Donate
Society and Politics

Южноафриканская история «‎А», часть 1

БЛИК12/11/23 10:58974

Медиа БЛИК

Привет, это Вано. 

Французский язык подарил другим мировым языкам слово «шовинизм»; русский — «погром»; африкаанс, язык белого населения ЮАР — слово «апартеид».

Апартеид, в переводе «обособленность», «раздельность» — это особенное преступление против человечности. Он заключается в планомерном разделении населения страны на две популяции, одна из которых сильно урезана в правах.

В первой части нашего нового лонгрида мы рассказываем о предыстории построения апартеида до начала XX века. Как европейцы колонизировали Южную Африку, кто такие буры и почему «белая раса» враждовала не только с коренным населением, но и сама с собой? Об этом — в «Южноафриканской истории «A», части первой.

Для тех, кому не хочется читать лонгрид, мы выложили карточки-конспект.

Капская колония

До открытия Суэцкого канала в 1869-м году требовалось обогнуть все африканское побережье, чтобы доплыть из Европы в Индию. Из Амстердама длина пути до центра голландской Ост-Индии, Батавии (ныне Джакарты) могла составлять 21 тыс. километров, чуть больше половины длины земного экватора. На преодоление этого пути требовалось от восьми до десяти месяцев, и никакой корабль не мог вместить достаточное количество воды и провизии для экипажа.

Кейптаун, одна из трех нынешних столиц Южно-Африканской Республики, был основан самой дорогой и богатой корпорацией того времени, голландской Ост-Индской компанией, известной также как VOC (Verenigde Oostindische Compagnie). Мыс Доброй Надежды, давший имя городу [1], находится примерно посередине пути, что делало его отличным местом для создания перевалочного пункта и станции снабжения.

Логотип голландской Ост-Индской компании VOC
Логотип голландской Ост-Индской компании VOC

По первоначальному плану Кейптаун должен был поставлять экипажам провизию, выращенную на месте, — овощи, фрукты и мясо. Однако силами самой VOC вырастить весь необходимый провиант было невозможно. Компания постепенно начала привлекать для работ свободных европейских фермеров, в основном — бывших сотрудников VOC, отслуживших в ост-индских колониях срок своего контракта. Скот и землю колонисты реквизировали у коренного населения. 

Довольно скоро население города стало представлять собой эклектичную смесь голландских и французских протестантов, а также кхой-кхой — коренного народа, также известного в прошлом как готтентоты. Последние работали на реквизированной земле, которую уже приходилось арендовывать у европейцев. Помимо них, в колонии проживали и рабы, завезенные из ост-индских колоний и других частей Африки. Их потомки в дальнейшем стали известны как kleurlinge — «‎цветные». Нидерландский язык благодаря влиянию VOC стал основным языком общения в Капской колонии, превратившись в течение следующих веков в современный язык ЮАР — африкаанс.

К концу XVII века капские фермеры, в том числе и потомки кхой-кхой, начали осваивать под пастбища все новые и новые земли между океаном и рекой Оранжевой, чтобы уйти из-под власти VOC. Компания пыталась препятствовать переселению колонистов с ее территории. Но остановить поток трекбуров («‎путевых фермеров» в переводе с голландского) ограниченными силами местного контингента VOC оказалось невозможно. К 1806 году 25 тысяч жителей нынешней южной половины ЮАР освоило территории, отстоящие от Кейптауна на 1 000 км [2].

Колонизация сопровождалась постоянным конфликтом с местным населением — не только сравнительно миролюбивыми кхой-кхой, но и более воинственными членами народов банту, крупной этнической группы, населяющей почти всю субэкваториальную Африку. Основными племенами на территории современной ЮАР были тсвана, басуто, коса и зулу. Последние были в первой половине XIX века региональной империей с устрашающей военной мощью. 

Британская власть

1806 год — ключевой момент в истории ЮАР, поскольку именно тогда Капская колония, территория Голландского королевства Бонапартов, перешла под контроль англичан. Официально колония стала частью Британской империи в 1814 году по итогам наполеоновских войн [3]. Белое население колонии при этом осталось преимущественно голландским, поскольку британцы не воспринимали Южную Африку как «‎страну возможностей» в той же мере, что и США или Канаду. С 1815 по 1914 год только 4% мигрантов из Соединенного королевства направилось в Южную Африку. Тем не менее, британцы оказали на колонию широкое административное и экономическое влияние. Империя принесла в Капскую колонию железные дороги, новые торговые пути и развитую систему администрации и законодательства.

