radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Трансформация социальных норм в эпоху постмодерна и особенности сексуальной маргинальности постсовременности

Anna Samoylova 🔥
+5
Hey you, what do you see?
Something beautiful or something free?
Hey you, are you trying to be mean?
If you live with apes, man, it’s hard to be clean
© Marilyn Manson «The beautiful people»

1. Экскурс в историю

Сексуальные и межличностные отношения — тема, которая волновала всегда и всех.

Еще З. Фрейд c незапамятных времен говорил, что если ты простил человеку все — значит с ним все покончено.

Смысл этой неприхотливой фразы в том, что мы испытываем сильные эмоции только к тем, с кем по-настоящему духовно близки. Если нам все равно, и мы достигаем определенной стадии равнодушия, то становится понятно без слов, что с человеком «все кончено». Как с личностью, как с «социальным объектом», как с тем, кто выполняет определенные социальные функции и роли, вроде — «жена», «любовница», «мать», «сестра», «подруга»…

У каждого человека складывается совершенно уникальная жизнь. Но люди, как социальные индивиды, пытаются вычленить какие-то закономерности. Наиболее известный исследователь на этом поприще — австрийский психоаналитик Зигмунд Фрейд.

В «научном сообществе» к нему относятся по-разному, у него было много учеников и последователей (Юнг, Адлер, Франкл, Фромм и т.д.)

Теория Фрейда сохранила свою первоначальную базу, однако неоднократно подвергалась критике и трансформациям. Например, с Юнгом у него были весьма сложные взаимоотношения. «Характерно, что Фрейд с самого начала выступал против стремления Юнга соединить психоанализ с «грязной ямой оккультизма», что во многом и спровоцировало их разрыв».

С Фрейдом можно соглашаться, а можно нет, но практика жизни показывает, что в жизни «обывателей» действительно имеют место «оговорки», «описки», «очитки», «случайно оставленные письма» и прочие категории анализа, которые вычленил Фрейд в своих исследованиях.

Фрейд пишет: «С практическим значением описки связана одна интересная проблема. Вы, может быть знаете случай убийцы Х. который, выдавая себя за бактериолога доставал из научно исследовательского института по разведению культур чрезвычайно опасных для жизни возбудителей болезни и употреблял их для устранения таким «современным» способом близких людей со своего пути. Однажды он пожаловался руководству одного из таких институтов на недейственность присланных ему культур, но при этом допустил ошибку и вместо слов «при моих опытах с мышами или морскими свинками» написал «при моих опытах с людьми». Эта описка бросилась в глаза врачам института, но они, насколько я знаю, не сделали из этого никаких выводов.»

2. Ближе к современности или безответная любовь XXI века

Проводится немало исследований на тему «дел сердечных». Из недавнего — психологический тест «36 вопросов, ведущих к любви» . Экспериментаторы утверждают, что эксперимент удался, и люди полюбили друг друга. Так же они получили обратную связь в виде серии «Теории большого взрыва», где две пары «поменялись партнерами» и задавали друг другу вопросы из списка.

Финал — естественно, никто никого не полюбил. Вопросы, направленные на уязвимые моменты биографии человека лишь повышают индекс доверия между собеседниками, но весьма сомнительно их влияние на возникновение более серьезных чувственных отношений.

Тема нашего исследования актуальна, и будет актуальна всегда — как люди сходятся между собой, какие мотивы ими движут, какие у них отношения и как они, в конце концов, со всем этим справляются.

Борис Шапиро, кандидат психологических наук, в числе прочего, на своих публичных лекциях спрашивает — на ком вы, как правило, «срываете» все свои обиды?

Этот вопрос звучит как риторический. Потому что все мы подсознательно или сознательно уже знаем ответ — на самых близких или дорогих людях. На мужьях, женах, братьях, сестрах и других, крайне важных и членах семьи. Потому что когда мы ходим на работу, мы копим в себе негативные эмоции, и когда приходим домой, вымещаем все на тех, кто оказался рядом.

У людей могут быть совершенно разные «социальные связи». Этот сухой термин в кавычках не отражает суть происходящего. Иногда ты можешь хотеть дружбы с определенным человеком, сам не зная почему. И ты не хочешь ему «навязывать» свое общество, потому что сам понимаешь, что у него своя жизнь, и свои интересы.

Этот феномен «внезапной духовной близости» широко освещен в социальных сетях — появляется множество картинок на тему «коллективного одиночества», когда все вроде бы вместе, но в то же время каждый — сам по себе.

У Игоря Губермана есть занятное стихотворение» на эту тему, звучит оно так:

Не в силах жить я коллективно,
По воле тягостного рока,
Мне с идиотами противно,
А среди умных — одиноко.

