radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Остальное – шум

Джаз после панка

Даниил Бурыгин 🔥
+4

28 марта в Москве выступит Luc Ex’ Assemblée — квартет бывшего бас-гитариста нойз-панковой группы The Ex, голландца Люка Экса. Каждый участник квартета — саксофонисты Аб Барс и Ингрид Лауброк, барабанщик Хэмид Дрейк, сам Экс — уникальный музыкант и ключевая фигура в мире современной импровизационной музыки. Экс, до ухода из The Ex и после, участвовал во многих импровизационных проектах, в том числе, в квартете ROOF вместе с Томом Корой и Филом Минтоном и во фри-поп-группе Rubatong. Но джазовый квартет — это, пожалуй, самый неожиданный проект от Люка Экса. В преддверии концерта в культурном центре ДОМ он рассказал о своем личном взгляде на джаз.

Luc Ex’ Assemblée — самый джазовый из ваших проектов. С чем это связано — с составом музыкантов, вашим собственным интересом к джазу?

Это неслучайно, я собрал Assemblée по нескольким причинам. Мне всегда нравились «классические» джазовые квартеты, они служили для меня источником вдохновения и продолжают им быть. Только теперь, когда я их слушаю, у меня возникает потребность сделать свой собственный. Такой джазовый квартет, который мне самому хотелось бы услышать — с элементами джаза, но без всей этой строгой формы и аранжировок, без пресловутых «слишком длинных» басовых, фортепьянных и барабанных соло. Еще это был для меня новый уровень сочинения композиции. Наличие всего лишь двух простых мелодических партий заставило меня сочинять только «по существу», сфокусироваться на сути. Для меня имеют значение как инструменты, так и музыканты — великолепное звучание двух тенор-саксофонов, при том что я хорошо знаю музыкантов и отношусь с большим уважением к ним самим и их музыке. Они отличные люди. Как и Хэмид, я знаю его очень давно и всегда мечтал о возможности поиграть с ним.

Что именно вам нравится в джазе, чего вы не находите в других музыкальных жанрах? В чем заключается эта «суть», о которой вы говорите?

На этот вопрос сложно ответить, потому что нет точного определения джаза. К тому же, есть столько разных видов джаза — например, авангардный или конвенциональный джаз. Мне нравится то, что джаз выработал свой собственный язык, нравится история его развития — от Луи Армстронга до современности. Он, чаще всего, намного сложнее, чем поп-музыка, но изначальная его идея достаточно простая. Еще мне нравится свобода создавать музыку и направлять ее, куда тебе вздумается. Если захочешь, всегда можешь создать свой собственный джаз. Другие музыкальные формы обычно имеют намного более конвенциональные правила. Поэтому джаз меня всегда вдохновлял и мне захотелось создать свой оригинальный джазовый квартет — с новыми композициями и такими фантастическими музыкантами, как Ингрид, Аб и Хэмид.

Как долго вы сочиняли материал?

Примерно полтора года.

Почему, на ваш взгляд, многие импровизаторы сегодня (в том числе, самые молодые) заинтересовались джазовой традицией, чаще играют скорее «джазовую», чем «нойзовую» музыку?

Мне сложно ответить на этот вопрос. Если говорить о молодых музыкантах, то лучше всего обратить вопрос к ним самим. Для меня (я могу говорить только за себя) музыка — это высказывание о том, как ты видишь мир. Я вижу хаотичный и шумный мир, и это отражается в моей музыке.

© Eckhart Derschmidt

© Eckhart Derschmidt

Вы применяете разные подходы в своей музыке, от свободной формы (трио Bouge) до жестко прописанного материала (проект Sol 12). Для вас композиция и импровизация — два совершенно разных метода? У вас есть предпочтение какому-то одному из них?

Я должен для начала прояснить. Да, импровизация и композиция — это два разных «метода», но только в том смысле, что в первом вы используете прямую интуицию и взаимодействие с другими музыкантами или со средой. В результате вы получаете музыку спонтанного «стори-теллинга». Когда я сочиняю, я также использую интуицию, но музыка включает в себя больше звуков, элементов и способов организации. У меня больше времени, чтобы что-то построить. В импровизации вы тоже что-то строите вместе с другими, но вы контролируете только свой собственный инструмент и свою фантазию. В этом смысле, это два разных «метода», но для аудитории результат может быть одинаковым. Для аудитории оба они будут одним и тем же «стори-теллингом», а для музыканта — двумя разными видами. У меня нет предпочтения одному или другому. Мне нравится сочиненная музыка в Sol 12 точно так же, как музыка Bouge. Иногда композиция и импровизация пересекаются, как в случае квартета 4 Walls или Sol 6. В конце концов, самое главное — это честно заниматься музыкой и давать аудитории все, что можешь. Как ты это делаешь, всегда менее важно, чем само действие.

Как вы решали проблему соотношения композиции и импровизации в этом проекте?

Это был вопрос баланса. Я думаю, это намного сложнее, чем использовать только один единственный подход. Там есть четыре основных типа: полная импровизация; указания аккордов или ритмические рекомендации, в то время как саксофоны импровизируют; кто-то играет прописанную мелодическую линию, а другие импровизируют; наконец, все играют полностью прописанный материал. Неважно, знает ли аудитория, когда музыка импровизированная, а когда — сочиненная. Я надеюсь, мы можем рассказывать интересные музыкальные истории и передавать эмоции, поэтому людям понравится. Самое главное — играть с музыкантами, которые будут рады как играть по нотам, так и импровизировать. Они должны понимать и то и другое.

Вы получили мировую известность, играя в составе группы The Ex. Потом ушли из нее в 2002 году, перейдя в гораздо менее популярную область. Это было связано с желанием углубиться в более экспериментальную музыку, не слишком понятную для широкой аудитории?

В The Ex я играл на протяжении почти двадцати лет и мне это очень нравилось. Группа всегда создавала новые и оригинальные песни и использовала экспериментальные идеи. Но лично для меня в последний год пребывания в составе музыка начала становиться немного однообразной, мы начали повторяться. Мне захотелось более сложных задач и у меня было много идей. Мы много это обсуждали, но другие музыканты хотели продолжать заниматься тем же. Поэтому я ушел. Я никогда, на самом деле, не думаю, насколько моя музыка будет понятной для широкой аудитории. Просто у меня много идей и я хочу их использовать в сочинении композиций и в выступлениях. Какие-то проекты имеют популярность, какие-то — нет. Я делаю только то, что могу, а что-то поменять я не могу (и не хочу).

Помимо прочего, вы вместе с Хэмидом Дрейком в Assemblée создаете практически танцевальные ритмы и грувы. Так изначально задумывалось?

Да, мне всегда нравились ритмы и грувы, как и Хэмиду. Так что неудивительно, что мы их играем. Мне нравится абстрактная музыка, но грувы занимают для меня особое место. Они открывают совершенно новые территории, а в контрасте с абстрактной музыкой рождается очень своеобразная красота. Никогда не понимал, почему нужно обязательно выбирать что-то одно.

Как вы относитесь к современной импровизационной сцене в Голландии? Много ли интересного там сейчас происходит?

Да, много интересных музыкантов, там отличная сцена. Многие молодые музыканты, правда, не голландцы. Они приезжают со всего мира, чтобы учиться или жить в Голландии. В результате получается уникальная смесь хороших музыкантов.

Можно ли от вас в ближайшее время ждать новых проектов? Если да, не могли бы рассказать, что это будет?

Да и нет! Да, можно ожидать, но нет, я предпочитаю не рассказывать о них, пока они не станут реальностью.



Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+4

Author