Дека-деДтство.

Azariy Gorchakov
18:28, 05 ноября 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Мастера прошлого как бы ни были они велики у них отсутствуют главная категория- у них абсолютно нет потенциала. Нет главного. У них нет развития, у них оно отнято. Ну да- ушла основа, сама их жизнь! В этом плане, и многие современные мастера от давно умерших гениев ничем и не отличаются. У них тоже нет развития, нет иных не разученных возможностей. И с другой стороны наоборот ведь так много в современных быстро развивающихся художников которые «так кусачи» совершенно не искусны. Поэтому всегда интересны художники в которых есть и «мертвое» ремесло и «живые» навыки. Это наверное и есть те самые большие представители, это когда личности это сразу и ЖАНРЫ. Когда совпадает и находят друг друга такие необходимые для роста условия как (общество) и уровень компетенций (наставники). И в конце концов эти два фактора широкий и узкий, и дают этот самый рост. Личный рост -становящийся ростом для нас всех. Развитие -как способность приближать к зрителям образ будущего, привностить новые идеи, смыслы. Художник и это сразу изменения- эпоха, личность имя! Послание, живопись толкающая на раздумья. Как это благородно! А еще благородней финальная фраза -«такой рождается обычно раз в 200 лет». Нас много и вроде рождаться должны чаще те кто «хоть что ни будь может остальным объяснять, уяснять» те кто понимает вечные законы. Как то наивная вера в гуманистов ученых, давно сошла на нет остались только художники. Кто они пророки, ли просто мастера, умеющие четко «углядеть» наш мир?

«Серая родня.» Сегодня у творца хотят отнять главную его составляющую ремесло, отнять тихо, благородно, и благодардно. Помочь искусству техникой. Забрать традицию, честно вручая новые и классные, инновационные инструменты. Обществу зачастую, в общем-то, на мастерство и неумение творца абсолютно наплевать. «Миру» важна верная, насущная тема-тенденция, указание -путь в перед. Путь это крайне важно! Тайте алмаз мы сами ограним. Общество само большой художник, «большой Брат». И несомненно между человеком и миром скоро состоится «великий брак». Чтобы понять чему научилось человеко-чество надо просмотреть его историю и чтобы не было страшно я предлагаю рассматривать лишь «историю искусства». Обычная история это череда…. Даже не знаю как одним словом сказать, чего… и какое наше качество она олицетворяет. Хочется верить что наша культура это череда созидания, но это не так. Поэтому давайте сосредоточиться на созидателях, таких немногочисленных, а зачастую даже гонимых и одиноких- движителях прогресса.

Как то надо разделить время на этапы, но это долго. Давайте попробуем разделить на тенденции," то хорошо -то плохо".

Вроде общество ищет таланты, и наострено оптимистично, ждет абитуриентов, раскрывает «социальные лифты»…

Но если разглядывать путь что прошли наши художественные воззрения, сразу заметны и иные тенденции. Умонастроения — Анти, негатив, пессимизм. Модернизм, пост модернизм. Пламенеющая адскими судами готика, алкоголическо -опиумный «караваджизм». Странно что упаднические настроения возникают обычно в начале или в конце тысячелетия. Когда раздумья и вопросы. " Куда мы идем и что вообще такое за штука наша Всеобщая история?" Вдруг люди начинают обращать внимание на неустроенность мира, и усердно тосковать.