Это нехитрое четверостишие очень емко отражает суть той общественной проблемы, которая сейчас крайне мало изучена, и не понятно, почему так произошло. Наверное потому, что все ученые занимались только тем, что им самим интересно. Стивен Хокинг бороздит просторы вселенной, Эйнштейн борется с тем, что создает теорию относительности, Тесла пытается придумать универсальную формулу для решения всех глобальных земных проблем.

На самом деле — эти проблемы нужны всем, касаются всех, и всем интересно — а что же происходит в постели моего соседа? Жан Бодрийяр пишет: «Массы — это те, кто ослеплён игрой символов и порабощён стереотипами, это те, кто воспримет всё, что угодно, лишь бы это оказалось зрелищным»

«Коллективное одиночество» — это сила, которую никто не оценивает всерьез. И сила, которая может противостоять стратегиям и политическим планам «элиты». Сила, способная разрушить города, и даже страны.

Откуда она берется?

Та, которая «вроде бы» никого не касается. Которая, вроде бы «никому не нужна».

Общество раскрепощает нас и в то же время навязывает множество комплексов. Насаждение «гламура», стандарта красоты и иных «шаблонов» мышления вызывает в умах людей фрустрацию и когнитивный диссонанс.

Это вынужденные меры, которые апеллируют к тому, чтобы вертикальная социальная мобильность давалась людям проще, чем это происходит в XXI веке.

А теперь попробуйте представить себе следующую картину — вы на машине времени переноситесь в XVIII век и пробуете объяснить человеку, который живет в XVIII веке, что вы, имея устройство, позволяющее буквально узнать все тайны вселенной, почему-то используете его для того, чтобы пофотографировать себя и своего кота.

На вас посмотрят так, как будто вы сошли с ума.

Но вы не сошли с ума. Вы просто — дитя своего времени, и вынуждены как-то бороться и адаптироваться к условиям современной жизни, потреблению, бесконечной покупке новых IPhone’s, новых машин, новых платьев… Погоня за любовью стала одним из мифов современности.

Феномен «любви» волновал умы многих исследователей в разные исторические эпохи. Один из интересных трудов на эту тему «Отношения любви: норма и патология» . В этом академическом труде описаны все механизмы мистифицированного явления под названием «любовь». Предисловие поясняет нам, что книга безжалостно раскрывает те тайны, которые, как нам кажется, доступны только в индивидуальном спектре переживаний. Интимное становится общественным, личное выносится на всеобщее обсуждение, и в конце концов все тайное становится явным.

Возможно selfie — трансляция «одиночества в сети» и безответная любовь к самому себе? Проект selfiesity проводит множество любопытных исследований на эту тему. Один из неожиданных результатов для современной России — Москва стала «городом грустных selfie» .

Природа человека устроена так, что при ограниченных ресурсах он начинает думать, искать решения проблем.

Когда ресурсов много, когда они даже в переизбытке, это неизбежно развращает человека, делает из него ленивого, неспособного думать паразита, который как «присоска» потребляет общественные ресурсы .

Попытка осмысления принята: был написан следующий академический труд «Как прожить до глубокой старости». Однако, труд слегка устарел — во времена жизни автора «глубокой старостью» считался рубеж в 40 лет.

Сейчас ситуация поменялась — люди живут дольше, средний возраст смерти — 60-80 лет. Известны случаи уникальных долгожителей — 100-120 лет. Было проведено масштабное исследование, которое выявило «формулу долгожительства» — как правило, до старости доживают люди…. которые были женаты/замужем.

Одинокие, «неженатые» и «незамужние» люди борются с проблемами иначе, используя разные формы эскапизма, а потому их жизненный потенциал расходуется даром.

Следует вопрос — что же нам теперь делать? Всем жениться и выходить замуж или рисковать сыграть в ящик пораньше? Общество постмодерна отвечает нам — вы свободны, имеете право делать что хотите, но вы знаете цену, которую за это заплатите, от вас, мол, никто и ничего не скрывает. Человек сталкивается с вектором вероятности лицом к лицу.

Следом возникают активно изучающиеся проблемы вроде «одиночества в мегаполисах», «одиночества соц. сетей» и как следствие — возникновение разных стадий агорафобии которая проявляется в том, что людям легче общаться с другими людьми, когда они видят буквы на экране. В реальной жизни им страшно увидеть человека и посмотреть ему в глаза. В следствие этого возникает феномен «виртуальной дружбы» — люди могут годами переписываться, при том годами не видя друг друга. Сэм Харрис: «Фрейд и его последователи неустанно напоминают нам об одной истине: каждого из нас раздирают и тащат в разные стороны два противоположных желания — мы хотим смешаться с миром и исчезнуть и одновременно хотим удалиться в цитадель нашей самостоятельности и уникальности. Оба эти желания, если они чрезмерны, порождают несчастье. Нас пугает наше собственное ничтожество, и многие наши дела скрывают за собой прозрачную попытку отогнать от себя этот страх.»