Почти столетие после вхождения в состав Британской империи потомки голландских колонистов — африканеры — боролись за политическую самостоятельность. Их землевладельческая часть называлась «‎буры» [4], в переводе с голландского буквально «‎фермеры». Интересы буров часто вступали в конфликт с интересами британской администрации. Центральным столпом идеологии буров была вера в превосходство белого человека над «‎сыновьями Хама», то есть африканцами, якобы проклятыми ветхозаветным патриархом. Независимость буров и определенная доля презрения к британским законам часто приводили к особой жестокости бурских колонистов по отношению к коренным народам. Это противоречило британской колониальной практике, основанной на верховенстве закона и более склонной к дипломатическому решению проблем [5]. Еще одной причиной неприязни буров к британскому правлению была отмена рабства в империи в 1834 году. Для сохранения статуса-кво в Капской колонии был быстро принят закон о переводе рабов в статус «‎кабальных рабочих». 

Бурские республики

Недовольство буров британской колониальной администрацией и отменой рабства довело ситуацию до точки кипения. В 1836 году началась масштабная миграция буров в неосвоенные европейцами земли за пределами Капской колонии, известная как «‎Великий трек». Небольшие и слабо организованные группы буров захватывали новые земли в ходе постоянных кровопролитных конфликтов с местным населением. Стычки возникали в основном из-за борьбы за ресурсы, то есть скот, землю и рабочую силу. Последней для колонистов часто становились местные жители. Буры захватывали детей из враждебных племен и принуждали их к рабскому труду. Такая практика называлась эвфемизмом Inboekstelsel, то есть «‎регистрация». 

Войны между колонизаторами и местными племенами отличались с обеих сторон особой жестокостью. В феврале 1838 года бурские переселенцы во главе с Питом Ретифом договорились с Дингааном, верховным правителем империи зулусов, о границах новообразованной республики Наталь. Сразу после подписания договора сто безоружных членов делегации Ретифа подверглись внезапному нападению зулу и были казнены. Две недели спустя зулусские воины атаковали лагеря буров, убив всех переселенцев, включая женщин и детей. Это событие ныне известно как «‎резня в Винене». Основной мотивацией атаки в настоящее время считается попытка остановить европейскую экспансию [6]. 

Вопреки надеждам зулусов, эти две резни не привели ни к остановке колонизации, ни к развитию в бурах добрососедских чувств. Колонисты взяли реванш в декабре 1838 года, полностью разгромив 11 тысяч зулусских бойцов в битве на Кровавой реке. Технологическое превосходство европейцев позволило отряду из 600 человек победить мощнейшую армию коренного населения, не потеряв убитыми и тяжело раненными ни одного человека.

В дальнейшем экспансия буров продолжилась за пределы республики Наталь. Колонисты стали селиться севернее, за реками Оранжевая и Вааль. В 1852 и в 1854 годах соответственно там образовались еще две республики — Трансвааль и Оранжевое свободное государство. Не имея ресурсов для их защиты, Британская империя признала их независимыми.  

В долгосрочной перспективе независимость бурских республик была невыгодна Британии по нескольким причинам. Во-первых, свободные буры, как уже упоминалось, обращались с местным населением существенно жестче, чем британцы, сдерживаемые законами и административной системой. Это создавало опасность массового бегства африканцев на британские территории. Уже в 1842 году британцы предприняли экспедицию для защиты коренного населения в Натале именно из-за этой возможности. Экспедиция закончилась британской аннексией Наталя в 1843 году. 

Во-вторых, территории буров не принадлежали крупным геополитическим игрокам, но могли представлять интерес, например, для Португалии или молодой Германской империи. В 1884 году немцы освоили крупный участок территории, известный как Германская Юго-западная Африка (ныне — Намибия). Для предотвращения немецкой экспансии к бурским республикам Британия аннексировала в 1885 году протекторат Бечуаналенд (ныне Ботсвана), не открывая территории восточнее Намибии для европейской колонизации. 

Наконец, британская аннексия новых территорий была продиктована не только соображениями самообороны. Наталь был богат стратегически необходимым углем. Кимберли, часть Оранжевого Свободного государства, присоединили к британским владениям почти сразу после открытия там алмазных месторождений, в 1871 году.