Иногда «наш славный» путь в регресс это упадок- и слава богу! Ведь это не путь это порой даже паническое бегство- «от края». Иногда обществу очень импонируют диссонансы и даже абсолютно вроде бы негативные признаки, и имморализм. Приходит оно. Декадентство это эстетизированный, сложный противо- мир, состоящий из грусти и диссонансов. «Упаднический стиль» это анти- романтизм, в нем нет надежды на славное прошлое оно не держится корней. Оно боится будущего и от того- это противо -символизм! Потому что тут нет надежды на культурный обмен, и не ищет декадент опору на опыт других народов, и культур, не смотрит на конкурентов. (Деконструкт, это когда надо медленно и от этого красиво умереть в путах, биться в дурмане и грезах) В дека-женстве главная черта пессимизм и разочарование в неисправляемости человечества. Ну и чтобы хоть как то согреться этим, надо лишь устроить яркий «последний пир». Разочарование и разложение, это очень здорово -когда ты стоишь перед пропастью. Все–таки лучше горевать, и «ковырять в носу» чем бодро шагать вперед. Относительный имморализм это восприятие морали лишь как свода правил. Это переосмысление догм которые как бы теперь в прямой зависимости от времени, места, и еще от культурной среды. Переосмысливая можно и многое себе позволить! Это «Бегство» иногда бывает и с препятствиями с разрушением с ломанием старого -«барьеров». Декадентство XX века это уничтожение романтизма царившего в XVIII веке и ли другого врага реализма XIX века. Но не может долго длиться любовь к упадничеству к формализму, к «последней ступени», к концу времен. Нельзя долго заглядывать в бездну, иначе она сама «заглянет куда не надо». Поэтому эпоха тоски, индивидуализма, постепенно сменилась эпохой символизма. И пессимизм потихоньку стал меняться на «сдержанный оптимизм». Тема смерти, тема небытия -края.

Но отодвигаясь от бездны возникает движение и это эпоха модерна. Мягкое перетекание. Тоска по каким-то неведомым духовным ценностям и идеалам, сменилась бодрым дизайном ламп, автомобилей и ковров. Искусство- декадентства, это важный маркер «здоровья общества», вернее его «повышенная температура», румянец и блестящий глаз. Упадок- это когда общество чувствует что идет куда-то не туда. Например сваливается в какой-то тоталитаризм или в мещанство, и чтобы вернуться обратно людям нужны хоть какие то ориентиры. Для этого и пригождается например болезненное «температурное» кривляющийся искусство. Перед тем как окончательно замерзнуть в эпохе тоталитарной реакции. Перед тем как застыть в «меду буржуазности», или «лаке классицизм» живой общественный организм дёргается дрожит. «Зуб на зуб», так чтобы не замерзнуть, не заснуть окончательно в «снегах». Эта дрожь разная, это может быть искусство религиозных реформатов, или «Вертерски» преходящи- уходящие романтики! Именно таким дерганным образом рождается и поэзия обериутов. Наверняка именно так в конвульсии создавался и русский Авангард 20 годов. Остро индивидуалистичный, краткосрочный, он по крайней мере более жив чем сонный сталинский величественный ампир.

Как разобраться что стиль, а что временная тенденция, что временная необходимость что прихоть, а что предназначение. Что земля, а что «нефть» которое несомненно «золото»- но ведь никто веками не знал что с ней и делать! Так столетие эту самую нефть и возили по миру в кувшинах, использовали для притирок, и пикантных добавок в продукты. Нефть это прообраз очевидного, чего много что мы несомненно осознаем, но пока не можем использовать. Зачем ковырять уголь когда вокруг полно дров! Это хорошая аналогия искусства- культуры, чтобы назрела необходимость нужно действительно подойти к краю. Новые, пока немые смыслы -это грань нашего выживание, и осознание что они все за этой гранью.

Люди часто путают это самое важное- «мотив», определяющее мир с модой, с веяниями. Мода- тлеет она неуничтожима и не изгонима. Это вечна борьба длинных и коротких причесок. прочесок. «Это то круговое», то что «из сундука», из копилки неизрасходованного вечного- прошлого. Мода во многом это техническое явление. Ей есть объяснение, она не чудесна, но чудненька. «Не продали эту модель сегодня, предадим через десять лет», это когда все окончательно забудут о ее сегодняшнем провале. Устали от этой идеи сегодняшние зрители, вытащим ее через 20 лет, когда они умиляться тому какими были молодыми и хорошенькими. Мода должна вернуться- это обязанность всех молодых перед стариками. Надо дать уходящим счастье, чтобы они спокойно почили выдохнув и сказав все на конец на кругах своих. Пусть старки усядутся на своих «четырех коней», и уедут. На круг! Давно не было усов, значит пора строить мужские парикмахерские. Може не атк всесильна, и ее тоже опасаются, и побаиваются, ее умело учатся контролировать пускать на верную «дорогу». Когда-то давным-давно очень боялись велосипедистов, им надо было иметь при себе номер, и специальные проездные документы .И вообще-то правила дорожного движения были сделаны совсем нет для автомобилистов, а именно для них. Поэтому велосипедистов и не выпускали на большие дороги, в конце XIX века они катались в специально отведенных местах. Это была Мода- это было дорого и престижно. Так постепенно и «двухколесники» захватили двуногий мир. Малое и великое. Ипподром и настоящая дорога. В манеже спокойней. Можно поднажать на педали, можно притормозить. И правила дорожного движения, это как бы и есть искусство. Разогнались элиты, надо притормозить -чтобы дать дорогу униженным социальным массам. Дозированное подконтрольное, управляемое.

