Классы и художественные расы в эфире

Светлана Веселова
18:12, 06 сентября 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

По отношению к Марксу я вел себя как физик, подобный Ньютону или Энштейну. Нужно понять развитие капиталистического общества как 
изменение его энергетических технологий.
Фуко

Девиз: разыграй класс в художественной расе

Разделение общества на классы спрятано в строе языка и образов. Коллективный символизм организован вертикально, разделяя общество на верхнее и нижнее. В этой структуре, определяющей то как мы думаем и видим высокое оказывается наверху, бесполезное внизу. Высший, правящий класс описывается как хороший, а управляемый как низкий, плохой. Хороши те занятия, которые ведут наверх.

Image

Капитал зародился раньше Нового вемени и на протяжении своей длинной истории менял способы своего первоначального порождения -накопления: торговый, ростовщический, финансовый, финансово промышленный индустриальный, информационный. которые на длительных участках истории идут с теневым накоплением через грабежи, мошенничество, рейдерские захваты, войны. Эти процесссы подтачивали вертикальный символизм. В Новое время правящий класс буржуазии (в отличие от прежнего: феодал -собственник земли- рыцарь) находится в становлении горизонтального обмена, подрывающего феодальную лестницу: В картине «Менины» Веласкеса изумленный зритель обнаруживает себя в зеркале рядом с королем и королевой, около которых он может оказаться ввиду новых деклараций прав и свобод, обменивая свой статус на фигуры, расположенные на разных планах картины между ним и королевской четой, а именно фигуры собаки, шутов, фрейлин, самого художника, инфанты… и разве только гофмаршал королевы, выходящий из планов картины в свет через маленький проем в самой глубине картины «может уйти». К чему? Отчего? Куда? Как? Зачем?

Image

Это продвижение вперед через обмены статусов, ввиду зарождения нового класса буржуазии, выстраивает горизонтальную прямую перспективу, но, при этом, продолжает рассматриваться как более высокий уровень развития: То, что ценно, больше не исходит непосредственно сверху, от Бога, но развивается прогрессивно. Ценно то, что прогрессивно: будь всегда новым в Новое время! Хороши те занятия, которые ведут к прогрессу и изобретают новые средства производства, однако власть получат лишь их собственник, который редко бывает их производителем.

1. Два полюса осмысления теории классов.

Марксистское понимание класса, основанного на отношении к средствам производства, с помощью которых обеспечивают свое существование. Как бы не были различны сословия и социально- политические группы, они вовлекаются в процесс классообразования в ходе производства: собственники рабочей силы — пролетариат, собственники средств производства — буржуазия. Кто тогда изобретатели этих самых средств производства –станков, систем машин — творческий класс: собственники капитала или собственники рабочей силы? И как и кем осознают себя в диалектике классобразовния, проходя стадии «в себе», не осознав своих интересов и отличий, и «для себя», осознавая свои интересы и отличия от другого антагонистического класса. После ликвидации классового общества Богданов хотел всех превратить в творцов своих же творений и оттого «наука самоорганизации» о самореферентных самоорганизующихся системах с обратной связью.

Другой полюс в понимании процесса классобразования в обществе принадлежит Герберту Спенсеру, современнику Маркса, развившему аналогию между биологическими и социальными организмами. В ходе внутренней дифференциации социальной среды образуются органы, которые интегрируются между собой. Дифференциация идет непрерывно, образуя бесконечное количеств фрактальных слоев в процессе рассеяния энергии, что может быть другой формулировкой закона энтропии. *Источником образования классов являются завоевания, занятие (во обоих смыслах этого слова: занятие территории, страты и профессионаьное занятие) . Низший класс функционирует в извлечении из среды пригодной пищи в форме не запрещенной программным кодом и ее обработки, средний — функционирует как логистика, сосудистая система, доставка, покупка и продажа, высший господствует благодаря установке программных кодов на систему. Не воспроизводя номенклатуру классов Парето, что может быть и театрализована до глупости, отметим введенное им понятие социальной страты, между которыми могут переходить индивиды и группы, руководствуясь «инстинктами комбинаций и постоянства агрегатов".

Вебер критикует Маркса, видящего только экономический источник социальной статификации, и предлагает концепцию множественных источников социальной иерархии, среди которых также власть и престиж. Биение множеств на границах этих источников различия образует классы, статусные группы и партии. Собственность и отношение к средствам производства не единственный критерий.