Социальные индивиды по-разному оценивают эту ситуацию, потому что кому-то не хочется покидать зону комфорта, кто-то же себя в ней чувствует как в коконе. Это хорошо отражается в песне группы Fler:

Я незаметно на дереве в листьях
Наполняю жизнь свою смыслом
И пряду свою тонкую нить.
Нас очень много на дереве рядом
И каждый рожден шелкопрядом
И прядет свою тонкую нить.

Возникают разные формы сексуальных девиаций, потому что людей «пресыщает разнообразие жизни» . Люди не хотят заниматься сексом, одна из «функций» которого — общение. Легче «общаться» с самим собой путем мастурбации и просмотра порно. Проблема заключается в следующем — если сейчас идет активное насаждение ЛГБТ сообщества своих «норм» и «порядков», активная пропаганда однополых браков, навязывание своих установок и убеждений.

Идет активная пропаганда и откровенное насаждение start up’ов и образа «успешного человека». Общество навязывает карьерную составляющую часть жизни как основную цель бытия.

3. О распределении информации в постсовременности

Натан Ротшильд сказал, что владеет миром тот, кто владеет информацией. Сейчас мы наблюдаем резонансный политический момент — переход власти к тем, кто владеет большим интеллектуальным капиталом, а именно «нетократия». Сосредоточение власти в руках тех людей, которые умеют «фильтровать» большой поток информационных источников. Произошла подмена «владения информацией»: в СССР была тотальная цензура. Люди собирали «обрывки информации» из разных источников. Одним из таких источников было зарубежное радио. В современном обществе России нет открытой цензуры на информацию. Однако источников познания столько, что человек в процессе познания теряется. Трудно анализировать большое количество исторических, политических, социологических факторов. Появляются блоггеры, пишущие свое мнение о политике. Правда и вымысел, «утки» и объективные факты смешиваются воедино в глобальном информационном потоке. Что мы можем сказать о новостях? Новостей не существует. Уже ничего и ни для кого не новость. И не будет, скорее всего…

4. О сайтах знакомств

XXI век предоставил нам новую уникальную возможность познакомиться со своим потенциальным спутником жизни (муж/любовник/друг), не выходя из дома. Возможно, даже в течение часа.

Есть обратная сторона такого виртуального speed date — люди могут выкладывать свои фотографии вместо чужих. Поскольку данные о себе никто не может проверить, можно писать в графе “о себе” что угодно. Можно в личной переписке рассказывать небылицы.

Можно писать оскорбления, поскольку человек на другой стороне экрана ничего тебе за это не сделает. Это откровенная трусость, которая поощрается глобальной сетью. Постмодерн буквально поощряет личный нарциссизм, неизменно доказывая людям, что любить себя — это нормально. Но когда любовь к себе переходит в патологию, появляются такие фильмы, как «Нимфоманка» Ларса фон Триера.

Стоит ли закрыть все социальные сети, возможности speed date и т.д.? Нет. Есть несколько причин:

1) Социальные сети — это бизнес;

2) Люди вымещают свою агрессию/ненависть/разочарование посредством речи, а не реальных действий, что умаляет количество насилия в обыденной жизни;

3) Иногда изначальная цель сайта знакомств — поиск мужа/жены/друга/любовника/одноразового партнера все–таки достигается. Известны множественные случаи заключения брака.

Возникает ряд проблем, формирующих серьезные комплексы, которые в научном сообществе еще даже не получили “название” или “диагноз”. Люди перестают ценить институт семейных ценностей. Особенно заметно это проявляется у мужчин от 30 до 40. Примером подобного может стать мем: до 30 жениться рано, а после 30 — уже бессмысленно.

5. О проституции как общественной норме

В целом с развитием рынка проституции и обильным количеством желаемого и желающих, женщина выступает как “товар” и лишается статуса полноценного человека. Мало кто может понять, что проституция — тоже профессия. Такая же, как медик/врач/учитель и т.д. Таких женщин всегда награждают уничижительными эпитетами.

И мужчины воспринимают женщину как очередной товар гипермаркета. Женщина выступает в роли вещи.

Бодрийяр: “Все вещи, и машина в том числе, притворяются женщинами, чтобы их покупали.”

Фрейд в своих лекциях по введению в психоанализ пишет: “А вот яркий пример с более приятным исходом. Об одном известном немецком химике рассказывают, что его брак не состоялся потому, что он забыл о часе венчания и вместо церкви пошел в лабораторию. Он был так умен, что ограничился этой одной попыткой и умер холостяком в глубокой старости.”

Можно пойти его выбрать, посмотреть, потрогать и даже “заказать на дом”. Бодрийяр пишет о «симулякрах», имея ввиду копии копий «неживых предметов» , в то время как Интернет делает «симулякр» из живого человека. Появляются мысли о том, как оценивать саму человеческую природу и может ли человек думать как машина, а машина думать как человек ? Финал фильма «Игра в имитацию» ставит этот риторический вопрос ближе к финалу истории.

