«Замысел», «Русская Осень» и тайны донецкой степи

Андрей Коробов-Латынцев
18:00, 04 января 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Image

В 2019 году вышел фильм «Замысел», произведенный студией «Донфильм». Это первый художественный фильм, снятый Донбассом. Фильм сам по себе загадочен, наполнен метафорами и символами. Не менее загадочен его создатель, о котором почти ничего неизвестно, как неизвестно и о самой студии «Донфильм» — она или еще не существует, или существует в каком-то ином измерении. При этом сам фильм уже успели показать и в Большой России (Москва, Питер, Сибирь, Черноземье, Урал), и в Донецкой Республике. История и обстоятельства интервью, которое публикуется ниже, достаточно странные. Связаться с автором фильма, который в титрах обозначен как «Дмитрий Зодчий», было непросто, и все же мне удалось. Я вышел на помощника режиссера, который согласился устроить разговор с автором. Для встречи меня попросили приехать в определенное место на трассе, там меня встретил фиолетовый «Москвич» и повез куда-то в донецкую степь, которая, как оказалось, таит в себе множество низин, расщелин и скал, и только издалека кажется ровной и гладкой. Через полчаса тряски по степи мы подъехали к какому-то гроту, в котором за столом сидел человек. Он предложил мне присесть. Нашу беседу, которая по ходу становилась еще более загадочной, чем дорога к ней, публикую здесь без изменений.

Поздоровавшись, я хотел было сыронизировать насчет конспирологии и спросить, почему мне не завязали глаза по дороге к пещере, но виды степи отвлекли меня:

— Красиво тут у вас…

— У нас везде красиво, где наш человек не влез и ничего не построил.

— Наш — это чей?

— Наш — это который думает и говорит на русском. Тот, который всюду строит руины.

- Поэтому Вы в пещере решили встретиться, а не в кафе или чайной?

— Это не пещера, а естественное каменное образование, сооруженное настоящими строителями — водой и ветром. Чай и здесь нормально пьётся.

Здесь мой собеседник любезно предложил мне чаю из каких-то трав, после чего представился. Мое имя он уже знал.

— Я хотел встретиться, чтобы поговорить о Вашей «постройке» — о фильме «Замысел». Ведь художественный фильм также можно считать постройкой, только интеллектуальной, духовной. Тем более что это постройка претенциозная — фильм позиционируется как первый художественный фильм Донбасса…

— Претенциозность фильма не в том, что он первый. Первым фильму быть не сложно: у нас никому никогда дела до фильмов не было. Даже прожорливый футболист, имея горы денег, не сподобился что-либо предпринять в этом направлении. Пришлось решиться самому строить донецкий кинематограф. Кстати, фильм не интеллектуальный и не духовный.

— Какой же он?

— Проектирующий…

— Проектирующий что?

— Будущее. Люди (в особенности интеллектуалы) полагают, что существуют какие-то горизонты планирования, что будущее неизвестно, скрыто в тумане, формируется случайным образом. Для них скрыто. Для других открыто. Процентов 97 людей — это «системщики». И те, кто пребывают у руля, и те, с чьего согласия Система существует. Процента три — «антисистемщики». Они ненавидят Систему, всячески критикуют… Тем и помогают Системе существовать. И «системщики», и «антисистемщики» составляют тело Системы. А ещё есть, условно говоря, «внесистемщики». Они находятся вне ста процентов и всегда заняты проектированием новой Системы, которая придёт на смену умирающей. Проще говоря — проектируют будущее.

— Вы сейчас говорите о будущем Донбасса?

— Нет, конечно. Донбасс — это часть Русского Пространства. Передовая, но всё же часть. Заниматься будущим какой-то отдельной от целого части было бы глупо. Речь даже не о России как стране. И тем более не о Российской Федерации как государстве (коему жить осталось недолго, несмотря на недавние прогнозы одного из его родителей). Речь именно о Русском Пространстве и проекте, который будет построен на его просторах и вместо уродливых руин Российской Федерации.

- Вы рассуждаете как минимум интересно — для режиссера по крайней мере. Это больше похоже на речь идеолога, если угодно — философа-мечтателя. Только если философ традиционно пишет книги, при помощи которых проектирует будущее, то Ваш инструмент — это фильм. Я правильно понял?

— Философы ничего не проектируют, а лишь бесконечно размышляют и блуждают в трёх соснах, уводя за собой покорные стада не умеющих размышлять. Я же говорю о конкретном процессе выстраивания будущего. И я вовсе не режиссёр. По крайней мере, до 16-го года, до «Замысла» — к кино никакого отношения не имел. Даже фильмы толком не смотрел, разве что в детстве. Была задача опробовать инструментарий и вытащить во всеобщее поле определенные смыслы. Выбирал между методами. Самым простым вариантом было как раз написать книгу. Но это очень хилый вариант. Определил, что максимальный результат возможен при использовании кинематографа. И пришлось изобретать свой киновелосипед.

— Тогда у меня сразу же следующий вопрос — насколько это будет понятно зрителям фильма? Я слышал очень разные отзывы.