Англо-бурские войны 

Трансвааль обанкротился и присоединился к британским владениям под угрозой империи зулусов в 1877 году. Уже три года спустя вспыхнула первая англо-бурская война, начатая бурами как война за независимость Трансвааля. За год войны буры отстояли суверенитет во внутренних делах, однако Британия сохранила контроль над внешней политикой республики. 1886 год ознаменовался открытием в Трансваале золотых приисков и массовым притоком «‎уитлендеров» — иммигрантов преимущественно британского происхождения. 

Снова опасаясь британского доминирования и позиции меньшинства в собственной стране, правительство Трансвааля сильно ограничивало уитлендеров в социальных правах и особенно в избирательном праве. Такое положение дел империю не устраивало. В 1899 году новый британский Верховный комиссар по Южной Африке, Альфред Милнер, оказывал на Трансвааль дипломатическое и военное давление, чтобы добиться избирательного права для британских подданных в независимой республике. Эта политика закончилась мобилизацией десяти тысяч британских солдат со всей империи и ультиматумом со стороны Трансвааля: отвод войск или открытая война. Британцы выбрали второе и нанесли бурам сокрушительное поражение, подчинив себе Трансвааль и Оранжевое свободное государство к 1902 году. 

За первый год войны империя стянула в бурские республики более миллиона солдат, что сделало положение 60-тысячной бурской армии плачевным. Через год боевых действий единственной реалистичной стратегией для буров осталась партизанская война. Британские войска, в свою очередь, применяли стратегию «‎выжженной земли», постепенно оставляя буров без средств к продолжению борьбы. Уничтожение ферм и инфраструктуры наносило удар и по мирному населению. Помимо этого, вторая англо-бурская война стала одним из первых конфликтов в истории, где использовались концентрационные лагеря, новшество XX века. 

Особенно трагичным аспектом второй англо-бурской войны для буров были не только обеднение, потеря политической независимости и гибель в концлагерях 25 тысяч мирных жителей, не считая 20 тысяч африканцев. Помимо этого, трагедия для буров заключалась в том, что война велась между членами «‎белой расы» и была особенно братоубийственной в свете существования естественного врага буров — коренных племен Африки, соперников в борьбе за землю, ресурсы и часто — выживание [4]. 

Южно-африканский союз

После победы в войне Британия сохранила курс на предоставление колониям политической автономии, но уже в составе Британской империи. Уже в 1910 году, лишь через восемь лет после победы, образовался Южно-Африканский Союз, государство-компромисс между англичанами и африканерами, потомками голландских колонистов. Союз был образован из четырех отдельных британских колоний — Капской, Наталя, Трансвааля и Колонии Оранжевой реки, бывшего Оранжевого государства. Парламент новой страны находился в Кейптауне, органы исполнительной власти в Претории, столице Трансвааля, верховный суд — в Блумфонтейне, бывшем центре Оранжевого государства. Наравне с Канадой, Австралией и Новой Зеландией ЮАС был автономным образованием в составе Британской империи, так называемым доминионом. В отношении внутренней политики союз четырех бывших колоний представлял собой полностью независимое государство.

Южная Африка, 1910. Источник: «The Atlas of Apartheid» — A. J. Christopher
Южная Африка, 1910. Источник: «The Atlas of Apartheid» — A. J. Christopher

Политическую независимость ЮАС стоит воспринимать с одной важной оговоркой. Если коренные африканцы по британским законам не имели избирательных прав скорее из-за имущественных цензов, то позиция африканеров на тему темнокожей части населения была более принципиальной и однозначной. Представители «‎черной расы» не могли принимать решения наравне с белыми, поскольку африканеры снова опасались статуса меньшинства в собственной стране. И действительно, из пятимиллионного населения ЮАС в 1910 году белые представляли только один миллион. Сохранение власти только белых 20% населения стало впоследствии главной целью апартеида, а усиливающееся неравенство — заложенной под этой системой часовой бомбой.

Подписывайся на БЛИК!

Список литературы и примечания:

[1]  «‎Cape» — англ. «‎мыс»

[2] Christopher, A. J. The atlas of apartheid. London, Routledge, 1994.

[3] Англо-голландский договор 1814 г.

[4] Barthorp, Michael. The Anglo-Boer wars: the British and the Afrikaners, 1815-1902. New York, Poole, 1991, https://archive.org/details/angloboerwarsbri0000bart/page/8/mode/2up.

[5] «‎Boer» — голл. «‎фермер»

[6] Grobler, Jackie. “The Retief Massacre of 6 February 1838 revisited.” Historia, vol. 56, no. 2, 2011, pp. 113-132. 

Author

БЛИК
БЛИК
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About