоненты конституируются отношениями с другими частями в этом целом. Отделенная от целого часть перестает быть собой, так как быть частью [целого] — это одно из конституирующих ее свойств. Целое, составные части которого самодостаточны и находятся в отношениях экстериорности, не обладает органическим единством». — Деланда. Новая философия общества. — С. 18.

9. Здесь следует отметить, что не только «в сторонних организациях», но и «со сторонними организациями», потому что в логике теории ассамбляжей любые отношения как «внутри», так и «между» по сути отношения внешние.

10. «Иными словами, движение обычно порождает противодвижение, и они оба должны пониматься как составные части единого ассамбляжа». — Деланда. Новая философия общества. — С. 75.

11. Буррио Н. Эстетика взаимодействия // Художественный журнал. — 2000. — № 28–29. — С. 33.

12. Буррио Н. Реляционная эстетика. Постпродукция. — М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2016. — С. 90.

13. «Политическая цель виталистического материализма — не идеальное равенство актантов, но такое политическое образование, между членами которого было бы как можно больше каналов связи (Латур называет это более “васкуляризированным” коллективом)». — Беннет Дж. Пульсирующая материя: Политическая экология вещей. — Пермь: Гиле Пресс, 2018. — С. 135.

14. Например, самоорганизация APXIV была образована в конце 2016 по большей части выпускниками Института проблем современного искусства, чему предшествовало изучение «Грамматики множества» Вирно в летней школе ИПСИ, на занятиях в которой также много говорилось про художественное множество. Неудивительно, что эта левая повестка помогла студентам ИПСИ сформировать впоследствии определенный подход к художественным практикам.

15. В 2019 году в Центре современного искусства «Винзавод» состоялась большая выставка самоорганизованных инициатив «Сообщества и пространства», среди участников которой были и самоорганизации, созданные по заданию преподавателя Института проблем современного искусства Стаса Шурипы. Также можно вспомнить и отчетные выставки студентов «Открытых студий» «Винзавода», на которых студенты использовали тактики самоорганизации по заданию тьютора курса Андрея Паршикова.

16. В значении французского философа Квентина Мейясу, который пишет, что контингентность — это «не-необходимость», которая подразумевает чистую «возможность-вещи-быть-другой», но при этом не синонимична случайности и ближе к понятию возможности или потенциальности.

17. Деланда. Новая философия общества. — С. 39.автор: Руслан Поланин (Баландин)

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки