radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

«Идеальный муж. Комедия» Константина Богомолова в МХТ имени Чехова. Новые идеалы и их отсутствие.

Antonina Shevchenko

На «Идеальном муже» зрителей беспощадно подвергают шоковой терапии. Заставляют смеяться и ужасаться, искать в самом себе червоточины, уворачиваться от острых режиссёрских стрел, заряженных как положительным, так и отрицательным зарядом пушечной мощи, каждого в зале испытывают на прочность и порочность. Выживают сильнейшие, слабые покидают театр в антракте. И те, кто выходит со спектакля возмущённым и обеспокоенным, и те, кто аплодирует стоя, кажется, достигают желаемого режиссером эффекта. Эффекта осознания того, что происходящее на сцене неправильно, и с этим нужно что-то делать.

фото — журнал «Афиша»

фото — журнал «Афиша»

Идеальный муж живет в ЖК на Цветном. В его квартире панорамные окна с видом на церковь. Каждое утро его жена готовит овсяную кашку с маслицем для его сгорающего в огненном пламене гастрита желудка. Он «министр резиновой хрени». Он счастлив. Его жена тоже, но только, когда на ее счет капает bablo. Она живет без любви. Он любит и любим. Его любовь — это бывший киллер, а ныне звезда российского шансона Лорд. И длилось бы счастье этого треугольника вечно, если бы не появился четвертый угол — Миссис Чивли, которую уже убивали, как Лору Палмер, но она в отличие от нее воскресла.

Богомолов-филолог собирает литературную мозаику, бетонируя зазоры собственным текстом так, что места склеек на глаз определить трудно. От «Идеального мужа» Оскара Уальда он оставляет только геометрический рисунок с четырьмя сторонами. В его периметр он помещает героев «Портрета Дориана Грея», вместе с ними избавленных от романтизации чеховских трех сестер, все–таки добравшихся до Москвы и разглагольствующих в модном кафе о пользе «рЫботы», а также лиц совсем уж современной картины мира. В канве уальдовского сюжета точечно и точно тонкой иглой прокалываются чуть ли не все болевые точки общества. Лечение иглоукалыванием нравится не всем. Постановка за пять лет своего существования повидала всякое. И после того, как очередные униженные и оскорбленные активисты прошлой осенью выбегали на сцену с криками «Это не Чехов!», с чем трудно не согласиться, у авансцены все четыре часа дежурят четверо охранников. И хотя, подобное можно увидеть только на рок/поп-концерте, на «Идеальном муже» секьюрити не вызывают ни удивления, ни ощущения их посторонности. Они — часть кремлевского концерта Лорда, часть жизни «министра резиновой хрени», часть публичной церемонии бракосочетания Лорда с «Лорой Палмер». Константин Богомолов тасует классических героев с современными кумирами, создает оммажи на «Белое солнце пустыни», когда Лорд вспоминает маму, и на скандальное выступление Мадонны в образе Иисуса, когда душа художника, нарисовавшего портрет Грея, отходит в мир иной. Он нанизывает многовековые тексты Шекспира и Гете с цитатами из стихов Веры Полозковой, блатными песнями и патриотическими лозунгами на один сюжетный стержень, создавая собственное «Криминальное чтиво» на русской почве.

Богомолов-режиссер снимает глянцевую обложку, достает скелеты из запыленных шкафов и демонстрирует высшее общество в ее самом низшем проявлении. На оборотной стороне медали оказывается толстый слой плесени. Кумир миллионов звезда шансона Лорд (гипнотически инфернальный Игорь Миркурбанов) — в прошлом убийца; чиновник и проповедник «гетеросексуальной нравственности» Роберт Тернов (переливающийся от свинцово жесткого до пастельно мягкого Алексей Кравченко) — латентный гей; представитель церкви Отец Артемий (обманчиво ангельски нежный Кирилл Власов) — растлевающий детей и пожирающий тело художника дьявол; идеальная жена идеального мужа Гертруда Тернова (мгновенно изменяемая Дарья Мороз) — не видящая в детях выгодного капиталовложения мегера. В этом клубке кобр и аспидов самым безвинным оказывается образ вечно молодой Миссис Чивли (вечно молодая Марина Зудина), чья миссия строительства смутного счастья на обломках разрушений оказывается невыполнимой.

Любить и ненавидеть спектакль Богомолова можно по одним и тем же причинам, например, за его смелость. Недвусмысленные намеки на отношение церковников к детям и отношение к ним же в детских домах вызывают у публики разную реакцию: гомерический хохот и возмущенный шепот. Но разыгрываемые в театре сцены ничуть не отличаются от заголовков сегодняшней новостной ленты. Когда Лорд решается усыновить ребенка, любезная дама из детдома спрашивает, кого он предпочитает: блондинок, брюнеток, а мальчика можно взять и двенадцати лет — «они сейчас рано вырастают». Знать о том, что это имеет место быть где-то в мире проще и легче, чем видеть их даже не вживую, а в виде инсценировки своими глазами. Но в отличие от назидательности условных звягинцевых Константину Богомолову удается выныривать на поверхность с глубин неразрешенных социальных проблем за счет тонкого юмора и обильной музыки.

В «Идеальном муже», который больше похож на сборный эстрадный концерт или капустник, нет ни одного положительного героя. Герои нашего времени ничем не лучше времен Лермонтова. Здесь нет добра и зла, персонажи находятся далеко за гранью черно-белой шахматной доски, их дворцовые игры проходят в монохромном глубоком сером поле, где всегда можно найти огромное пространство для высоких слов, но не для идеалов.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author