radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Bahor / Весна

«Никто не знает, что такое интеграция, но все об этом говорят»: Сергей Абашин о мигрантах из Узбекистана в России

Бахор / Весна

После объявления в России военной мобилизации десятки тысяч мужчин призывного возраста устремились за её границы, чтобы избежать участия в войне с Украиной. Значительное число мигрантов этой волны оказалось в странах Центральной Азии, на фоне чего обострились дискуссии об асимметричном восприятии миграционных процессов на постсоветском пространстве, возросло социальное напряжение, проявились негативные последствия для экономик принимающих стран (подробнее об этом читайте в материале «Медиазоны»). Может ли опыт миграции жителей центральноазиатских республик помочь пониманию контекстов, в которых обнаружило себя сегодня множество мигрантов из России? Изменится ли после этого отношение к трудовым мигрантам из Центральной Азии в самой России?

Задаваясь этими вопросами, участники и участницы самоорганизации работников культуры в Узбекистане «Bahor / Весна» (большинство которых покинуло Россию в марте 2022 года) решили повторно опубликовать на syg.ma конспект лекции Сергея Абашина «Уедут ли все граждане Узбекистана в Россию?», прошедшей в Ташкенте в июне 2022 года. На материале собственных исследований Сергей Абашин рассказал о предыстории постсоветской миграции из Центральной Азии, динамике численности мигрантов, их составе, а также об основных мотивах, которые заставляют мигрантов ехать в Россию. Особенно важным кажется привлечь к этим темам внимание тех, кто прямо сейчас неожиданно для себя оказался в Центрально-Азиатском регионе.

Сергей Абашин — антрополог, занимающийся исследованиями миграций, национализма, вопросами этнической идентичности и национального строительства в Центральной Азии; автор книг «Советский кишлак: Между колониализмом и модернизацией» (2015), «Национализмы в Средней Азии: В поисках идентичности» (2007).

Конспект лекции впервые был опубликован в независимом издании о современном Узбекистане «Хук», которое любезно дало свое согласие на републикацию.

***

В свете принятия указа об упрощенном приеме в гражданство иностранцев, заключивших контракт с российской армией, и угрозы лишения гражданства уроженцев стран Центральной Азии за отказ от воинской службы мы попросили Сергея Абашина дать короткий комментарий о возможной мобилизации трудовых мигрантов:

«Я не думаю, что большое количество мигрантов из Узбекистана откликнется на призыв вступать в российские вооруженные силы. Большинство мигрантов едет в Россию зарабатывать и планирует вернуться живыми и здоровыми. Кроме того, не так много граждан Узбекистана приняло в последние годы российское гражданство, а те, кто хочет его получить, должны пройти процедуру лишения узбекского гражданства, без чего их участие в военных действиях будет рассматриваться в Узбекистане как уголовное преступление. Не все мигранты готовы к этому, поскольку сохраняют тесные связи с родиной. Тем не менее, само решение российских чиновников предлагать гражданство страны в обмен на военную службу является опасным, так как втягивает и самих мигрантов, и их семьи, и Узбекистан во множество опасных ситуаций».

За бесплатной юридической помощью мигранты в России могут обратиться в организацию «Тонг Жахони», комитет «Гражданское содействие», благотворительный фонд «ПСП-фонд», а также к правозащитнице Валентине Чупик.

Фотография предоставлена Сергеем Абашиным, пригород Санкт-Петербурга

Фотография предоставлена Сергеем Абашиным, пригород Санкт-Петербурга

Уедут ли все граждане Узбекистана в Россию?

Во-первых, хочу отметить, что сегодня открывается возможность говорить на тему миграции в Узбекистане. Данная тема не присутствовала в публичном поле в этой стране: не было никаких семинаров, конференций, публикаций, все знали о массовой трудовой миграции из Узбекистана в Россию, но не говорили об этом, публичного и научного обсуждения не было. И я рад, что теперь это возможно.

Это фото снято в пригороде Санкт-Петербурга, в новом районе, где строится большое количество многоэтажек. Cнимок хорошо передаёт контраст между жизнью мигрантов и местных жителей среднего класса. Это реклама огромного дома в 25 этажей с надписью «Мой мир», а на фоне вагончики, где живут мигранты, строящие этот комплекс. Мы видим, как визуально отличается жизнь мигрантов, которые работают здесь, и дом, который будет построен и в котором будут жить местные граждане. Название моей лекции отражает вопрос, который обсуждается в российском обществе: не вытеснят ли приезжие мигранты россиян, не приведёт ли миграция к замене населения и культуры России? Я попробую развеять эти страхи.

