Написать текст
Остальное – шум

Открытая левая музыка

Даниил Бурыгин 🔥

В четверг, 2 июня в Москве выступит группа Lean Left.

Lean Left — это, по сути, два дуэта, столкновение двух разных по природе стихий, тесно сосуществующих в одном пространстве и модифицирующихся в процессе взаимопроникновения. Первый дуэт — норвежский барабанщик Пол Нильссен-Лав и американский саксофонист Кен Вандермарк. Второй — Терри Хесселс и Энди Мур, два гитариста анархо-панковой группы The Ex (основана в 1979 году), известной в самых разных кругах. Lean Left существует с 2008 года, на данный момент выпущено 6 альбомов. Музыка — неуютная, бьющаяся в конвульсиях, как будто пытающаяся вырваться из своих границ — как сумасшедший из смирительной рубашки.

Кен Вандермарк — один из ключевых представителей уникальной чикагской импровизационной сцены, возможно, больше других музыкантов сделавший для ее возрождения в девяностые. Это, кстати, одна из причин, почему в 1999 году в возрасте 35 лет он стал лауреатом премии Фонда Макартура «Грант гения», которую до него из музыкантов джаза и импровизационной музыки получали Макс Роуч, Орнетт Колман и Стив Лейси. С 2000 года Вандермарк — уже в интернациональном контексте — непрерывно создает разные по концепции проекты, в которых реализует важные для себя идеи (а «Грант гения» на первых порах оказался очень кстати для воплощения самых смелых идей). Сейчас список его проектов разросся до внушительных размеров, редких даже для такой музыки, какие-то из них уже неактивны, другие продолжают жить. Он с легкостью работает и с экспериментальной электроникой Кевина Драмма, Лассе Мархауга, Кристофа Курцманна, и в коллаборациях с культами фри-джаза и свободной импровизации Джо Макфи и Петером Брецманном. Но главное тут — смелость, с которой Вандермарк переходит от одной концепции к другой и от одного состава к другому. И никакие финансовые или личностные факторы не мешают постоянному поиску.

Этот поиск можно условно разделить на два основных направления. Первое относится к методологии — разные способы взаимодействия композиции и импровизации, как в малых составах (дуэты, трио, квартеты), так и в крупных (десять и больше участников). Второй можно отнести к стилевой работе — осмысление личного отношения к стилям, неконвенциальные интерпретации возможностей стилей и их сочетаний. А стили и направления Вандермарка интересуют самые разные: джаз (Vandermark 5), фанк, даб и регги (Spaceways Inc. и Powerhouse Sound), академическая музыка 20 века (крупные ансамбли — Resonance, Territory Band, Audio One). Это еще одна важная черта Вандермарка — его разносторонность, способность с головой погружаться в «серьезную» музыку и оставаться в увлекательной, веселой, телесной атмосфере панка, которая понятна даже ребенку.

Lean Left — одна из самых громких и энергетических групп с участием Вандермарка, здесь меньше фанка и гораздо больше панка. Вандермарк и Нильссен-Лав выступают вместе уже больше 15 лет в разных составах, в том числе и в дуэте. Их совместная игра — это плотные ритмические структуры, отличное взаимопонимание и собранность, совершенствующаяся с каждым новым альбомом. Нильссен-Лав больше всего известен своим стилем игры на бешеных скоростях, наиболее ярко представленным в The Thing. Но, возможно, главная характерная черта конкретно этого дуэта — его грувовая ритмическая природа, упругость, которая подхватывают музыку даже в те моменты, когда она пускается в свободное падение. И, в общем, вполне закономерно, что Вандермарк и Нильссен-Лав сошлись именно на этой общей для них стороне.

Другой дуэт, Хесселс и Мур, выплетает нойзовые текстуры, добавляет настоящей музыкальной анархии и открытости общему звучанию — все вполне в духе The Ex. То, за что поклонники любят Sonic Youth — умение зажигаться общим угаром, в результате которого получается агрессивная смесь нойза и свободной импровизации. Если Вандермарк часто отходит от ритмической и риффовой игры в сторону блюзового и джазового тематизма, то экс-гитаристы совершают вылазки в противоположную сторону — «немузыкального» звукоизвлечения. Все это держится на надежном фундаменте четко артикулирующего Нильссен-Лава — этого вечного двигателя современной импровизационной музыки. Тихие моменты (когда Вандермарк меняет тенор-саксофон на кларнет, Мур с Хесселсом берутся постукивать по гитарам, а Нильссен-Лав уходит в сонористическую область) возникают, скорее чтобы подготовиться к спорадическим атакам, усилить их эффект. Так бы квартет мог непрерывно источать энергетический поток, который и составляет суть Lean Left.

Есть определенный тип импровизаторов, за которыми интересно наблюдать в ожидании: когда наступит момент их вхождения в трансовое состояние, в котором музыкант как будто находит себя и выявляет главное в себе. В этом состоянии есть смелость, самоотдача, неразбавленная индивидуальность. Все четыре участника Lean Left относятся к этой категории музыкантов.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Даниил Бурыгин
Даниил Бурыгин
Подписаться