Эпоха (концепция общественного прогресса)- это совсем другое, это насущное. Это проблемы это вызовы, это падаль на дороге. Иногда мода-«солист» совпадает с «генеральным мотивом»- эпохой, как перелом кости совпадает с перегибом сосудов и мышц. Если эпоха- «мотив», главная мелодия, то мода- это какой то речитатив, выкрик, поверх- напев. И этой самостоятельной вставке можно даже не учитывать контекст, она может хорошо ложиться на любую мелодию, как возглас «Браво» из зала. Эпоха-мелодия это идея которая реально волнует общество. Смена «пластинки»-тенденции это его необходимость — это выход ИЗ «модного» заедания.

Тенденции -«ведомое» и «неведомое». Накопление ресурсов и мирные годы! И это всегда ведет к желанию всех победить, и жирно расшириться. Но эпоха это совсем не этот цикл, бег- «тучных и худых лет». Это не «сжатие» и «расширение». Это самые настоящие инновации, невиданные новинки, что то что не конфликтует с прошлым, не конкурирует с «Классикой», а отменяет «все». Был лук, стал арбалет. Потом ухнуло пулей ружье, и сразу отменило и «стрелы и болты». Моду легко прогнозировать и перезапускать. Эпоха сама перезапускает цивилизацию. Комфортно и легко свернуть на путь моды и стиля, например делать искусственные хиппи революции, возрождать реп девяностые, пересоздавать коллекции. Музейно добавлять нонконформизма, и феминизма в бушующее общество. Но «эпоха» это неведомое, новое, за него надо бороться его просто так не сконструируешь. «Пот тут не пригодиться -тут нужна кровь». Бесполезно высаживать чудные ростки, пока не будет удобрительного пепла сожженного мира, без пройденного «убедительного ада», не будет «корней». В этом плане современное общество крайне самоуверенно! Оно считает что только «дайте нам идею, а мы уж сами как-нибудь её воплотим»! Мирно! Лозунг -«пусть сильнее грянет очищающая буря отменен.» Пере воплотим, создадим под инновацию технологию, впишем ИДЕЮ в истерический исторический контекст. Сконструируем, дадим новому и сиквел (придумаем во что это должно постепенно развиться) и создадим приквел, (предысторию от куда что взялось у идеи). Это страх! Так не хочется пепла. И никогда не хотелось. И вериться что можно без героя, без гари и пламени. Вериться что можно мирено, можно как то с перегноем, или гноем. Гной это как раз то самое постмодерне прекрасное цветение аморализма! Все мечтают прекрасно почти безболезненно стогнировать.

Проще конечно утешать себя этим «вечным циклом», верой в то что история это война запада и востока, севера и юга, что это республиканцы и демократы, трудиться бунтари либералы и реакционеры консерваторы. Велосипед и мото-цикл!

Сегодня у нас на повестке при всем многообразии линий тоже безнадежность, пред декадентство- предчувствие упадка. Чайное эко, его зож. Торжество личного, частного приватного. Отказ нового искусства от «политических и гражданских тем» и старые декаденты тоже именно это считали проявлением настоящей свободы творчества.