Волны миграции в советское время

Миграция в Россию из Центральной Азии в целом и Узбекистана в частности кажется нам относительно новым явлением несмотря на то, что мы к нему привыкли. Кажется, что процесс начался в 90-е и 2000-е годы. Но на самом деле этот миграционный процесс начался ещё в советское время. Прогнозы того уровня миграции, с которым мы сталкиваемся сейчас, озвучивались в 60-е–70-е годы.

Неомарксист Иммануил Валлерстайн, несмотря на то, что его поле исследований не связано с Центральной Азией, в 1973 году опубликовал статью, посвящённую будущей миграции в Советском Союзе. Он писал, что миграция из Центральной Азии неизбежна и к ней надо готовиться.

До 70-х годов прошлого столетия мигранты ехали не из Узбекистана, а из России в Узбекистан, это были переселенцы, беженцы во время Второй мировой войны и депортированные народы. В начале 70-х демографы обратили внимание, что процесс двинулся в обратную сторону, потоки выезжающих из Узбекистана стали превышать число въезжающих. С этого времени мы наблюдаем постепенное увеличение массовой миграции из Узбекистана.

Те, кто жил в советские годы, знают разные формы этой миграции. Например, были лимитчики, которые приезжали в Россию на короткое время работать на фабриках, заводах в России, у них была временная регистрация. Кому-то удавалось получить постоянную регистрацию, и они оставались, но большинство возвращалось на родину.

В 80-е годы советское правительство приняло решение о плановом переселении, поскольку население в Узбекистане росло, а в России сокращалось. Семьи переселяли на Дальний Восток, в Ярославскую область: в сельскую местность, где создавали совхозы, государство строило дома и предлагало там работу. Когда Союз распался, большинство людей вернулось из этих совхозов в Узбекистан.

Третья форма миграции — это трудовые армии. Молодых людей забирали на военную службу и определяли в трудовые отряды, бригады. Два года они были на военной службе, но по факту строили олимпийские или другие объекты, то есть занимались тем же трудом, которым сейчас занимаются мигранты. Миграция в советские годы, может быть, и была в другой форме и другой интенсивности, но её было много. То, что мы видим сейчас, — не новое явление, связанное с распадом СССР, это происходит давно.

Миграция в 90-е

Миграция из Центральной Азии в 90-х имела специфические особенности и была связана с распадом СССР.

После появления новых независимых государств стала популярной идея возвращения на свою историческую родину, то есть русские стали возвращаться в Россию, украинцы в Украину, немцы в Германию, евреи в Израиль. Распад СССР спровоцировал миграцию, которая была мотивирована возвращением на родину.

К этому добавился экономический кризис. Страны Центральной Азии во многом были сырьевыми регионами для Союза, и, когда связи рухнули и экономика оказалась в тяжёлом кризисе, многие местные жители остались без работы и зарплат. В Центральной Азии этот удар ощущался болезненнее. Многие стали уезжать из–за этого кризиса. Этот выезд сопровождался своеобразной паникой: когда все вокруг уезжают, ты тоже хочешь поскорее уехать.

Образовался целый комплекс причин, которые привели к тому, что 90-е годы стали временем массовой миграции. Особенностью такой миграции стало то, что уезжали не отдельные категории населения, а целые семьи и уже навсегда. К тому же, как правило, уезжавшие не выглядели чужими в стране, в которую уезжали. Не обсуждалось никаких программ по их интеграции или ассимиляции. Те люди хоть и не всегда были во всём похожи на жителей регионов, куда они ехали, но всё же в некоторой степени были «своими».

Трудовая миграция 2000-х

В 2000-х годах ситуация резко меняется. Поток уезжающих на свою историческую родину продолжался, но постепенно стихал. Появляется новый вид миграции — трудовая, когда в Россию направляются потоки коренных народов Центральной Азии.

Миграционная теория говорит, что основным фактором миграции является соотношение экономик и демографии. То есть жители стран, в которых население растёт, едут туда, где оно сокращается, а экономическая ситуация позволяет заработать больше, чем дома. Такой баланс сложился в начале 2000-х между Россией и Центральной Азией. Экономика России стремительно росла, случился настоящий экономический бум, а экономика Центральной Азии сильно отставала. К тому же численность населения в России уменьшалась, тогда как в Узбекистане продолжала расти. Эти два фактора — экономика и демография — привели к волне массовой миграции.

Источник статистических данных: МВД РФ

Источник статистических данных: МВД РФ

Этот график показывает статистику одновременного нахождения граждан Узбекистана в России в начале июня (это пик трудовой миграции). В течение года может приехать 3 млн человек, но также многие уезжают, поэтому важно не то, сколько мигрантов приехало, а то, сколько их находится одновременно в России на тот или иной момент. Самый большой показатель граждан Узбекистана, которые находились в России, приходится на 2013—2014 годы, тогда их было почти 2,6 млн человек. Не все из них трудовые мигранты, кто-то — сотрудники посольств, студенты и т.д., но цифра, конечно, отражает масштаб именно трудовоймиграции.