2. Случай (алеаторный материализм Альтюссера)

Альтюссер критикует Маркса за то, что тот не видит масштаба микроуровней за масштабом макроуровня способов производства, их как известно 4 (античный, феодальный, капиталистический и едва ли понятный Марксу азиатский, в который вошли все способы, что не первые три). Что такое способ производства&? — спрашивает Альтюссер у Маркса: Эти элементы представляют собой накопление денег («владельцами денег»), накопление технических средств производства (инструменты, машины, производственный опыт рабочих), накопление производственного сырья (природа) и скопление производителей (пролетариев, лишенных прежних феодальных средств производства). Элементы существуют в истории в «плавающем» состоянии до их «накопления» и «комбинации» в способе производства, каждый из которых является продуктом своей собственной истории и случайной сшибки элементов. Мы можем не понимать всех процессов, но момент порождения Капиталистического способа производства — это момент случайной сшибки: владельцы денег встретились с сырой рабочей силой, лишенной земли (средства прежнего производства). Результат столкновения капитала и сырой рабочей силы — отклонение , сдвиг , смещение структуры. Меняется форма собственности: собственность на землю замещается собственностью на средства производства. В отличие от земли капитал мобилен. Этот процесс порождения капиталистического производства порождает себя каждый раз заново и происходил и прежде XIV в в Англии и порождается и сегодня, и не только в странах третьего мира. Но Маркс отказывается от случайного характера встречи в пользу концепции тоталитарной, телеологической и философской, знающей все причины и цели и не признающей случай. Маркс намеренно избегает мыслить случайный характер «встречи» в пользу того, чтобы мыслить исключительно в терминах свершившегося факта «взятия». Поэтому Маркс и Энгельс видят пролетариат как «продукт большой промышленности», «продукт капиталистической эксплуатации», «промышленной революции» как если бы процесс мог существовать до своего существенного элемента как будто бы структура предшествует элементам как своим продуктам. И пролетарии и буржуазия как элементы общества существовали и прежде, считает Альтюссер, но не приходили в комбинацию капиталистического способа производства. Он оспаривает ход Маркса: де буржуазия приходит на смену феодального класса. «Что если все было не так?», что если «буржуазия была не отрицанием господствующего класса феодалов, а его кульминацией и, так сказать, высшей точкой, его высшей формой венцом совершенства»* ЭЛЕМЕНТОМ СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА, КОТОРЫЙ ПРЕВРАТИТ их В ДРУГУЮ КОМБИНАЦИЮ, в комбинацию капиталистического способа производства. Способ производства не предшествует элементам, но рождается в результате их уникальной сшибки, что случайна, могла бы не быть, но выпадала несколько раз подряд с большой вероятностью.Способ производства — это комбинация, которая в результате итеративного повторения навязывает свое единство ряду элементов. Так в феодальном способе производства элементам навязываются значения (или на элементы накладываются значения: владение имением, включая крепостных, которые в нем работают, владение коллективными орудиями (мельница, сельхозугодья и т. д.). СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА представляет собой КОМБИНАЦИЮ, которая ПОДЧИНЯЕТ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ (средства производства, производителей) господству совокупности, в которой именно владельцы средств производства доминируют. Эта комбинация существенна [est d’essence], устанавливается раз и на долгий срок и соответствует вектору прокладки линков и ссылок между прошлым и будущим.

Как если бы элементы были стоящими на доске фишками, играть в которые можно было бы согласно разным сводам правилам, которые наделяли бы фишки значениями и могли приостанавливать друг друга, направляя ходы фишек. И вот вопрос можно ли играть в нарды и в шашки одними и теми же фишками одновременно, ведь правила собирают их в различные комбинации, и как будет выглядеть биения таких комбинаций друг на друге? Пиранези уже мыслил архитектурные стили нового времени не номенклатурой, а как такую игру фрагментами планов древнего Рима, превращенными в пазл и собираемых вида декора, обретающего при масштабировании облик барокко ли, класстцизма, маньеризма.

Пиранези. «Карта античного Рима» из серии «Римские древности». 1756.

Пиранези. «Карта античного Рима» из серии «Римские древности». 1756.

