radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Эссе. Окопное искусство Войны во Вьетнаме.

Sebastian Boston 🔥

Война во Вьетнаме, пожалуй, один из самых монументальных конфликтов Новейшей Истории. Невозможно переоценить, как сильно 10 лет войны повлияли на политику, общество, военную доктрину и, конечно же, искусство. Так как разбираем мы последнее, спорить, кто в пылающих джунглях был прав, а кто виноват, не будем. Итак, что каждому человеку приходит на ум, когда он слышит слова «Война во Вьетнаме»? Напалм? Вертолеты? Звучный голос Джимми Хэдрикса и Мика Джаггера? Лично мне — американские каски. Да, прозвучит странно, на на той войне именно каски были настоящей Сикстинской капеллой. На касках писали и рисовали все: имена, даты боев и время нахождения на передовой, адреса, какие либо координаты, подсчет трупов, карты местности, имена девушки, имена бывших девушек, военную присягу, и, особо часто, молитвы. Можно было встретить полностью исписанные экземпляры, с целыми вырезками из библии.

Подсчет войны.

Подсчет войны.

Особняком шли цитаты. «Война это ад», «Спасибо богу за кевлар», «Этой стороной к врагу», «Не стреляй! Я пустой!», «Война — прекрасный бизнес. Отправляйте сюда своих сыновей», «Твоя миссия убить меня, моя миссия убить тебя первым» и самая известная «Война, не любовь»(“Make war, not love”), своеобразный ответ хиппи, выступающим за окончание войны. Подобные надписи на касках были широко представлены у Кубрика в «Цельнометалической оболочке», где у главного героя светилась надпись «Рожденный убивать» (“Born to Kill”), а так же есть пацифиский значок мира.

Обычной практикой были всевозможные приложения к каске, вроде пачки сигарет, обоймы, бинты, игральные карты туз пик, бумажки с группой крови и конверты с завещанием.

«Фул-хаус».

«Фул-хаус».

Есть несколько причин для подобного. Помимо способа индивидуализировать себя, и чисто технического удобства, это была прекрасная моральная помощь. Видите ли, американский солдат во Вьетнаме это смертник на 60%, и он прекрасно знает об этом. И что бы выжить, они были готовы на все. По этому если одному бойцу померещится, что выжить в бою поможет кролик, измазанный в керосине, то весь взвод был бы увешан гирляндами кроликов, измазанных в керосине. И плевать, что сейчас будет напалмовая бомбандировка. А уж про молитвы и говорить не стоит.

Парень из Буффало.

Парень из Буффало.

Такую же цель носили известные зажигалки Zippo. Существуют истории о том, как эти зажигалки спасали жизни потерявшихся солдат в джунглях, и даже о том, как зажигалка в нагрудном кармане спасала жизнь своему владельцу, останавливая пулю. Гравировки на Zippo были опоздновательным знаком для солдат разных частей, на них вычерчивали карты, антивоенные лозунги и имена. После смерти на передовой, эту зажигалку помещали в гроб вместе с убитым.

Подобные вещи обозначали примерно одно и тоже, так называемую «окопную религию». Ее суть заключается в том, что не бывает атеистов в окопах.

Стоит еще отметить стихи, порой писавшиеся во время боя на тех же касках. Вот строчки «Другу» (“For Friend”) 1970-го года, лейтенанта морской пехоты США Майкла О'Браина:

«Вспомни дороги и переправы,
Как тело налито в походе свинцом.
Вьетнамских детишек, бегущих оравой,
Кричащих вдогонку машинам: «Ленсо!»
Пальмы пылали, трещали паромы,
С черными шлейфами выли «Фантомы».
И, словно подарки на праздничный Тэт,
Гремели зенитки и залпы ракет.
Впереди еще много преград,
Но спокоен и жизни я рад.
Это ты, друг, шагать мне помог
По дорогам войны и тревог».

(пер. В.Богданова)

На поприще рифм отмечались и Вьетнамские, и даже советские авторы. Стих бригадного генерала Северного Вьетнама Ле Дык Тхо:

«Вот и запела птица туху,
Над лесами Локниня занимается заря.
Всю ночь не смыкали мы глаз,
В темноте считая капли дождя.
Тревожимся за наших солдат,
Что вязнут в грязи дальних дорог,
Тревожимся за танки и пушки,
Что медлят, запаздывают в пути,
Фронт их ждет с часу на час.
Прошу тебя, дождь, перестань,
Чтобы дороги подсохли,
Чтобы машины дошли.
Скоро, скоро грянут выстрелы
Последнего, исторического сражения»

(пер. В.Богданова).

А вот стих Советского военного советника П.Н. Кулешова «Вставай, народ!». Здесь он олицетворяет себя со всем вьетнамским народом, пытаясь добиться морального подъема.

«Иной высок, когда мы — на коленях!
Не помогают просьбы и мольбы.
Чтоб стать большим хозяином судьбы,
Встань, мой народ, по своему веленью.
Стучаться в двери и сердца не стоит,
Когда они от злобы холодны.
Кровавых угнетателей страны
Навряд ли наша бедность беспокоит.
Вставайте! Мы на жизнь имеем право!
Пусть рвут на части нас, пусть глушат мозг,
Но каждый павший воин — это мост,
Чтоб всем дойти к победе величавой!»

Ещё долго можно говорить, какой в последствии эффект оказал Вьетнам. Были написаны сотни книг, музыка озарилась всеми цветами психодела, запели The Doors, The Roling Stones, The Animals, громадный толчок получило фото-искусство, а что произошло в кино… Целый ворох шедевров, вроде моего любимого «Апокалипсиса сегодня», «Взвода» и уже названой «Цельнометалической оболочки». В кино и журналистику, к слову, перебрался Оливер Стоун — ветеран Вьетнама. Подытожив, хочется сказать, что эта война настоящий кладезь тем для искусства, будь то музыкальное выступление укуренной группы хипарей на Вудстоке, или высокоморальный роман в 10-ти томах, раскрывающий весь ужас войны, страхи людей и скрывающий философский подтекст. Жаль, что про такую благодатную тему стали забывать.


Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author