Источник статистических данных: ЦБ РФ

Источник статистических данных: ЦБ РФ

Следующий график показывает данные ЦБ о переводах денег из России в Узбекистан, приведённые в долларах. Пиковое значение также приходится на 2014 год — это почти 6,5 млрд долларов. Это не транзакции компаний, а частные переводы людей из РФ в Узбекистан. Оба графика показывают, что рост миграции, который начался в начале 2000-х, заканчивается в 2014 году. У трудовой миграции 2013–2014 годов были свои особенности. Изменился национальный состав миграции, стали уезжать люди, для которых Россия не была исторической родиной, а главной мотивацией стала экономическая.

Источник статистических данных: Федеральная миграционная служба (ФМС) РФ, данные на 2016 год

Источник статистических данных: Федеральная миграционная служба (ФМС) РФ, данные на 2016 год

Если посмотреть на гендерную структуру миграции иностранных граждан на 2016 год, можно увидеть, что большое число приезжих — это мужчины, что также подтверждает, что основная причина миграции — это финансы: мужчины едут зарабатывать. Едут не семьи, а только мужчины и только зарабатывать.

Вместе с тем замечу, что в мире существуют и страны, из которых на заработки уезжают только женщины, они содержат мужа и детей, которые остались на родине. К таким примерам относятся Филиппины.

Источник статистических данных: Федеральная миграционная служба (ФМС) РФ, данные на 2016 год

Источник статистических данных: Федеральная миграционная служба (ФМС) РФ, данные на 2016 год

Если изучить возрастную структуру мигрантов, то видно, что в Россию из Узбекистана практически не приезжают пенсионеры и дети, основная масса — это молодёжь от 18 до 30 лет, чуть меньше мигрантов в возрасте от 30 до 59 лет. Фактически подавляющее большинство приезжих — это относительно молодые мужчины, приехавшие заработать.

Временный переезд длиной в десятилетие

В миграционных исследованиях есть понятие «транснациональный характер миграции». То есть изначально трудовые мигранты из Центральной Азии, и Узбекистана в частности, не планируют оставаться в России. Но на практике всё складывается иначе, и они могут десятилетиями жить и работать в другой стране. При этом, что интересно, люди всё равно рассматривают свою жизнь в России как временную, даже если живут там 10 и более лет. Они обустраивают свой быт и выстраивают отношения таким образом, чтобы в любой момент можно было уехать.

Существуют разные формы транснациональной жизни:
— те, кто действительно возвращается, заработав нужную сумму;
— те, кто не нашёл желаемой работы и тоже вернулся в Узбекистан;
— те, кто постоянно курсирует между двумя странами.

Есть также сменяемая, или ротационная миграция. Например, уезжает 40–45-летний на заработки, работает 10–15 лет, а когда становится старше 60 лет, то передаёт свою работу сыновьям, а сам остаётся дома на родине. Всё, что он накопил в миграции, то есть место жительства, работу, связи, — передаёт сыну. Иногда такая ротация может происходить между старшим и младшим братьями.

Отношение к мигрантам в России

Транснациональная миграция мужчин из Узбекистана в Россию создаёт проблему интеграции и ассимиляции. В российском обществе этот вопрос встаёт довольно часто. Когда приезжают трудовые мигранты, россияне сразу просят их учить русский язык, становиться россиянами. Но мигранты приезжают, чтобы заработать, и не понимают, зачем им это. Русский им нужен на минимальном уровне, у них нет мотивации остаться в этой стране и превращаться в россиян. Российское общество как в масштабе государства, так и на уровне отдельных жителей, начинает очень болезненно всё это воспринимать. Появляются ксенофобские мысли и претензии, что «понаехавшие» притесняют коренных жителей.

Государство реагирует на это либо деструктивными мерами, то есть пытается запрещать, регулировать, наказывать, либо мерами интеграции — заставляет сдавать экзамены по русскому языку, истории и знанию законодательства. То есть человек приехал на время работать дворником, а его заставляют сдать экзамен по истории России. На самом деле это не нужно ни тем, ни другим, а экзамены в итоге превращаются в фикцию. Трудовая миграция создала обсуждение этого вопроса: никто не знает, что такое интеграция, но все об этом говорят.

Миграционная политика в России практически всех мигрантов делает нелегалами

Режим миграционной политики России очень нелегко упростить или наладить. Он устроен так, что практически всех мигрантов делает нарушителями закона. Иностранным гражданам, помимо экзаменов, нужно получать много документов, патентов на работу, на жизнь, проходить кучу процедур, обновлять бумажки каждый месяц. Все иностранные граждане, проходя эти процедуры, что-то непреднамеренно нарушают — российская миграционная политика устроена таким образом, что её практически невозможно соблюсти, ничего никогда не нарушив. То нет регистрации, то патент не тот, то не по правильному патенту работаешь. Два-три нарушения такого рода, и тебя депортируют или ставят запрет на въезд. Миграционный режим устроен таким образом, что практически всех делает нарушителями, а потом самих же мигрантов обвиняют в нелегальности.