3. Вектора и информационные потоки желающего производства. Изменение энергетических технологий. Либидо

В «Манифесте хакера» Уорк обращает внимание на изменение собственности «высшего» класса: С развитием и новых материальных условий производства — городских цехов — собственность на землю перестает быть ведущей и замещается собственностью на средства производства. В отличие от земли средства производства могут быть мобильны. С развитием ТЕЛЕСТЕЗИИ (теле-фон, визор, портация) власть принадлежит уже не тому в чьей собственности земля или средства производства, хотя они по прежнему играют роль, а тому, кому принадлежит вектор (железные дороги, спидвэи, авиалинии и линии передачи информации). Высшим классом становятся владельцы векторов. Информационные потоки производятся через желающее подражание в разделении труда в массовых коммуникациях. Телестезия — передача информации на расстоянии, к мессенджерам добавляются киссенджеры, мы большей частью живем в эфире, передавая ощущения и чувства, мы расширяем потоки передачи. Это и нужно господствующему классу, так мы поддерживаем вектор, вокруг которого потребителя заставляют мутировать и пульсировать. Кажется в эфире «ВСЕ позволено», все, что не запрещено программным кодом. Векторная передача без потери при масштабировании однако несёт большие потере на входе- при переводе в вектор, производя только разрешенные сенсорные системы. Попробуйте перевести свою фотографию с мягкими переходами цветов в жёсткую векторную графику и посмотрите что останется от пиксельного образа. То, что осталось от Вашего лица- разрешено кодом на экране, актуально, стало видимо на матрице.

Система векторов, контролируемых властью, передает и заполняет спидвэями по которым гонят цветные пятна, складывающиеся в образы и слова, складывающиеся в месседжи, наркотики, целофан, мусор, все сенсорное пространство, динамически образуя фрактальные самоподобия в разных масштабах так, что в одном может не узнаваться другое подобие.

Система управления обществом изменилась. Кто правит правителями, когда психическая и либидинальная энергии циркулируют в информационном «Эфире» и «Среде». Нам доступны товары и услуги, образование, чувства, которые дозволяет программный код. Во всех без исключения доменах человеческого бытия: физике и сексуальности, биологии и политике, программировании и искусстве господствует «природа» разрешенных векторов, которые намагничивают пользовательскую массу, ориентируя энергию желания вдоль вектора. Эти дозволенные кодом программирования вектора и нужно творчески хакнуть, — говорит Уорк. "Взломать — значит абстрагировать. Абстрагировать — значит создать плоскость, на которой различные вещи могут вступать во взаимосвязь. Это, в свою очередь, означает производство названий, чисел, мест и направлений этих вещей. Оно же — суть создание видов отношений и отношения отношений, в которые вещи могут вступить независимо от того, происходит ли она в технической, культурной, политической, сексуальной или научной сфере».

Фуко сказал о себе, что он вел себя по отношению к Марксу, как физик подобно Ньютону или Эйнштейну. В истории сексуальности и дисциплинарного общества он рассматривает капиталистическое развитие как изменение его энергетических технологий. Фуко разрывает условную связь между развитием капиталистических производственных отношений и появлением современных властных диспозиций в пользу аналитической сетки микрофизики власти. Он показывает, как трансформируется субъективация с трансформаций силовых технологий. Надзор и наказание превращаются в контроль векторов коммуникаций.

Капитализм возник не просто в результате изобретения паровых машин. Чтобы капитализм работал, людей нужно было дисциплинировать в процессе, который длился веками: производство товаров шло рука об руку с «производством» фабричных рабочих. Сто лет назад здесь были так называемые исправительные учреждения формировавшие класс рабочих.

Исправление людей, которых нельзя было использовать на заводах как женщины и дети передавалось в семьях. Согласно Фуко, семьи образуют центральную точку перехода от дисциплинарного общества к обществу биополитического контроля: именно здесь воспроизводятся «классовые тела». Воспроизводство классов идет рука об руку с классизмом — эссенциализацией класса. Когда Культурный империализм берет верх, воспроизводство классов происходит уже не руками грубой силы. Культурный империализм означает стратегию исключения, которая даже заставляет дискриминируемые группы считать себя «другими», согласно критериями оценки правящего класса. О том, как эффективно действует символическое насилие говорит Бурдье. Символическая власть проистекает из неузнавания социальных отношений в качестве исторически вероятностных, особенно правил, управляющих отдельными полями, принимаемых за естественные правила. Мы не узнаем правила, которыми опосредованы управления социальными полями. Воспроизводство существующего неравного распределения ресурсов происходит так: индивидуальные ресурсы (капитал) производят структуру характера (габитус), порождающую конкретные типы поведения в контекстах конкретных социальных игр (поля). Далее эти контексты стабильно воспроизводятся, поскольку процесс связывания в одно капитала, габитуса и поля систематически искажается основополагающими представлениями, служащими легитимации существующего неравного распределения ресурсов (символическая власть).