— «Замысел» создавался не ради зрителей и не с целью кому-то понравиться. Совершенно неважно, понравится фильм или нет. Более того — полностью он и не может быть понятен, потому что: а). У зрителя отсутствуют необходимые приборы восприятия; б). Ещё не произошли определённые события. Забавно наблюдать, когда после просмотра интеллектуально развитые зрители говорят: «Классное кино! Я-то, конечно, всё понял!» Они смотрят, видят, что фильм сложный, и дабы не показаться дураками — лукавят. Редко встречается честная реакция: «Интересно. Отдельные места понял, а в целом — нет. Много вопросов».

— А какие события должны произойти? Вы так загадочно об этом сказали.

— Необходимые. Для излечения населяющих Русское Пространство. Русский человек сможет преобразиться только тогда, когда ангелы вышибут прикладами автоматов двери. Значимые лечебные процедуры: гражданская война, громкая фаза Битвы Конца, внешняя интервенция, потеря территорий и части населения. Малозначимые, но сигнальные. Для того чтобы выздоровевшие смогли построить неимоверное и небывалое. Кстати, в «Замысле» внимательный глаз найдёт символьные атрибуты будущей Державы — флаг, герб, лозунг.

— То есть Вы проектируете войны и катастрофы?

— Нет, этим занимаются другие. Мои задачи: планирование строительства нового на руинах старого — от смысловых оснований до визуальных воплощений (концептуальный дизайн — если так будет понятней). А также выявление и подготовка тех, кто будет строить.

— В общем, Русское Пространство не может преобразиться без катастрофы. Надо чтобы наша птица-тройка донеслась до пропасти, и тогда произойдет кардинальный поворот. А что, если люди не примут Ваш проект будущего? Допустим, по какой-то причине не понравился им?

— А у них никто спрашивать не будет. Мы ничего не предлагаем, а лишь уведомляем. Если остановить сотню человек и спросить, куда нам идти — все укажут разные направления, да ещё попутно друг другу глотки перегрызут, отстаивая каждый свою любимую мышеловку. Среди них непременно найдутся готовые сойтись в праведных боях монархист с коммунистом, патриот с либералом, мусульманин с православным… И так до бесконечности, внутри двойки. Мы имеем мёртвое большинство, живущее желудком (их мнение не имеет ни малейшего значения). И есть ищущее меньшинство, оболваненное пастухами всех мастей, пойманное в идеологические и религиозные сети. Искренне желающие преображения, являющиеся по сути живыми детьми, попадают в тенета вещателей Лжи и, наслушавшись аналитиков и политологов, превращаются в важных всезнающих старцев, которые на самом деле не знают ничего. В итоге живое меньшинство полностью дезориентировано, состарено и расфасовано по ловушкам. Так кому нужно понравиться? Сценарий подходит к концу и в нём нет про плюрализм и плебисцит. Те, кому не понравится — будут выброшены на обочину. Там они смогут продолжить рассусоливать про «на вкус фломастеры разные». Единицы, нутром почующие приближение небывалого — будут строителями. И последние станут первыми.

- И в итоге — радужное будущее?

— Внутри людей-потребителей прочно закрепился образ радужного «всего хорошего». Солнышко-тёплышко, песок-пальмы, бананы сами в рот падают. Это мечта человекоподобных амёб, полагающих, что мир создан для того чтобы они смогли хорошенько пожить и как следует оттянуться. Этого не будет. Близится время Человека-Творца. Последний планетарный проект, который будет реализован в Русском Пространстве. Весь позор, происходящий вокруг, грядущие катастрофы на полную работают только на это — ввести в состояние полного отчаяния и заставить пожелать иного. Была короткая «Русская Весна». Сейчас на дворе «Русское Лето» (когда от жары всё гниёт, кругом черви и мухи, поражение и уныние). Дальше, за горами горя, нас ждёт настоящая «РУССКАЯ ОСЕНЬ» во всей красе. Это пронизывающие ветра, ядерный закат и сумерки, захватывающие дух. Там где Свержение Лжи и Торжество Правды.

Далее мой собеседник попросил меня выключить диктофон, после чего стал рассказывать о Будущем, причём с подробностями, которые включали в себя даже меню в бесплатных столовых. Проект этот, конечно, совершенно фантастический, но поражала уверенность моего собеседника, с которой он говорил — как будто это дело завтрашнего дня. Когда он завершил рассказ, оказалось, что «москвич» уже уехал. Кругом была осенняя донецкая степь. Зодчий попрощался и указал мне направление, куда идти, чтобы выйти из степи.

— Что бы вы хотели пожелать читателям напоследок?

— С чего вы взяли что уже «последок» и что у меня есть хотения чего-либо желать или не желать кому-то? Имея возможность узнать важное — вы тратите время на бестолковые вопросы…

После мой собеседник удалился. Через две-три минуты я уже не мог разглядеть его силуэт на горизонте. Не удивленный почему-то таким вот итогом интервью, я отправился по направлению, которое мне указали. Через полтора часа ходьбы я увидел трубы «Зугрэса» — Зуевской электростанции, расположенной на трассе Шахтерск–Донецк, и через еще полтора часа добрался на попутках до столицы Донбасса.

Автор материала: Сергей Трегубов (г. Донецк).

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File