Как кризис и война влияют на миграцию

Последнее десятилетие показывает нам новые тенденции, смену закономерностей, раньше казавшихся нам очевидными. Курс доллара и рубля напрямую влияет на ситуацию с миграцией. В 2015–2016 годах курс рубля рухнул, поэтому мы наблюдали сильное снижение числа мигрантов из Узбекистана в Россию в эти годы. Провалилась экономика, настигли санкции — и случился сильный отток мигрантов. Постепенное восстановление миграции начинается после 2014 и продолжается до 2020 года, а затем случился новый кризис в связи с пандемией. Число мигрантов с 2,6 млн упало до 1,2 млн человек.

Сейчас миграция снова на этапе восстановления. Война никак не повлияла на ситуацию с мигрантами из Узбекистана, поскольку курс сума к рублю укрепился, и мигранты не потеряли в своём заработке. Мигранты — это очень мобильная трудовая сила. Так, если квалифицированный специалист потерял работу, ему будет сложнее переходить на новую, ведь вся его жизнь построена вокруг одного дела. Иностранные же мигранты гораздо мобильнее. Если мигрант потерял работу строителя, он может пойти в курьеры или переехать в другой регион. Поэтому война и закрытие предприятий несильно сказались на жизни рабочих мигрантов из Узбекистана.

Постоянные кризисы приводят к тому, что миграция имеет плавающий характер, происходит то уменьшение числа мигрантов, то опять увеличение. Но надо сказать, что вряд ли миграция из Узбекистана в Россию достигнет своего пика, который был в 2013–2014 годах, она только сокращается. Несмотря на какие-то внешние политические проблемы, мы видим, что зарплаты в рублях растут, и даже если мигрантов не так много, их заработок увеличивается. Особенно если мигрант работает в России уже продолжительное время, его квалифицированность и связи растут, а с ними и зарплата соответственно.

Новые тенденции современной миграции

Исследователи замечают, что сейчас меняется и мотивации мигрантов. Если раньше из Узбекистана приезжали только заработать, то сейчас это объясняется другими причинами. Например, разведённые или незамужние женщины часто уезжают, потому что в местном обществе чувствуют давление и некое осуждение, а вне родины они могут заработать, поставить себя в более стабильное положение и, возможно, даже создать новую семью. Ими движут, таким образом, социальные мотивации, а не только экономические.

Часто исследователи общаются с молодыми людьми, приехавшими заработать в Россию, и спрашивают, зачем они приехали, как у них дела в семье. Мигранты признаются, что с семьёй всё в порядке, как и с финансовым состоянием: есть и земля, и дом, а приезжают они потому, что все друзья уехали и они тоже хотят посмотреть мир. То есть это уже не вопрос выживания, когда люди зарабатывают на пропитание или жильё, а больше «практика инициации», как говорят антропологи. Молодой человек возвращается домой из миграции как бы мужчиной, который сумел получить опыт преодоления трудностей.

Меняется и направление миграции. Появляется пласт образованных узбекистанцев, которые едут в другие страны. Сейчас граждан Узбекистана можно встретить и в Европе, и в Америке, и в Южной Корее, и в Турции, и во многих других странах, хотя, кончено, Россия пока принимает наибольшее число трудовых мигрантов. Мигранты выходят и на новые рынки труда. Это не только строительство и торговля. Появились трудовые мигранты в спорте, IT, шоу-бизнесе, менеджменте. Изменения миграционных траекторий приводят к новым планам на будущее. Раньше мигрант хотел заработать и вернуться на родину, но сейчас всё больше людей выбирают заработать, встать на ноги и обосноваться на новом месте.

Процент людей из Узбекистана, решивших остаться в России, пока ещё небольшой, около 20 тысяч в год, то есть за последние 10 лет примерно 200 тысяч трудовых мигрантов осталось в России и получило гражданство. Это скромная цифра. Люди пока ориентированы вернуться на родину. Но постепенно миграция будет обретать постоянный характер, то есть становиться эмиграцией. Эта тенденция будет укрепляться, а через какое-то время и Россия, и Узбекистан столкнутся с проблемой миграции второго поколения: узбеков, которые уже родились и выросли в России. Какая-то часть будет чувствовать себя россиянами, какая-то часть будет желать вернуться в Узбекистан, будучи больше россиянами. Это перспектива ближайших 10—15 лет.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author