Развитие телестезии в беспроводной интернет сети меняет микрофизику власти, желания и господства. Скорость и многоканальность перемещения по спидвэям и в сети интернет, приближающаяся к многообразию процессов происходящих в горизонте мира, уменьшает зависимость воспроизводства психической энергии от локальных ритурнелей. Либидо мигрирует в сеть. Развертывания показов в сети предъявляют в короткие интервалы времени быстрые потоки объектов, стремясь к не дифференцированному континууму желания в чувственной плазме, иной формой которой может стать сознание. Сеть разыгрывает эмоции, способ бытия друг с другом и производит эмоциональную плазму желания. Можно перефразироваить Шекспира: «сеть — театр, и акторы ее — актеры».

4. Разыграй класс в художественной расе

Одна из нашумевших в Германии историй — история «Schwesta Ewa» (Schwesta — жаргонный сбой cлова die Schwester- сеста), полячки, которая перешла из класса рабочей проститутки в артистическую расу, разыгрывая классизм как эссенциализацию культуры угнетенного пусть и в «ласклвых гетто» рабочих. Чтобы получить доступ к средствам производства, нужно сломать сам прежний способ классового производства, производящий людей в данном фрагменте и сегменте низовой культуры классовых отношений. Своим собственным становлением в желающем производстве «Schwesta Ewa» взламывает воспроизводство, удерживающее желание в культурной нише вышедших в тираж клише жизни. Не быть ничем и быть одновремено в свободном непрерывном производстве будущего в интересах всего угнетенного класса (рабски удерживаемого вдоль санкционированных векторов производства желания)

Понятие РАСА присходит из средневековой эстетической теории театра Индии, изложенном в трактате Натьяшастра, который пришел в Европу с походами Александра Македонского и разросся из лаконичного источника во множественные фрагменты теории художественной расы: от «Миртеатр, людиактеры» Шекспира до ожидания новой художественной расы «творян-будетлян» ,производящей новое новым, Хлебникова, или глядясь друг другу произведениями искусства гостей дома Максимилиана Волошина, Аделаиды Герцык, «садов Гафиза», что растил в своей башне Вяч. Иванов.

В случае «Schwest Ewa» Класс разыгран в ритме паресийного речетатива  и жестовой образности, расе рэпа, что видимо черна как районы афро-американцев, где возник рэп (буквальный перевод - стук) среди дискриминированных по классовому и национальному признаку кому «пепел Класа» стучал в сердце. 

Однако мастерство актера подвластно всем классам, всем расам как бы не отрицал это режиссер Михалков устами своего героя, потешающегося над поместным дворовым «черномазым», что играет на пианино лишь по видимости в фильме «Не оконченная пьеса для механического пианино».

Очевидная игра омонимии и синонимии географической и театральной расы, биение их значений друг на друге  позволит нам создать продуктивные заносы, если не выносы из наезженной колеи, что клеймит представление, и если не "идолами рода", то идолами века.

Идея географической расы становится местом интереса и полемики в Новое время, следуя и подрывая его программу, которую можно было бы сформулировать так: исследуя природу, противопоставь ей себя. «Быть тем, кто не есть, становиться тем, кем никогда не был», — ни в этом ли девиз Нового времени, времени становления капитала все новыми и новым способами его порождения, времени новых производственных отношений и производительных сил, что находятся в миграции и сгущении вокруг становящихся фабрик и рынков сбыта, все более отрываясь от климата, почвы, а значит и уместности признаков человеческой расы в данной географической зоне. Кант в Über die verschiedenen Rassen der Menschen задает вопрос: как сочетать множественное многообразие в порождениях с величайшим единством происхождения. Кант показывает, что географические условия задают цель антропологическим задаткам , превращая их в свойства, при этом ¾ задатков остается в тени или даже блокируются. Раса некий образ обоюдовысекаюих себя друг в друге природы и социальной общности в действии энергии пассионарности. Энергия пассионарности, о которой токует Гумилев, в разной степени свойственна разным этносам, в которые так неравномерно разрослись расы, занявшие культурные и экономические ниши.