мы уникальны! Потому что как никогда как ни в какую другую историческую эпоху мы абсолютно не знаем куда двигаться. Раньше была цивилизация! Опора! Если на протяжении тысячелетий 2 штук тысячелетий, у нас был продуманный путь. Хотя бы был какой-то ориентир пусть и религиозноый, теперь он окончательно снят с повестки дня, года и столетия. А гуманизм и наука оказалась штука слишком жестокая, для мелкого, хрупкого и романтичного человечества. Мы так соскучились по откровению, наука нас тут как то не радует, «Проект геном человека» это как то сложно непонятно и скучно. А для покорения космоса мы еще не готовы. Где путь! Нас уже давно не посещали пророки. Где видения, где откровения, где пришествия ангелов! Где те самые пришествия, танцы богов к которым так уже сызмальства приучено человечество. (раз в 200 лет?) Бахаи, церковь муна, аум сенирке? Мы так пристально относимся к проявлениям божественного, но наш «прагматичный век» явно не способствует чудотворцем, прорицателя, магам. Есть постники, и добряки- но больше не ходят по нашим дорогам бессмертные, и учителя! Так бродят по ним лишь комувиажоры фокусники и коучеры. Мы научились фиксировать слова и показания очевидцев, древняя магия рассеялась, и вопрошаем была ли она? Старый мир грез и мифов обратился в сериальное фентези. Мы живем в системе подновляемых «статских знаний». Это как термитник который постоянно подмывается дождями, и его постоянно надо обновлять. Научная доктрина оказалась крайне жесткой к нашим планам на будущее. Церковь заменила прогностика, аналитика, и научная фантастика. Все пророки ушли на биржу, угадывать рост акций. Ученое беспощадно для тех людей которых можно красиво назвать романтиками. Что нам теперь искать в своем археологически изученном прошлом, — только тайны пришельцев, атлантидов, и антарктических фашистов. Вообще что связано с жизнью это всё-таки развитие, тяга к чему то иному. Путь это и и болезни, которые не всегда окончательны, но часто лишь болезни роста. И исторические уроки вдруг как прививки. И есть еще медицинский термин толерантность! Это значит не возможность сопротивления болезни. Вдруг такое странное определение такого благородного слова. Ведь именно на этом слове мы сегодня фактически строим всю Цивилизацию, свое будущее. А «температура» растет (о чем это я наверное о «Глобальном потеплении») и непонятно что мы вскоре будем распространять в своих школах всё-таки ещё знание или уже вирусы. Мы еще живы пока желаем, и рвемся. Есть тяга к чему-то новому, но плана нет. Раньше был хоть какой то, но все же план. Лучше иметь самый негативный план чем полную антологическую безнадежность. Лучше иметь негативный прогноз, чем совсем без аналитики. В христианском плане хотя бы был «страшный суд "и его молитвенное покаянное тысячелетнее ожидание. Труд и наградой -стремительное приближение апокалипсиса! И это все–таки более осмысленное дело, чем простое следование за амбициями политиканов. Наука это голое любопытство, а любопытство детей обращается как правило на совсем не те вещи! И любопытство хорошо когда интересно, и наука это "Царица — физика» и цифры. Научная картина мира, она какая тоскливая, не метафоричная, голая, трудно усваиваемая. Школа, высшая школа… То ли дело мифы, подвиги, Гидры, топоры, герои. Да как сегодня сделать так чтобы эпос, а не франшиза «Трансформеры»!

Как здорово было бы иметь хоть одну фотографию Пушкина! И Толстого бы иметь побольше фотографий, и чтобы они с других ракурсов. Или например вообще иметь бы сразу видофайл Наполеона или Александра! Как здорово о таком помечтать. Ведь когда нет ни изображений, не цитат только какие-то «Предания», так легко «красиво» все додумать. И потом этим так легко манипулировать, из этого так легко создать, пересоздать. А сегодня когда у тебя подробная документация, когда все с камер, когда все звонки фиксированы в цифре! Из этого очень трудно создать путное «житиё», поэтому даже современным святым и праведников не позавидуешь.

И все ждет мир искусства настоящего таланта, (чтобы хотя бы раз в 100 лет) и устал от отсутствия личностей и толкотни персонажей. Хочется ученым наконец и исследователям накинуться наконец не на бедных миссий, а на классную перспективную арт концепцию -идею в разработку. Идею чего? Да нашего общего выживания.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File