С рынком проституции мужчин дело обстоит сложнее. Это более редкий и дефицитный “товар”, который доступен только для людей с высоким доходом. Это своего рода “ущемление прав женщины” на свободу сексуальной жизни, ведь если можно заказать женщину, почему мужчину — дороже? Это становится “элитарным” развлечением для женского и мужского сообщества.

Моральные и этические вопросы стоят исследования объемом в собрание сочинений Ленина. Другой вопрос — нужно ли с этим бороться? Феминистки утверждают, что стоит. Они по-прежнему борются за права женщин. Какие им еще нужны права, кроме тех, что уже есть — непонятно.

Но проститутки не всегда работают добровольно. Некоторых принуждают. Если это приобретает характер преступления и вызывает общественный резонанс — стоит бороться, и всерьез.

Данные Комитета Европейского парламента по правам женщин и гендерного равенства дают нам следующую статистику:

• 1 из 7 проституток в Европе являются жертвами торговли людьми;

• Доходы от проституции оцениваются примерно в 186 миллиардов долларов в год по всему миру;

• В 2012 году зафиксировано от 40, до 42 миллионов человек, занимающихся “самой древней профессией” (Fondation Scelles)

• Трудно дать объективную оценку между проституцией и сексуальным принуждением, что неоспоримо принижает женщину как представителя гендера;

• Такие страны, как Нидерланды и Германия легализовали проституцию в целях уменьшения криминогенных ситуаций, которым подвергаются представители этой профессии.

• Подавляющее большинство проституток — девушки и женщины, далеко не всегда достигшие совершеннолетия, вне зависимости от рассматриваемой страны.

Это далеко не полный список той статьи, что была опубликована в прошлом году и включает в себя 89 страниц. Тем не менее, ясно одно — рынок проституции заточен под мужчин, и жертвы в этой ситуации всегда — женщины.

Мужчин в целом такая ситуация устраивает. Ведь если есть спрос — всегда будет предложение. Сухой закон приводит к подпольной торговле алкоголем. Запрет на гомосексуализм приводит к подпольной проституции и массовым самоубийствам геев. В те времена когда гомосексуализм считался заболеванием или преступлением. Запрет за проституцию в России XX века дал массовое возникновение подпольных публичных домов, что и описано в повести «Яма» Александра Куприна .

Общество же постмодерна одновременно давая свободу ограничивает человека.

6. Паранойя как патология постсовременности

Буквально 10 лет назад вы могли пойти куда угодно, не задумываясь о том, что за вами следят.

«Just because you paranoid, don“t mean they”re not after you» , поет Курт Кобейн.

Теория заговора медленно обретает реальные очертания: геопозиция в телефоне, Яндекс карты, просчитывающие маршрут, камеры возле банка и на улице…. Паранойя как психическое заболевание становится нормой жизни. Приватная, частная жизнь становится «общественной жизнью».

Может быть в шутках о шапочке из фольги не так много смешного, как кажется?

Проявления народного творчества разных стран и народов изобилуют юмором на тему того, что все люди находятся «под колпаком».

Маркетологи регулярно «мониторят» вкусы потребителя, ученые разных научных дисциплин выступают в роли антропологов — «лекарей человеческой души». Получается, все следят за всеми? Сухой остаток в анализе дает простой ответ — «тайное мировое правительство» одновременно существует, и одновременно его нет.

Открытым остается следующий вопрос — следит ли за нами «Большой Брат» Джорджа Оруэлла?

Общество пространства постсовременности возводит новые каноны красоты, установки и убеждения.

Человек перемещается из реально-существующего мира в мир Глобальной сети и все больше там осваивается. Появляются новые виды социальных связей, такие как «виртуальная дружба» и «виртуальная любовь», а так же «виртуальные проблемы», которые вряд ли могут возникнуть в отношениях “face to face”.

Постсовременность во всей сложности происходящих и переходящих процессов оказывает влияние на изменение культурного кода человека, радикальную переработку «коллективного бессознательного» и формирование новых установок, стереотипов и убеждений. Патология становится нормой, а норма — патологией.

Личность теряется на фоне корпораций, сексуальность приобретает фиксированную цену, становясь «товаром на полке гипермаркета», маркетинговые технологии — определяют ценностные ориентировки.

Сексуальная маргинальность приобретает характер нормы для человека постсовременности. Лозунгом XXI века несомненно стала свобода во всех ее проявлениях, однако часто эта мнимая свобода означает произвол одной личности для удовлетворения сугубо-эгоистических потребностей другой. Социальные отношения переходят в рыночные, и развитие капитализма и процессы глобализации, несомненно, этому способствуют.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+5

Author