Подобным образом и художественная раса невозможна без энергии рати --- влечения, но производит биение потенциальных возможностей на вероятностной выборке иначе. В теории индийского эстетического трактата о театре раса -тон, вкус, масть, тема, амплуа, образ, имидж, некоторое состояние, которое достигается в процессе любовных отношениях с Кришной. Бог наслаждается эмоциями расы, вызывая влечение — рати. Изучающий шастры может достичь совершенства в их знании, но так и не понять вкус расы. По мере усиления рати — влечения и раса усиливается. Движение к расе засекается по бхавам, умонастроениям, тому, что Бахтин назовет интонацией, тоном, тональностями, что могут быть эмоционально-волевыми, эмоционально-желающими, эмоционально- любовными, эмоционально-воинственными. Но без рати(влечения) бхава не станет расой, ибо раса проявляется в сериях показов (абхаса) тогда, когда рати приносит вкус. У влечений есть вкусы. Расу можно только ощутить, а не слушать рассказы о ней. Насладиться расой не то же , что изучать шастры, ибо можно достичь совершенства, но так и не смочь понять вкус расы. И однако художественная (эстетическая) раса, в отличие от географической, и социальной не наследуется. То есть выборка потенциальных возможностей вероятностными состояниями происходит иначе, чем в горизонте географической расы.

В паресийной речи рэп- речетативов Schwesta Ewa создает престиж нового образа, имиджа — художественную расу как новое смысловое единство поведения во множестве сенсорных и экзистенциальных полей, что проживаются ее поклонниками в эфире в многообразии показов, создающих отношения наслаждения и отвращения. Таким образом прокрустово ложе культуры низшего класса, удерживаемое эфиром, поляризованым вдоль векторов информационных полей может быть взломано, новыми быстрыми производствами желания и новыми разделениями труда в таких производствах. Художественная раса может стать социальной как некая пробная форма существования, меняющая разделение между производством и потреблением.

Эстетическая раса, как часть социальной, в отличие от географической не наследуются, хотя и производится энергией рати, либидо, пассионарности, и как бы ее не назвать, будь то и эросом. При этом значение географии, территории, непосредственного социального окружения имеет тенденцию к снижению, по мере роста скорости передачи в сети интернет и спидвеев. Сегодня битва разворачивается в эфире, за эфир, за поляризации в доменах сексуальности, политики, биологии. Эфир — это и область военной авиации и компьютерной анимации — ветвящиеся коммуникационные пути с установленными на линиях кодами в «ласковом гетто» котророго держат пользователей (подчиненный разрешенной в коде системе чувства и желания класс) хозяева информационных векторов (господствующий класс). Хакер, которым господствующий класс держателей векторов пугает пользователей, движется в эфире, размыкая вектора поляризации эфра, он освобождает для новой жизни и чувства этой жизни, создавая пробные формы существования, новые социально- художественные расы. Битва за энергетический ресурс в новом способе производства, разделения труда и собственности на средства производства сигнала и показов в эфире. Разыгрывая класс в художественной расе Schwesta Eva создает новые типы проживания и новые фильтры чувственности. Кроме прочего в сети ищут интенсивности чувственной плазмы, идут чтобы прожить совместный чувственно- образный континуум. Образы сети — не бестелесное представление, но материя нашей жизни, изменчивость самой материи. Мы растворены в этой чувственной природе , на которой установлены фильтры. Материальность чувства — материальность, которая когда- то была картинами (живописью, фильмами, видеоиграми), а стала типами (расами) нашего проживания. Образ — материя расы. Каждый переход жизни на новые медианосители необратимо меняет энергетические технологии социальности.

Рассуждая о географической расе. создали ли Кант новую расу философов, ее вкус, тон, имидж? Кант отдает дань тому, что человек создан для жизни во всех климатах и на любой почве; в нем, следовательно множественное многообразие зародышей и природные задатки (потенции), чтобы при случае (авэ теория вероятности) либо развернуться, либо не проявиться, дабы он мог приспособиться к своему месту в мире, которое ему и в котором ему ничего не заказано. Раса Кана могла бы иметь девиз «нужно мыслить должное». Чистая воля (желание) и императив коррелят ее. Раса Канта — это вечное долженствование, а не сущее, никогда ни поступок. Желаемое никогда не принять за действительное, потому что истинно желанное, это закон императива и его долг, но они ни исполнимы. И если философия сегодня все еще возможна после констатации смертей ее многочисленных рас, не должна ли она изобрести свою новую расу? Это может быть слишком прекраснодушно так рассуждать на фоне разыгрывания кроме прочих тюремной расы иностранного агента в РФ рубежа 2020-х. "И разве только гофмаршал королевы, выходящий из планов картины в свет через маленький проем в самой глубине картины «может уйти». Предельный переход. К чему? Отчего? Куда? Как? Зачем?

философия#теорияклассов#классизм#расизм#театральнаяраса#натьяшастра#алеаторныйматериализм#альтюссер#маркс#фуко#хакер#эфир

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File